Форум Рассвет Сварога

Форум Рассвет Сварога (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/index.php)
-   Вопросы и ответы (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/forumdisplay.php?f=49)
-   -   Психология для всех (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/showthread.php?t=466)

Анаэль 09.05.2012 17:53

ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ.

Предличность или инфантильная личность


Выбирать можно только между лишними вещами
(Сенека)



На этом уровне развития человек очень плохо или совсем не осознает себя, свои жизненные ценности, приоритеты, цели и смысл своей жизни. Такой человек очень хаотичен и непоследователен в своих действиях, он часто меняет свои решения и является, по сути, человеком настроения. Но его настрой (настройки) не имеет четкой психологической фокусировки. Он не мотивирован в своих поступках определенными целями и задачами из-за их отсутствия. Его жизнь не подчинена выполнению какого-либо плана; долгосрочных программ не существует. Его реакция на мир спонтанна. Она не подчинена какому-то определенному жизненному центру, а зависит от сиюминутных воздействий. Реакция и настроение напрямую зависят от других людей (их слов, действий, поступков), от обстоятельств жизни и от множества других внешних факторов.
Свобода в этом человеке проявляет себя самым диким и первобытным образом. Он игнорирует внешние ограничения, а внутренних у него практически не существует. Именно такой человек с невообразимым энтузиазмом наступает на одни и те же «грабли» множество раз – они его просто гипнотически притягивают.
При этом, ему трудно осознать тот очевидный факт, что, совершая тоже самое действие в аналогичных ситуациях, он получит тот же самый результат.

Находясь на этом уровне сознания, человек очень плохо умеет различать и предвидеть последствие своих поступков. Он очень внушаем, легко поддается всевозможным манипуляциям, но ровно до тех пор, пока находится под воздействием внушения. Шаг в сторону – и он уже может попасть под обаяния другого внушения
(другого человека, очередной ситуации, лозунга или непредсказуемого внутреннего импульса) и полностью забыть о тех договоренностях и обещаниях, которые провозглашал прежде.

Он раздираем противоречивыми желаниями и, стремясь удовлетворить их, хаотично и непоследовательно мечется то в одну, то в другую сторону и при этом склонен удовлетворять свои желания всеми доступными способами.


В сознании предличностного человека такие понятия и ценности, как любовь, ненависть, подчинение, презрение, поклонение, унижение, порядочность, справедливость и другие, смешаны в невообразимую кашу. Он абсолютно не самокритичен, не осознает, в каком состоянии находится, какими качествами управляется его поведение и с каких позиций он воспринимает внешний мир.

Общаться с таким человеком трудно в силу непредсказуемости его реакций, а сотрудничать невозможно, так как он не способен держать устойчивые программы длительное время.

Этот человек каким-то способом воздействует на окружающий мир, взаимодействует с окружающими людьми, но при этом совершенно не понятно, какое воздействие он хочет оказать, какого рода реакцию он хочет получить. На вопросы: «Чего ты хочешь?», «Зачем ты это делаешь?» — предличность не может дать вразумительного ответа.

У предличности смазана этика, отсутствует система ценностей, нет устойчивых жизненных ориентиров.

Хаотичность, бессистемность, разбросанность проявляют себя и во внешнем облике такого человека.

Вообще, любые действия, слова, поступки предличности являются актом стихийного самовыражения и не более того.

На это акцентировано поведение такого человека. Мотивы собственного поведения им самим не осознаются. Практически на все в своей жизни человек смотрит через призму искаженного самостного восприятия. Если психика травмирована переживаниями (детскими, в том числе), то «фильтры» обидчивости и подозрительности становятся теми «окнами», через которые человек воспринимает мир и на него реагирует. Как правило не адекватно.

В принципе, необходимо учитывать тот факт, что каждый человек смотрит на мир сквозь призму своей ауры, через специфические фильтры своего восприятия (блоки подсознания). Поэтому разные люди, наблюдая одно и тоже, видят порой разные вещи.
Чем более затемнены «фильтры» восприятия, чем плотнее блоки подсознания, тем более искаженной представляется человеку картина мира — его персональная реальность.

На уровне «Предличность» происходит формирование защитных масок (фильтров), первичная задача которых – обезопасить человека от психологически травмирующих ситуаций: от несправедливости, унижения, предательства, душевной боли . Но, что примечательно, эти блоки подсознания и соответствующие им психологические маски, начиная свое существование в качестве защиты, со временем оформляются во вполне самостоятельные субличности. Такие черты, как агрессивность, обидчивость, подозрительность, цинизм, зависимость и другие, являются, по большей части, проекцией защитных масок (блоков подсознания) и могут отравлять человеку жизнь на более высоких уровнях.

Наличие масок не только оказывает сильное воздействие на психику человека, его слова, действия и мироощущение, но влияет на состояние здоровья и даже форму тела!

Так, к примеру, лишний вес свидетельствует о залежах обид в подсознании и не ассимилированном жизненном опыте и является своеобразной формой защиты. Целлюлит и «галифе» на бедрах у женщин – показатель специфических обид на мужчин (и собственного отца в том числе) и т. д. Соответственно, если человеку удается распознать в себе маски и разотождествиться с ними, осознав причины, их породившие, после чего простить всех участников давних событий (включая себя), а также сделать правильные выводы из своей жизни, то есть ассимилировать опыт, то не только взгляд на мир становится ясным, но и событийный фон меняется: уходят болезни, лишний вес и другие специфические проблемы.

Однако на уровне «Предличность» совершить такую работу практически невозможно: необходим серьезный прорыв сознания с переходом на качественно иной уровень.

Человеку первого уровня даже в голову не приходит, что существуют какие-то «прорывы сознания». Для него это не более чем абстракция. Он живет эмоциями, при этом даже толком не пытается осмыслить происходящие. Он либо печален, либо зол, либо весел.

Тем более, предличности недоступно увидеть потенциальные возможности в разворачивающихся вокруг него жизненных сюжетах, а уж о том, чтобы перевести потенциальные возможности в разряд реальных и «вписать» их в программу своих действий и речи быть не может! Потому что нет никаких устойчивых жизненных программ, нет плана, нет конкретных целей, нет четких позиций.

Для предличности очень характерно думать одно, говорить другое, делать третье. В результате подобного поведения завязываются очень тугие узлы, психологические и кармические в том числе.

Для предличности характерно полное отсутствие разумной логики. Во многом такой человек является рабом своих желаний и спонтанных психологических реакций.

Речь предличности бедна. Изобилует мусором. Мысли такой человек выражает сумбурно. Сами мысли примитивны.
Желания - на уровни инстинктов. Предпочитает «тусоваться» или бездельничать. Сам из себя еще ничего не представляет. В общем-то, такой человек пока «никто». Подвижки в сознании происходят медленно и тяжело. Стимулом к осознанию чего-либо служит исключительно негативный опыт. Увы… В голове шум, а думает, что ум.

В качестве иллюстрации вспоминается ворона из мультика, которая летит и кричит радостно: «Как хорошо быть свободной! Куда хочу – туда лечу!» А потом летит, летит и спрашивает: «Куда лечу? Чего хочу?»

Задачи первого уровня:
Задайте себе вопрос: «Чего я хочу?». А потом следующий: «А зачем?», именно «Зачем?», а не «Почему?».
Не «потому что…», а «затем, чтобы…». И снова спросите себя: «А это зачем?». И так до тех пор пока не упретесь «в стену». Получайте образование и профессию, учитесь.
Постарайтесь нащупать свои цели и переходите к следующему уровню.

Если вы – любитель компьютерных игр, оцените возможности игры на сцене театра жизни. Пройдите все уровни. Здесь вам и приключения будут, и битвы, и тактика, и стратегия – все что хотите! И даже то, чего вы еще и представить себе не можете.

Анаэль 09.05.2012 17:58

ВТОРОЙ УРОВЕНЬ

Посредственная, заурядная, обыкновенная личность

Учение без размышлений бесполезно,
но и размышление без учения опасно.
(Конфуций)

***
Надо много учиться, чтобы понять,
что знаешь мало.
(М. Монтень)



На этом уровне начинается процесс образования субличностей. Человек начинает частично осознавать их. Им соответствуют определенные психологические, семейные, социальные, профессиональные роли и роли в дружеских коллективах, например «душа компании», «яблоко раздора», «жилетка для слез», «кошелек», «наша радость», «скорая помощь», «дочь», «невестка», «сестра», «сноха», «молодая жена», «сотрудница фирмы», «студентка», «молодой специалист», «начинающий художник», «член какой-то партии», «гражданин», «секретарь», «врач», «адвокат», «дизайнер» и т. д. и т. п.
На этом этапе у человека идет идентификация со своей ролью. Фактически склеивание с ней. Он так и говорит: «я балерина», «я завхоз», «я менеджер». Нет дистанции между ролью, между ролью которую играет личность, и ее сущностью. Человек второго уровня даже не видит разницы между этими понятиями. На этом этапе его субличности оформляются, они еще не проработаны, они еще только обозначены, но на ряду с этими процессами в психике человека начинается оформляться внутренняя реальность.
Обозначенные и подобные роли человек берет на себя вполне осознанно и в течение какого-то длительного времени удерживает. Этим ролям соответствуют определенные состояния сознания человека, характерна определенная предсказуемость его поведения. В жизни такого человека появляются отрезки последовательного поведения.
Формирования субличностей идет как во внешнем, так и во внутреннем мире человека. Во внешнем мире это проявляется в конкретных способах самовыражения, включая слова, поступки, мимику, жесты, облик человека, его манеру одеваться, его стиль самовыражения и декорации жизни. Во внутреннем – субличности обретают определенные ролью жизненные позиции, устойчивые способы интерпретации внешнего мира и устойчивые способы внутреннего реагирования на внешние ситуации. Актуальным становится самовыражение через роль.
Характерным для этого этапа является то, что каждая из формирующихся субличностей в своих проявлениях пытается отталкиваться от своего главного приоритета, и, вследствие этого, психика человека становится более зависимой и уязвимой. Возникают внутренние и внешние противоречия. Человек этого уровня – раб страстей и желаний своего низшего эго. Так, для роли «жены» главным приоритетом, жизненным центром, будет муж. Для «матери» – дети; для «влюбленной женщины» – объект ее обожания или само чувство; для «профессионала» – качество его работы или карьерный рост; для «потребителя» –деньги, товары, услуги и т. д. И эти роли, и соответствующие им потребности находятся в одном и том же человеке!
Каждая субличность находится в сильной зависимости от своего жизненного центра, но, будучи интегрированной в психику человека, делает ее очень уязвимой, потому что если такой временный, преходящий центр исчезает (муж, возлюбленный, чувство, работа, деньги и т. д.), то реальность, в которой живет человек, начинает рушиться.
На этой стадии еще нет осознания необходимости поиска более надежного центра жизни, главного жизненного приоритета. Человек этого уровня ищет жизненную опору во внешнем мире, там, где все постоянно меняется и не может быть устойчивым по определению. Цели и смысл жизни у разных субличностей разные, иногда перекликающиеся, иногда диаметрально противоположные. Например, роль «профессионала» требует от человека развития по линии работы, а роль «матери» – больше заниматься детьми, роль «жены» вынуждает отдавать внимание мужу и дому, роль «подруги» – общаться с друзьями. А если еще добавляются такие роли, как «очаровательная кокетка», «любительница развлечений», «общественный деятель» и т. д., то нетрудно представить, как будет расти внутреннее напряжение в психике человека и к каким завихрениям оно приведет во внешней жизни. Степень внешней и внутренней свободы в таком человеке начинает сильно сокращаться. Он вынужден «играть по правилам» в рамках тех ролей и сценариев, в которые вписался. Игра «не по правилам» на этом уровне чревата внутренними и внешними конфликтами и кризисами.
Общение с таким человеком проходит гармонично только в рамках той роли, которая активизирована в данный момент. Если в общении партнеров присутствует некомплементарность, то следствием будет взаимонепонимание, психологическое напряжение и конфликт.
В своих воздействиях на мир такой человек уже более-менее последователен и предсказуем. Он может не вполне осознавать последствия своих поступков и не может всегда четко ответить на вопрос: «Зачем ты это делаешь?» – но он точно знает «почему». Такой человек в разные периоды времени воспринимает мир и людей по-разному. Все зависит от того, какая субличность в нем доминирует в этот момент. Мотивы поведения зависят от тех же причин. Серьезную сложность представляет адекватное переключение программ подсознания, ответственных за ведение того или иного жизненного сюжета. Часто возникает путаница. Человек еще плохо разбирается в себе. Логика его действий напрямую связана с активизированной субличностью, но так как «фигуры» субличностей не осознаются, а их программы «вмонтированы» в психику человека и часто противоречат друг другу, то сам человек почти неспособен управлять процессом переключения своих программ. В фазе формирования субличностей такой человек абсолютно не переносит критику.
В своих неудачах человек этого уровня сознания склонен обвинять других людей и обстоятельства жизни. Но, возлагая ответственность за неудачи своей жизни на других, он сам себя лишает возможности эффективного действия.
В связи с этим в человеке, сознательно и бессознательно, развивается склонность к манипулированию. Главной причиной этой тенденции является страх не получить желаемое. По большому счету, такой человек считает, что у него нет права получать «призы». Права действительно нет, но только не у него, а у субличностей, инициирующих желания. В этом состоянии сознания человек сам является удобным объектом для манипуляций как его собственными субличностями, так и другими людьми и силами.


Задачи второго уровня:
Попробуйте обозначить свои социальные и психологические роли. Ответьте себе на вопрос: «Каких результатов я хочу достигнуть в рамках той или иной роли? В своей профессиональной роли? В семейной? Социальной?» и т. д.
Постарайтесь увидеть результат, цель. Задайте себе вопрос: «Что необходимо уметь для того, чтобы достигнуть желаемого результата?»
Именно «уметь», а не «иметь».
Делая что-либо, спрашивайте себя: «Зачем я это делаю? Соответствует ли это действие выполнению важных для меня жизненных программ? Приближает ли меня к выбранным целям или уводит в сторону? Помогает или вредит?»
Учитесь видеть последствия, к которым могут привести ваши слова и поступки. Принимая то или иное решение, стремитесь делать это осознанно. Учитесь строить с людьми честные отношения. Откажитесь от вранья. Не обещайте того, чего не можете сделать. Старайтесь больше узнать и понять. Читайте. Думайте. Учитесь. Перечитайте или прочитайте книгу Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», другие его произведения , а также книги Лиз Бурбо «Пять травм, которые мешают нам быть самими собой», книги Дипака Чопры, Э. Фромма «Искусство любить» и др.
Получайте опыт. Корректируете цели. Переходите к следующему уровню. Удачи!!!:sunny:

Анаэль 09.05.2012 18:05

ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ
Культивированная, культурная, образованная личность


Для хороших актеров нет плохих ролей
(Ф. Шиллер)


На этом этапе идет оформление субличностей.
Степень осознанности человеком своей жизни и своих ведущих программ возрастает. Актуальной становится идея контроля и управления. Управление своими поступками, другими людьми и обстоятельствами жизни. Человек начинает активно «работать над собой», занимаясь саморазвитием и тем самым запускает в действие определенные процессы. На этом уровне субличности набирают силу, становятся ярко выраженными и сильно проявленными. Это находит отражение как в социальной и семейной, так и во внутренней жизни человека, а также в способах внешнего самовыражения. Осанка, посадка головы, взгляд, манеры и весь облик человека как бы говорит: «Посмотрите на мою значимость». Количество субличностей к этому периоду несколько сокращается. Более мелкие, со сходными программами, «вливаются» в более сильные, как капельки ртути.

Какие-то субличности, ввиду своей неактуальности, просто тают, как снегурочки. Например, «восторженная школьница», «сентиментальная влюбленная», «доверчивая простушка». Однако опыт, полученный ими, не пропадает: он становится частью доминирующих субличностей, которые, кстати, до сих пор могут носить «маски» первого уровня (недоверчивость, подозрительность и т. д.).
В жизни человека эти культивированные субличности становятся мощной силой как социальной, так и внутренней, с помощью которой можно многое сделать. В социальной жизни человек выходит на управленческие должности, в семье он авторитет, в психологическом плане он чувствует себя более уверенно, чем на первых двух уровнях.
Слияние с ролью на этом этапе бывает настолько сильным, что у человека определенным образом перестраивается вся психика, а наличие нескольких сильных субличностей создает огромные внутренние и внешние напряжения в жизни.
Между различными субличностями начинает разворачиваться настоящая борьба. Если человек «склеился» с ролью «босса», то ему трудно из нее выйти в ситуациях, совершенно не подходящих для этой роли, например, будучи в кругу семьи, находясь в отпуске или сидя за рулем автомобиля.
Другой распространенный пример: «мужская субличность» как ипостась одинокой женщины. Если рядом нет надежной опоры в виде мужского плеча, а есть дети, есть экономические и социальные проблемы, то женщина выращивает в себе «мужскую субличность», которая умеет и гвозди заколачивать, и с сантехниками договориться, и детей защищать, и решать массу других важных задач. Эта субличность жизненно необходима одинокой женщине, но, обладая большими полномочиями, такая субличность узурпирует власть над жизнью женщины и не подпускает к ней потенциальных соперников, то есть реальных мужчин, так как их появление в жизни женщины чревато для такой субличности гибелью. Поэтому в критических ситуациях субличность дружеским голосом нашептывает женщине: «Ты что с ума сошла? Это же опасно! И вообще, зачем тебе это нужно? Ты и сама все прекрасно умеешь делать, а с этими мужчинами одни проблемы…» После подобного внутреннего диалога у женщин меняется выражение лица и тон голоса. Она с ледяным видом выливает ушат холодной воды на голову потенциального кавалера и продолжает жить без мужчин, часто костеря их на чем свет стоит.
На этом уровне субличность полностью идентифицируется с человеком, глубоко входит в его психику и создает мощную внутреннюю реальность. Человек не свободен: он раб своей низшей эго-воли.

Коварство ситуации заключается в том, что не так-то просто распознать сильную субличность и отличить ее от самого человека, так как любая оформленная, а тем более сильная субличность обладает собственным мироощущением, мировоззрением, индивидуальной философией, этикой, жизненной позицией. Есть у нее свойственные именно ей жизненные цели и ценности и соответствующие им жизненные сюжеты, формируемые этой субличностью. Но отличить ее можно, особенно по целям. Цель жизни человека принципиально отличается от цели жизни любой субличности. Включение той или иной субличности можно отследить по косвенным признакам. Разным субличностям присуща разная манера держаться: меняется тональность речи, жесты, мимика, привычки и даже подчерк!
Говорят, если субличность хочет, чтобы у человека был живот, так он у него обязательно будет. Это же утверждение относится и ко всем другим анатомическим особенностям. Но, что еще более существенно важно, это относится и к приобретенным вредным привычкам, как физиологическим, так и механическим, и психо-эмоциональным. Именно поэтому с дурными привычками так трудно бороться.
Пока субличность жива, будут живы и ее привычки, и живот. Прямая борьба с самим собой неэффективна. Более того, она вредна, так как человек «сам себя по грудь в землю в землю вгоняет», как былинный богатырь. Можно, конечно, «распять» субличность на цепях воли в подвалах подсознания, как Кощея Бессмертного, и обеспечить ей жизнь «в аскезе», но субличность найдет способ хитростью или коварством выпросить «глоток воды», и все… «Во дворе мочало – начинай сначала». До иглы кощеевой добраться надо.
Важно понять, что субличностям не нужна душа человека, им нужно тело, потому что они сами являются одушевляющим началом. А истинная душа, которой еще предстоит созреть и родиться, им не по зубам.

В борьбе за право пользоваться телом человека, во всей его совокупности, как инструментом для реализации собственных программ, оформленные, сильные субличности яростно друг с другом конфликтуют и друг другу вредят. Человеком это осознается как сильные внутренние противоречия и внутренний антогонизм. Напряжение во внешней жизни растет. Душа человека страдает. Сильные депрессивные и невротические состояния очень характерны для этой фазы развития.
Внутренние кризисы личности выливаются во внешние. В попытках изменить свою жизнь такой человек склонен совершать решительные действия: он волевыми методами пытается реструктурировать свою внешнюю жизнь. Подчиняясь сильному импульсу, он может начать крушить все: разрушить семью, бросить работу, поменять место работы, интересы, друзей и т. д. Таким образом проявляет себя воля субличности, которая хочет владеть не только телом, мыслями и чувствами человека, но и все его жизнью.
Однако эти метания и разрушения не дают видимого результата. Душевного спокойствия нет. Позиция человека этого уровня содержит очень серьезные противоречия: с одной стороны, он жаждет душевного спокойствия, справедливости, любви и гармонии, а с другой – в попытках изменить свою жизнь он склонен совершать и совершает внешние разрушительные действия, создавая сильный хаос, колоссальное напряжение, причиняя боль окружающим людям и увеличивая страдания. Борьба продолжается.
Оформленные субличности борются за власть над жизнью человека, и его душевное спокойствие не является их целью. В своих проявлениях субличности, с одной стороны, автономны, и каждая имеет свою собственную волю и определенную реализационную власть, то есть способность влиять на самого человека и на внешние обстоятельства его жизни, а с другой стороны – эти личности частично управляемы самим человеком. Он может их несколько сокращать, но «свернуть им шею» человек, находящийся на этом уровне развития сознания, не может.
Основными целями и задачами сильных субличностей является самоутверждение и проведение в жизнь воли определенных эгрегоров (крупных энергоинформационных образований в ноосфере земли, ее астральном поле, в Мировом Разуме).
Но человек – это всегда больше, чем оформленная субличность, сколь бы пышной она ни казалась ему самому и окружающим.


Задачи третьего уровня:
Определитесь с жизненными приоритетами: что для вас имеет первостепенное значение, что второстепенное; чему вы отдаете свое внимание, силы, время, а чему нет. Соответствуют ли ваши «вложения» тому, что вы считает важным для себя? Еще раз приведите ревизию своих целей и задач. Подумайте о системе своих ценностей. Не пытайтесь контролировать жизнь, процессы и людей больше чем на пятьдесят процентов.
Внимательно разглядите свои роли и маски. Дайте им имя. Постарайтесь избавиться от масок, затеняющих ваше восприятие (обидчивость, критицизм, нигилизм, прагматизм, пессимизм, подозрительность, завистливость, упрямство, агрессивность, трусость и т. п.).
Время от времени спрашивайте себя: «Чего я добиваюсь? Зачем? Что для этого необходимо сделать? Что уметь? Чего не хватает?» (Человеку, который думает, что ему не хватает денег, не хватает ума).
Всегда старайтесь увидеть последствия, к которым могут привести те или иные ваши действия. Сравните ожидаемый результат с тем, что получился. Сделайте вывод. Действуйте. Получайте опыт и снова делайте выводы. Не прячьте голову в песок. Учитесь быть честными с сами собой. Даже совершая неприглядные поступки, имейте мужество посмотреть правде в глаза. Не занимайтесь самобичеванием – на ошибках учатся. Истребляйте обвинительное мышление. Учитесь пониманию. Посмотрите фильм «День сурка», почитайте книги Д. Карнеги, Жикаренцова..... Не пытайтесь изменить мир и людей. Работайте с собой. Закрепите опыт. Переходите к следующему уровню.
:book::pazzle:

Анаэль 10.05.2012 18:54

ЧЕТВЕРТЫЙ УРОВЕНЬ
Видная, незаурядная, примечательная личность

Мир – это зеркало, из которого смотрит на тебя
твое собственное изображение.
Брось в него угрюмый взгляд – и на встречу тебе
выглянет из него мрачное лицо; но кто смеется
вместе с ним или над ним, тот находит в нем
веселого и покладистого товарища.
(У. Теккерей)


На этом уровне человек воспринимается окружающими и осознает себя сам как личность незаурядную. Им уже накоплен богатый актуальный опыт. Скорее всего, человек занимает заметное место в обществе. Он выделяется из толпы. В его жизни уже были взлеты и падения, победы и поражения, радость и горе, страсть и ненависть, восхищение и разочарование, и многое другое.
На этом этапе психологические и социальные роли уже крепко сплетены между собой. Вследствие этого у каждой субличности ярко выражены черты характера. В различных жизненных или психологических ситуациях человек ведет себя совершенно по-разному. Он и бывает совершенно разный. В общении с таким человеком складывается впечатление, что «его много». Когда он входит в помещение, создается ощущение, что места стало меньше. Но переключение субличностей зачастую происходит спонтанно, порой совершенно неожиданным для человека образом. Это создает большие трудности в общении. Еще минуту назад вы общались с «очаровательной женщиной», и вдруг на человека «что-то нашло», и вы понимаете, что перед вами сидит уже кто-то другой…
Независимое поведение сильных и хорошо оформленных субличностей является главной сложностью этого периода. Человек становится рабом амбиций эго. Различные субличности на этом этапе уже очень сильно отличаются друг от друга по своим мировоззренческим позициям, особенностям поведения, манере говорить, способе мышления и прочем. Внутренняя борьба обостряется, особенно если у сильных субличностей координально противоположные взгляды на жизнь. Начинается их поляризация условно на «черных» и «белых». Это создает внутреннее напряжение и конфликты.
Человек пытается разобраться в себе и на этом этапе учится разотождествлять себя и роли. Между сущностью человека и его личностью появляется дистанция. Человек уже не скажет: «Я популярный ведущий шоу-программы». Он скажет: «Я работаю ведущим шоу-программы». Появляется некоторая отстраненность и определенная скромность.
Это очень важный этап развития человека, который возможен только тогда, когда основные субличности им уже проработаны. На этом этапе человек начинает осознавать, что он и его титулы, звания, должности – это не одно и то же. Он учится разотождествлять себя и роли: сначала социальные, затем, что гораздо сложнее, психологические. Когда он начинает пристально всматриваться в себя, то со временем делает шокирующие открытия. Оказывается, что его реакция на мир, людей и обстоятельства жизни, казавшиеся прежде совершенно очевидными и оправданными, по существу, являются не более чем привычками, зачастую дурными и принадлежащими, в общем-то, не ему… Развивается способность различать, узнавать, дифференцировать.
На этом этапе человек всерьез задает вопросы: «Кто я? Кто я на самом деле? Каков я настоящий?» Начинается активный поиск ответов на сущностно важные вопросы: «Откуда я? Куда я? Зачем я? В чем истинный смысл и цель моей жизни?»
Прежние цели перестают быть привлекательными. Человек этого уровня сознания уже не считает, что смыслом его жизни может быть работа, семья, дети, наука, бизнес, деньги, творчество, муж (жена).
Все это есть в его жизни и занимает определенное место, но не главное. Не центральное. Он начинает ощущать, что чего-то очень важного ему не хватает. Он начинает искать. «Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что…»
Следует сказать, что до этого уровня поднимаются не все. Многих людей никогда в жизни не посещают подобные вопросы и мысли. Но душа, которая созрела, уже не может их игнорировать. На этом уровне у человека возникает потребность быть не «президентом компании» и не «известным художником» или «успешным бизнесменом», а Человеком. Становятся актуальными идеалы общечеловеческих ценностей. Акцент делается на такие категории, как совесть, порядочность, честность, уважение к людям, сострадание, терпение, великодушие, смелость, дружба, верность, бескорыстная любовь. Они становятся маяками и ориентирами в жизни. Исходя из этих позиций, человек пытается строить свои взаимоотношения с миром и людьми. Система ценностей и жизненные приоритеты уже не выстраиваются линейно, по пунктам. Человек, находящийся на этом уровне сознания, пытается центрировать свою жизнь и свой мир устойчивыми принципами. Начинается процесс реструктуризации всей ценностной системы.
На этом уровне человек склонен проводить радикальные преобразования внутри себя. Совершаются попытки собрать воедино универсальные части личности. Актуальным становится самопознание. Это – фаза серьезных размышлений, серьезных внутренних кризисов, серьезных внутренних преобразований и попыток собрать воедино универсальные части личности. Это – фаза серьезных размышлений, серьезных внутренних кризисов, серьезных внутренних преобразований и попыток собрать свою жизнь вокруг универсального центра. Но пока человек еще не может этого осуществить, так как само понятие универсального центра ощущается им смутно, как умозрительная абстракция. На этом уровне осознания человек уже не склонен искать причину своих неудач во внешнем мире. В первую очередь, он смотрит в себя и внутрь себя, он учится решать все встающие перед ним задачи именно там.
Субличности сильно противятся подчиняться этому расплывчатому центру. И человек в результате с грустью осознает: «Чего хочу – не делаю, что не хочу – делаю».
Внутренние конфликты обостряются.


Задачи четвертого уровня

Надо увидеть и обозначить ведущие роли. Попробовать найти то, что присуще именно вам. Разотождествлять себя и свои роли (социальные, семейные, психологические). Провести инвентаризацию системы ценностей, главных жизненных приоритетов в жизни. Откорректировать планы, цели и задачи.
Учитесь сознательно «переключать» свои программы. Учитесь решать свои задачи внутри себя и адекватно действовать снаружи.
Старайтесь не создавать хаоса и напряжения во внешней жизни, необдуманными делами и поступками. Учитесь ясно выражать свои мысли и намерения тогда, когда это необходимо. Выполняйте свои обещания буквально и в срок. К критике относитесь как к информации для размышления. Ищите ответы на сущностно важные вопросы. Старайтесь в препятствиях видеть возможности.
Начните центрировать свою жизнь. Расположите все, что важно для вас, по окружности своего мира, сами станьте в центр и в себе ищите то, что будет мотивировать ваши действия в любом направлении. Почитайте книгу Стивена Кови «Семь привычек высокоэффективных людей», а также книги В. Синельникова и Эрика Берна «Игры, в которые играют люди», и книги Пауло Коэлье. Займите правильную позицию. Ничего не бойтесь. Практикуйтесь. Закрепляйте опыт. Двигайтесь дальше. Переходите на следующий уровень.

Продолжение следует ....................:bye:

Анаэль 11.05.2012 22:35

ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ
Сильная, выдающаяся, зрелая личность


Когда стрела не попадает в цель,
стреляющий винит в этом себя самого,
а не другого. Так поступает и мудрец.
(Конфуций)


Человек этого уровня отличается от большинства. У него много талантов и выдающихся способностей, он хорошо эрудирован, умен, умеет мыслить стандартно, и в нем чувствуется сила. Такой человек может занимать высокий пост, видное место в обществе или заниматься в уединении творчеством, а может вести жизнь обычного человека, но это определенная сильная, зрелая личность.
На общение с таким человеком разные люди реагируют по-разному. Слабые – ретируются, так как им тяжело переносить мощные потоки энергии, которые такой человек пропускает через себя, но в то же время их притягивает сила, которую они чувствуют. Люди с сильной энергетикой тянутся к нему, видя в нем равного. Надо сказать, что вокруг сильных личностей всегда вьются стайки энергетических вампирчиков разных калибров в надежде «подкормиться». Но обычно у неимущих отнимается и то, что они имеют. Во всяком случае, силой или хитростью отобрать энергию у человека, находящегося на пятом уровне сознания личности, не получается. Он может отдать ее только добровольно – как акт щедрого дарения.
Такой человек начинает отчетливо видеть суть происходящего и в любой ситуации способен усмотреть не препятствия, а возможность для роста, для реализации планов, замыслов, идей и многого другого. Но пока, на этом уровне, большинство планов и целей инициировано его крупными субличностями. И все бы ничего, да вот только цели и планы у разных субличностей сильно разнятся. Кроме того, различные субличности имеют явно выраженную «окраску». Они уже не блеклые. Какие-то играют на стороне белых, а какие-то - на стороне черных. Поляризация завершена. Особенно такая окраска присуща психологическим ролям. Они имеют тенденцию накладываться на социальные или семейные роли и «склеиваться» с ним. В результате получается, к примеру: «руководитель фирмы-жесткий стратег», «модный дизайнер-катализатор творческих порывов», «криминальный авторитет-нигилист», «начальник с замашками оккупанта», «дипломатическая мать большого и процветающего семейства», «ученый-генератор созидательных идей», «высококлассный специалист-прагматик» и т.д.
На этом уровне человек является мощным проводником воли различных эгрегоров (социальных, политических, экономических, профессиональных, религиозных, оккультных, творческих). За право владеть сильным действующим проводником разворачивается настоящая эгрегориальная битва. Человек становится рабом эгрегоров (может в роли фаворита). Идет отчаянная борьба ценностных систем и мировоззренческих позиций. Часто человек одержим какими-то идеями и проектами, он фанатичен.
Субличности, будучи инициированы соответствующими им эгрегорами, ведут жесткую борьбу между собой за свое уже оформленное бытие. Борьба добра со злом выходит в человеке на новую спираль.
Вдобавок ко всем неприятностям идет борьба субличностей и самим человеком, так как он, будучи раздираем внутри и снаружи сильнейшими противоречиями, ищет единый центр управления и эффективного руководства этой «шайкой бандитов» и «праведников». Человек ищет и находит центр власти – свое Высшее-Я. Только на таком, достаточно высоком, уровне развития сознания Высшее-Я начинает осознаваться человеком не как книжная абстракция, а как реальная сила. Сила его собственного подсознания. Творящая реальность его жизни.
Среди субличностей происходят сильные волнения. Еще бы! Их пытаются свергнуть с трона и сделать слугами непонятно чего, какого-то смутного Высшего-Я. А ему между тем самим человеком вручается мандат доверия и широчайшие возможности власти. Оно получает мощный рычаг управления в виде человеческого интеллекта, а вместе с ним – возможность руководить всеми актуальными субличностями. Но также Высшее-Я (подсознание) получает власть и над жизнью самого человека.
Идет глубокий трансформационный процесс: трансформируются оформленные субличности, причем очень болезненным образом. Под руководством Высшего-Я они должны перестать друг с другом конфликтовать и научиться разделять роли, разделять сферы влияния. Под руководством общего центра они учатся сотрудничать, причем на условиях, которые ставит Высшее-Я, выступающие в роли «надзирателя», "смотрителя", "цензора". (не путать с Истинным-Я, которое является только свидетелем и мудрым советчиком. Но только тогогда, когда к нему обращаются)

Здесь идет колоссальная ломка, по поводу которой К. Юнг, основоположник современной концепции индивидуализации (интеграции) личности, писал, что некоторые люди находятся в таком положении, что их личность лучше не собирать воедино, потому что это будет для них катострофой, которую они не переживут. Им это пока не надо.

То есть недостаточно зрелая личность еще непригодна для процесса интеграции, и активизировать этот процесс силовыми или агитационными методами не надо! Человек должен сам к этому прийти. Он должен созреть для каждого прорыва и шага.

Единственное, что доступно делать, «это искать не переставая те универсальные слова и символы, которые, словно катализатор, запустят внутри человека процесс его истинной самореализации, словно ядерный реактор».


Задачи пятого уровня:
Углубите процесс самопознания. Дифференцируйте свои субличности в две группы. Условно: «шайка бандитов» и «праведники». Учитесь смотреть со стороны за действиями и проявлениями своих субличностей. Не боритесь с собой, не «натравливайте» свои экзальтированные, фанатичные или депрессивные фигуры на неугодную субличность. Старайтесь увидеть обратную сторону медали.
Учитесь бесконфликтному поведению. Постарайтесь в любых ситуациях увидеть возможности, а не препятствия. Задавайте себе вопросы: «Что я должен понять в этой ситуации? На что обращают мое внимание? Какую задачу пришло время решить?» Решайте задачи внутри себя (дано, нужный результат, само решение). Ищите для сложных задач алгоритмы решений. Старайтесь занять золотую середину. Нейтральную позицию по отношению к ситуации. Из минуса делайте плюс. Не бойтесь трудностей и препятствий.
Когда-то Рерихи написали фразу «Благословенны препятствия, ибо ими растем». И действительно, только преодолевая препятствия, мы можем подниматься над ними, делая их ступенями под своими ногами.
Пользуйтесь формулами (... в книге, это фрагмент "Нагая Истина", - их россыпи), ищите универсальные.
Откажитесь от критики. Избавьтесь от претензий к миру и людям. Избавьтесь от чувства вины. Сделав правильные выводы из своего жизненного опыты, попросите прощения у тех, кого вольно или невольно обидели, и простите себя. (Лично или мысленно, главное – искренне). Ищите дальше. Не останавливайтесь.
Пересмотрите фильм «Вспомнить все». Почитайте «Транссерфинг реальности» В. Зеланда, «Опыт дурака, или Путь к прозрению» М. Норбекова, «Древнюю мудрость» А. Безант, «Розу Мира» Д. Андреева, «Эволюцию личности» и «Тонкая семерка» А. Подводного. И другое. Получите нужный опыт. Идите вперед – на следующий уровень...

Анаэль 11.05.2012 22:40

Эдгар Кейси рассказывал: - "мой знакомый, видящий ауры, рассказывал мне следующее:
"Когда я разговариваю с человеком и он высказывает мнение, сложившееся в одной из его прошлых жизней, я вижу его в ауре фигуру, которая является отражением того, кем он был в этот период - я вижу, скажем, фигуру грека или египтянина: словом, любого, кем бы он ни был. Как только разговор переходит на другую тему и точка зрения, сложившаяся в этом воплощении, уже не требуется, фигура исчезает. Затем он говорит что-нибудь ещё. Например, он утверждает: "Мне всегда нравилась Италия и я хотел бы поехать туда",- и в то время, пока он говорит, я вижу фигуру человека времен Возрождения и древнего римлянина.
В течение одной такой беседы я могу увидеть шесть-восемь фигур"........
Кто кем управляет?


Роль человеком? Или человек ролью? И умеет ли он различать это?
Огромное влияние на формирование психологических, профессиональных и жизненных ролей, включая семейные роли и роли в дружеских коллективах, оказывают не только наши стартовые возможности, врожденные черты нашего характера, или темперамент, но и жизненная позиция в целом. А ее человек может выбирать сознательно.

Здесь же следует сказать и о том, что человек - это всегда больше любой его жизненной роли, какой бы любимой или значительной она ни была. И поэтому не надо становиться заложником своих ролей, и тратить свою жизнь на то, чтобы обслуживать исключительно их интересы.

Вы же не станете спорить с утверждением, что роль "мать" требует от женщины совсем не того, чего требует от нее же, роль "Руководитель предприятия", "послушная дочь", "веселая подруга", "любящая жена", "художник" и т.д. А ведь все это может одновременно быть и жить в ней одной! Как правило, именно так и есть. Причем у всех людей. Только "набор" жизненных ролей у каждого специфичный. Он есть как у женщин, так и у мужчин, исключая разве что самых примитивных или психически неполноценных людей. А это значит, что всем надо научитьСЯ (то есть, научить себя) правильно расставить АКЦЕНТЫ!

Поэтому говорят: "Женщина должна быть хозяйкой на кухне, леди в гостиной, любовницей в спальне, профессионалом на работе. И главное, она не должна в этом путаться".

Потому что, если Вы начнете общаться с домочадцами в роли "босса", а с сотрудниками как "куртизанка", забыв переключить программу подсознания, то рискуете сложить весьма странные и дисгармоничные ситуации.

А вот чтобы не путаться в этих вопросах, не надо прилипать ни к одной своей роли. Не надо с ней склеиваться! А для этого необходимо просто помнить, что ваша личность и Вы настоящий, это - не одно и то же. Смотрите на свою личность как бы слегка со стороны. Растождествитесь с ней.

Вообще надо научиться относиться легче к своей личности и не боятся менять ее. Играйте! И получайте от этого удовольствие.

Ведь играть можно в любые игры.
ЗАИГРЫВАТЬСЯ не рекомендуется.


Не надо относиться к своей личности слишком серьезно. Ведь это всего лишь временное явление.

Хороший актер может играть разные роли и при этом не стать рабом или заложником ни одной из них.

***

Герметическая мудрость гласит:

"Человек, может сам создавать себе новые личности (субличности, новые программы), для реализации той или иной миссии, для проживания того или иного жизненного сюжета. Потом он их благополучно трансформирует или ликвидирует и создаст новые, по надобности. Развитый человек, способен сделать больше, чем все его старые субличности. Он, однако, использует наработанный ими опыт".

Для хорошего актера не существует плохих ролей. Он научился пользоваться всеми средствами, не будучи связанным ни одним из них.

Все эти кратковременные субличности в жизни такого человека становятся не средством самозащиты, самовыражения, самовозвеличивания, самолюбования, манипуляций, запугивания, контроля или порабощения, а просто полезным инструментом для выполнения необходимой работы.
В общении с людьми такой человек "отодвигает" в стороны чужие субличности, игнорирует их, не вступает с ними ни в какие переговоры, не играет по их правилам. Он обращается к искре Света в другом человеке, к его Истинному-Я. Общается от сердца к сердцу. Не взирая на лица. И, что самое главное, при такой ситуации, ни свои, ни чужие субличности уже не имеют никакой власти над человеком, его психикой или жизнью".

Как Вам такая перспектива?

К.С. Станиславский когда то сказал:

"Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким и легкое прекрасным".


Возможно, это вдохновит и Вас на подобный опыт. И Вы, таким образом, сможете не только лучше узнать себя, но и разовьете в себе полезные навыки, которых не хватает Вам в Вашей жизни.

Жизнь - это ШКОЛА. И мы все в ней только ученики.
А учиться можно играя. Это гораздо более эффективно!

Ведь: -
"Самые большие глупости в мире были сделаны с серьезным выражением лица, господа",
как верно подметил незабвенный барон Мюнхаузен.



Лана Бриз

Анаэль 11.05.2012 22:44

Стихотворение Р. Киплинга в переводе Лозинского. В стадии переходных периодов он может служить мощной, ободряющей поддержкой.

Заповедь

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело.
И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, –
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Анаэль 13.05.2012 22:55

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

ДЕСЯТЬ ШАГОВ
ЗАБЛУДШЕЙ ОВЦЫ




СТАДО

в стаде молчат или блеют

Шаг первый. ОСОЗНАНИЕ

В стаде тепло, но тесно; скучно, но безопасно. Впереди стада — козёл: то ли ведёт за собой, то ли убегает, чтобы не быть затоптанным. Позади — пастух: то ли подгоняет, то ли пытается не отстать.

Есть траву надоело, но больше — нечего. На лугу противно, в лесу — страшно: говорят, там — волки. Может, просто пугают?..

Идёшь вместе со всеми — так удобнее, — но нет-нет да и пробежишь пару шагов по нетоптаному, на самом краю; нет-нет да и бросишь тоскливо-испуганный взгляд в сторону неведомого леса. Невольно задумываешься: куда ведёт козёл? откуда пришёл пастух? зачем тебя стригут и что такое — шашлык?

Шаг второй. БУНТ

Улучив момент, отстаёшь на шаг. Стаду плевать, но пастух не дремлет: как бы любя, подхватил и подтолкнул к стаду, чтобы не отбилась, не пропала. Опять затерялась, но он тебя не забыл: впредь будет внимательнее.

Отходишь в сторону, идёшь по краю луга: лес пугает неизвестностью, в стаде нечего делать. Шаг влево, шаг вправо: мечешься между этим и тем. Овцы косятся: куда ты — от тепла и беспечности?..

Тебе на овец — плевать!

Шаг третий. ПОПЫТКА

Пока дремал пастух, рванула в лес. Ступила на мох, вдохнула ароматы леса вперемешку с запахом страха, — и сразу назад, пока не проснулся пастух!

Шаг четвёртый. ПОБЕГ

Стадо больше не властно над тобой! Не бывает никаких волков! Пастух тебя не найдёт: ты одна в лесу, Ты Одна Во Всём Мире!

Как прекрасна свобода! Трава здесь чище, чем на лугу; ночью прохладно, но в загоне не видно звёзд; даже в том, что тебе самой приходится прокладывать себе тропки, ты видишь необъяснимую прелесть. Тебе становится жалко тех овечек, что тупо плетутся за глупым козлом, уверенные в том, что хоть пастух точно знает, что к чему.

Ты носишься по лесу, счастливая, и блеянье превращается в песню без слов. Венки лесных цветов сами вплетаются в твою шерсть, и птицы — раньше ты никогда не слышала птиц! — поют только для тебя.

А громкий жалобный вой, который ты слышишь лунными ночами — это, наверное, тоже песня — какой-то, неизвестной тебе, птицы...

Шаг пятый. СТРАХ

Сегодня ты видела в лесу обглоданные овечьи кости. Значит, волки — это всё-таки не сказка... Ты целый день и целую ночь продрожала в кустах, а когда изголодалась и осмелилась высунуться, решила: нет, эта жизнь — не для меня! пора назад, в стадо!

Шаг шестой. БЛУЖДАНИЯ

Родной луг потерян: ты не помнишь, как вернуться назад. Ты бродишь по лесу, шарахаясь от каждой тени. В твоей шерсти застряли колючки. Иногда ты голодаешь, иногда наедаешься так, что не можешь двигаться.

Твоя шкура уже не такая кудрявая, как раньше; теперь она не белая, а почти серая. Ты уже не скачешь беззаботно по травке, не поёшь весёлые песенки: твои бока исцарапаны буреломами, ноги гудят от усталости. Мир стал чёрным, и лишь луна по-прежнему светла.

Шаг седьмой. КЛЫКИ

У тебя начинают прорезываться клыки.

Шаг восьмой. НЕВОЗВРАЩЕНИЕ

Ты находишь, наконец, стадо, которое покинула! Счастливая, ты бежишь навстречу таким родным, таким милым и таким знакомым овечкам, готовая расцеловать их пыльные щёчки, — но они шарахаются от тебя, как от призрака. Пастух хватается за кнут, и ты, поскуливая, уползаешь в чащу: твою спину пересекает кровавый рубец.

Ночью ты воешь на луну.

Тебе не вернуться назад!

Шаг девятый. ХИЩНИК

Ты — в крови убитых тобою овец. Ты — в свете солнца и блеске луны. Ты — в прицелах охотников, ждущих тебя за рекой. Ты наслаждаешься болью в ободранной спине и уставших ногах. Ты знаешь цену каждого шага: ешь, когда голодна, спишь, устав от погонь, и песни слагаешь звёздам.

Шаг десятый. ЕДИНЕНИЕ

Ты растворяешься в травах. Вливаешься в стадо травой. Становишься волком, охотником, ветром. Землёй и водой. Становишься пламенем. Где ты? — Ты — Здесь; Ты — Везде; Ты — Нигде. Имя Тебе — Пустота: Пустота не имеет имён. Есть что сказать, но для этого не придумано слов. Вместе со всеми и против всех — это не для тебя. Ты — Вне и Над.

Наконец-то ты стала — СОБОЙ!

ПУСТОТА

Молчанье — Удел Пустоты...


Природа наделяет нас лицом в 15-20-ть лет,
Жизнь моделирует его к тридцати;
А к пятидесяти годам оно у нас такое, какого мы заслуживаем.




В подтверждение этой мысли предлагаю вашему вниманию небольшой фрагмент из древней книги «Oratio de hominis» («Речь о достоинстве человека») в переводе Л.Брагиной.

«…Высший Творец решил, что тот, кому Он не мог дать ничего своего, должен иметь нечто общее со всеми другими существами. Таким образом Он сделал Человека по общему образу и, поместив его на землю, так ему говорил: - «Не даем мы тебе, о Адам, ни особого места, ни особой обязанности. Образ прочих творений определен в пределах, установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь сам свой образ по своему решению, во власть которого Я тебя предоставляю…»

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Анаэль 13.05.2012 23:04

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
ШЕСТОЙ УРОВЕНЬ
Синтетическая, яркая, харизматическая личность

Сила, с которой мы оказываем действия
на другие вещи и предметы зависит от силы,
которую мы имеем над самими собой.
(Й. Этвеш)


Это – этап непосредственной интеграции.

В качестве наглядной иллюстрации процесса интеграции личности может служить широко известный фильм «Горец». В группе бессмертных людей (мощных субличностей) активизируется ожесточенная борьба. Среди героев есть положительные и отрицательные персонажи. Цель – сразить противника. Но ни пули, ни нож их не берут. Любые, даже, казалось бы, смертельные и многочисленные раны лишь на короткое время выводят их из строя. Убить противника можно только одним способом – отрубить голову мечом. Призом является сила, которой владел поверженный противник (субличность), она переходит к новому владельцу вместе с опытом. Сила приобретает «окраску» победителя.
Если эту историю рассматривать не как кровожадную, а как символическую, то становится понятно, что голова – это центр сознания субличности, ну а меч истины каждому предстоит выковать и закалить самому в огне веры на наковальне жизни. Горец – это символ человека, уже бывшего когда-то на горе Духа, но вернувшегося в мир, чтобы завершить необходимую работу.
Обратите внимание: бороться с субличностями другими методами бессмысленно. «Закручивание гаек» и аскетизм задач не решает: пустая трата сил. Только «рубить голову». Так происходит интеграция. Остановить процесс невозможно. Вопрос стоит жестко: «Кто кого?» Движущим фактором, определяющим действия участников событий, является закон, который гласит: «Должен остаться только один». Это действенный стимул и серьезный мотив непрекращающейся борьбы.

В этот период в человеке идет активный процесс трансмутации сознания. Знания приходят к нему как бы в готовом виде.
Общаясь с таким человеком, практически невозможно навязать ему роль в своем спектакле и втянуть его в спектакль своей игры. Он не играет по чужим правилам, но при этом не нарушает закона.


Он уже прекрасно умеет не только переключать собственные программы, но и подстраивать чужие программы в сюжеты своих активных сценариев. Умеет находить нужную тональность для разговора с разными людьми. Способен «опуститься» на более низкий уровень сознания собеседника и, разговаривая на понятном языке, поднять планку общения выше. Он не борется с людьми и обстоятельствами своей жизни. «Джихад» объявлен только субличностям. Жизненные неприятности его не обескураживают. Через них он пытается постичь нечто важное. В этой фазе человек активно изучает различные области знаний: науки, религии, философские системы, эзотерику. Но изучает не по принуждению, не из любопытства, не из подражания модным тенденциям, а потому что у него существует экзистенциальная потребность в знании. Он ищет. Ищет ответы на конкретные вопросы, которые могут лавиной обрушиться на него. Информация, которую он активно получает из различных источников, как горизонтальных, так и вертикальных, динамично преобразуется в знание, а знание становится действенной Силой, которая все ближе и ближе приближает его к Свету.
В какой-то момент происходит озарение. Человек вдруг явственно осознает, что его Высшее-Я, по сути, является совокупным сознанием всех личностей и субличностей, населявших когда-либо его микрокосмическую систему…
И делает шокирующее открытие: его Высшее-Я – тоже субличность! Но субличность высшего порядка. И это «Я» не истинное! Высшее-Я имеет и преследует свои цели и задачи и, по сути, узурпирует власть, которая должна принадлежать Другому – Истинному, Божественному-Я в человеке. И человек вдруг с ужасом осознает, какие интересы движут его Высшем-Я. Ведь оно напрямую подключено к мировому разуму, гигантскому энергоинформационному образованию, охватывающему и пронизывающему всю брамфауру , ноосферу Земли со всем ее «добром» и «злом». А кто у нас «Князь мира сего», «Объемлющий весь мир»? То-то. Так на кого работаем?..
Человек искал Бога, а отдал свою жизнь Князю. Трудно описать словами весь трагизм ситуации. Шок от этого открытия – сильнейший. Нужны определенный уровень зрелости и много мужества, чтобы посмотреть в глаза Истине и осознать свои заблуждения.
«Не человек должен найти Бога, а Бог должен найти человека». Не дерево ищет птицу, а птица дерево, когда оно вырастает.
Тот, кто переживал это сущностно, а не ментально, испытывает потрясение. Вся картина мир выстроенная с таким трудом, рушится. Жить в прежнем, ветхом сознании уже невозможно, а новое еще не оформилось.
Но есть ободряющее заверение: «Блаженны нищие духом и жаждущие его». Вера – вот единственное, на что можно опереться, когда все шатается и рушится.
Но, как говорится, «не падает то кто не ходит; не ошибается тот, кто ничего не делает, а дорогу осилит идущий». Свет истинного знания начинает входить в человека. Но Высшее- Я живо. Человек все еще раб своего Супер-Эго. Живы и выращенные с таким трудом его мощные субличности. Целый пантеон богов! (Читайте «Легенды и Мифы древней Греции»). Главная битва еще впереди!

Вот стихи В.Высоцкого о внутренней борьбе.


И вкусы, и запросы мои странны,
Я экзотичен, мягко говоря:
Могу одновременно грызть стаканы
И Шиллера читать без словаря.

Во мне два Я — два полюса планеты,
Два разных человека, два врага:
Когда один стремится на балеты —
Другой стремится прямо на бега.

И я борюсь, давлю в себе мерзавца, —
О, участь беспокойная моя! —
Боюсь ошибки: может оказаться,
Что я давлю не то второе Я.

Когда в душе я раскрываю гранки
На тех местах, где искренность сама,
Тогда мне в долг дают официантки
И женщины ласкают задарма.

Но вот летят к чертям все идеалы,
Но вот я груб, я нетерпим и зол,
Но вот сижу и тупо ем бокалы,
Забрасывая Шиллера под стол.

...А суд идёт, весь зал мне смотрит в спину.
И прокурор, и гражданин судья,
Поверьте мне: не я разбил витрину,
А подлое моё второе Я.

И я прошу вас: строго не судите —
Лишь дайте срок, но — не давайте срок!
Я буду посещать суды как зритель
И в тюрьмы заходить на огонёк.

И я клянусь вам искренне, публично:
Старания свои утрою я
И поборю раздвоенную личность
И не моё моё второе я.

Я больше не намерен бить витрины
И лица граждан — так и запиши!
Я воссоединю две половины
Моей больной раздвоенной души!

Искореню, похороню, зарою,
Очищусь — ничего не скрою я!
Мне чуждо это, ё-моё, второе —
Нет, это не моё второе Я.

Мне чуждо это Я моё второе —
Нет, это не моё второе Я.

P.S. Необходимо дать еще одно важное пояснение. Здесь было описано, как субличности оформляются, набирают силу, трансформируются и трансмутируют. Процесс интеграции был проиллюстрирован через символический язык фильма «Горец». А что дальше? Обратимся к символическому языку архетипических образов русских волшебных сказок.
Вы помните, что на стадии поляризации все субличности разделяются на два основных лагеря – «черные» и «белые», условно «добрые» и условно «злые». Те, что пытались держать нейтралитет, очень быстро поглощаются одним из лагерей. А дальше разворачивается междоусобная война внутри собственного стана. При этом и война между лагерями не прекращается. Идет то, что называется интеграцией личности. Сильные субличности, поглощая, проглатывая других, превращаются в драконов, и в результате трансформаций и трансмутаций получается один или несколько гипер-драконов. Многоголовых! Им, если помните, голову смог отрубить только Иван-дурак (Иван-царевич). Кстати, Иван в переводе означает «данный Богом». Только ему еще предстоит раздобыть меч-кладенец, булатного коня, да волшебные доспехи.
Приключения продолжаются.
Задачи шестого уровня:
На этом уровне, в разных его фазах застревают, к сожалению, очень многие из одаренных. «Оставь все и следуй за Мной. – И отошел богатый юноша в сторону» (Новый Завет).
Оставь в прошлом свои ветхие убеждения и иллюзии, но сохраните при себе свой опыт узнавания! «Старую одежду» – не надеваем. Каждый день – новая (новый) «Я».
Решайте все свои актуальные задачи. Вы их знаете. Подтягивайте «хвосты» с прежних уровней. Большие разрывы создают очень мощное напряжение в психике и в жизни человека. Периодически собирайте внутренний консилиум. Двигайтесь к центру. Расширяйте сознание Верой, Надеждой, Любовью и Софией. Сжимают сознание страх, уныние, отчаяние, агрессия, жадность, жажда самоутверждения, невежество и др.
Учитесь языку символов. Ищите себя. Мужественно смотрите в глаза Истине. Опирайтесь на неизменное в себе.
Пересмотрите «свежим взглядом» фильмы: «Одиссей, новые приключения», «Матрица – 1», «Побег из Шоушенга», «Принц Египта». Смотрите с позиции языка символов. Эти фильмы, такие разные на первый взгляд, на самом деле – об одном и том же. Дайте пищу сознанию. Почитайте Дипака Чопру «Путь Волшебника», К. Кастанеду, Е. Блаватскую, Рерихов, Р. Штайнера, Бердяева, В. Соловьева, Нитше, Вольтера, Д. Андреева, Платона, Данте, Гете, Галена, Шри Чин Моя, Сатпрема, Юнга. Двигайтесь дальше несмотря ни на что.

Лана Бриз

Анаэль 14.05.2012 20:41

СЕДЬМОЙ УРОВЕНЬ
Многогранная, Просветленная, Новая Личность


Ищите Бога в своем собственном сердце,
вы не найдете его больше нигде.
(Арабское изречение)


На начальном этапе этого уровня человек чувствует себя потерянным. Все идеалы, питавшие и делавшие осмысленной его жизнь, - рухнули. «Все суета сует и томление Духа». «Фаза Ветхого Завета» заканчивается. Человек подобно Данте в «Божественной комедии» констатирует факт: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины…»
Куда идти дальше? Вопрос не праздный. Он болезненно актуальный, особенно когда понимаешь, что уперся лбом в границы диалектических возможностей. И не просто уперся, а расшиб себе лоб.
Человек чувствует себя как богатырь на развилке дорог в известном анекдоте: «Прямо пойдешь – по голове получишь, направо пойдешь – по голове получишь, налево пойдешь – по голове получишь… А будешь долго стоять и думать – прямо сейчас, здесь по голове получишь». Смех и слезы. Все сливается в одно. Но где-то в сокровенной глубине существа начинает трепетать огонек Радости. Вроде бы ему и взяться неоткуда, но он есть. И понимает богатырь, что есть только одно направление – вверх. Прокладывается вектор движения. Ищется Истинный Центр всей жизни и Цель.
Производится ревизия. В наличии имеется: опыт зрелого сознания, «эго» с пантеоном субличностей, с ним в паре Высшее-Я («два молодца, одинаковых с лица), есть жажда Свободы, и есть что-то еще. Главное. То, о чем много читал и думал. То, что всегда искал. Истинное. Божественная искра в человеке, которая мерцает в сердце и которую еще предстоит разжечь.
На этом уровне сознания человек наконец понимает библейское утверждение: «Вся мудрость мира есть ложь пред Богом». Он и сам был жертвой заблуждений и обмана, принимая ложь за Мудрость. На этой фазе развития человек оказывается «в пустыне». Он испытывает жажду. Он жаждет Духа Истины – утешителя.
Но «Истина не передается устно. Она не передается и письменно. Ее не вычитаешь в книгах и не получишь из рук мастера. Потому что Истина – Это Свет, Излучение, Сила. В той степени, в какой человек освободил ее в себе, он сам становится Светом и Истиной» .
Но в начале было Слово (Код доступа).
В жизни человека, внутри и снаружи, начинает разворачиваться уже не «драка» добра со злом, а настоящая битва Света и Тьмы. Вот где куется меч-кладенец Духа Истины, без которого невозможно сгубить вражеские головы.

Только на этом уровне сознания возможно начать процесс алхимического преобразования, который называется Великое Делание. Результатом этого Делания является обретение Философского Камня .
Описать этот процесс трудно. Представление об этих событиях можно получить, перечитав новыми глазами «Волшебные русские сказки», легенды и мифы разных народов, «Божественную комедию» Данте, «Одиссею» и «Илиаду» Гомера, подвиги Геракла, Прометея, Тесея, Персея, Язона; «Алхимическую свадьбу», «Новый Завет», Дао-Де-Цзин, «Книгу Мирдада» и др. Везде говорится об одном и том же, только разными языками. Но чтобы понять, нужны ключи. И понимание приходит уже по факту. То есть сначала человек проживает событие, а потом с удивлением узнает его описание в тексте. Так к примеру, фантасмагория фильма «Матрица» (1) уже не кажется ему чем-то абстрактным. Напротив, реальность оказывается куда более ошеломляющей, чем самые смелые фантазии людей. В легендах, мифах и сказаниях он начинает узнавать описание своей собственной жизни и себя. Так он и получает заверение в правильности своего Пути.
«Я есть Путь, Истина и Жизнь» (Это слова Иисуса из Нового Завета).
По сути - это постижение Герметизма (и Герметических Наук), Гностицизм, Раннее Христианство, вообще все ранние религии и Учения.
Кому что ближе. Буддизм, Веды, Даосизм, Каббала, Тантризм ....
Вообще, надо сказать, что человек понимает, узнает и осознает только то, что уже открыл в себе. И хорошее, и плохое, и золотое. Кстати, в других нам не нравится именно то, что не нравится в себе! Это пока еще неосознанные и нерешенные задачи. Задачи с прежних уровней. «Хвосты». Все невежество должно быть переплавлено в тигле. В реакторе. В Центре.

В жизни человека седьмого уровня будет и пустыня с раздумьями, жаждой и искушениями. Будут и горы, и царь Ирод, и фарисеи и прокруст с его ложем, и Иоанн (которому в конце концов отрубят голову!). Будут и рыболовные сети, и Иуда , и распятие на кресте жизни вместе с двумя преступниками (вот они – «два молодца, одинаковых с лица»). Кстати, Прометей так же был распят на скале материального мира, ему орел каждый день клевал печень, а Христу – под ребра копье и уксус с желчью вместо Воды. Будет и схождение в ад, (как Данте. При жизни. Ведь смерть не физическая, а мистериальная, или иначе - философская) Придется спуститься до самого надира ветхой жизни, в ад собственной души, для встречи с собственной Тенью, когда во всем существе набатом пульсируют только две эмоции: всеобъемлющая ненависть ко всему и бездонный ужас от осознания глубины своего падения.
Геракл также провалился в ад в плаще Дайониры , сделанном из шкуры кентавра (полуживотного-получеловека). Это состояние «схождения в ад» – одно из ключевых.
Касание надира длятся доли секунды, но сам период схождения может быть длительным. В разных источниках азываются временной период в 2-3 года. Главное не останавливаться, если этот Путь начат, дойти до предела, оттолкнуться и начать движение вверх.

Первейший наказ путнику звучит так:

…Ты должен выбрать новую дорогу –
Он отвечал мне, увидав мой страх, –
И к дикому не возвращаться логу;
(«Божественная комедия. Ад»,
Песнь вторая, стих 91)


Но путник сомневается и страшится, это происходит с каждым в начале пути:

Но если я сойду в страну теней,
Боюсь, безумен буду я, не боле.
Ты мудр; ты видишь это все ясней.

…Нельзя, чтоб страх повелевал уму,
Иначе мы отходим от свершений
Как зверь, когда мерещится ему.

Таков был я на темной крутизне.
И мысль, меня прельстившую сначала
Я, поразмыслив, истребил в себе.
(«Божественная комедия. Ад»,
Песнь вторая, стих 34, 40)

После непродолжительных колебаний Данте (зрелая душа) говорит:

Так я воспрянул, мужеством горя;
Решимостью был в сердце страх раздавлен
И я ответил, смело говоря:

О милостива та, кем я избавлен!
И ты сколь благ, не пожелавший ждать
Ее правдивой повестью наставлен!
(«Божественная комедия. Ад»,
Песнь вторая, стих 130-133)

Он, прозорливый, отвечал на это:
Здесь нужно чтобы душа была тверда
Здесь страх не должен подавать совета.

Я обещал, что мы придем туда,
Где ты увидишь, как томятся тени,
Свет разума утратив навсегда.
Дав руку мне, чтоб я не знал сомнений
И обернув ко мне спокойный лик
Он ввел меня в таинственные сени…
(«Божественная комедия. Ад»,
Песнь вторая, 13,16,19)


Если есть в вас Мудрый Вергилий, доверьтесь ему, пока не встретите Беатриче.
И мудрость мира сего может быть помощью на пути, просто она не может провести выше. Поэтому Вергилий говорит:

Кто жил до христианского учения
Тот Бога чтил не так, как мы должны.
Таков и я. За эти упущенья,

Не за иное мы осуждены,
И здесь, по приговору Высшей Воли
Мы жаждем и надежды лишены

Что эти не грешили; не спасут
Одни заслуги, если нет крещенья
Которым к Вере истинной идут.

********
Не обольщайся, что легко войти!
Ответил вождь. Тому, кто сходит Адом
Не преграждай сужденного Пути.
(«Божественная комедия. Ад»,
Песнь четвертая)

Это грозное предупреждение относится к своенравной Эго-личности человека, которая способна как помогать, так и вредить его Истинной сути на духовном Пути в Царство Любви, куда ей суждено вернуться, совершая свою инициатическую работу.

Что совсем не легко.
На бумаге-то кодекс морали выглядит ясным и достаточно чистым, но тот же документ, написанный на “плотских скрижалях сердца”, — жалкий клочок, и как раз в душах тех, которые шире всех разевали рот. Если уж повсюду возвещают: “Зло есть зло, мы осуждаем его без колебаний”,то в индивидуальном случае зло — именно самое проблематичное, — то, что требует основательнейшего взвешивания.
(К.Г.Юнг)
***
Ученик как-то спросил своего Учителя:
- Милый мой Учитель, Как найти мне ближайший путь к Богу?
Учитель ответил:
- Где путь труднее, там ты и иди;
бери то, что бросает мир;
и что делает мир, ты не делай.
Иди противно миру во всех вещах,
и тогда ты придёшь к Нему ближайшим путём!



Умудренный жизненным опытом Карл Юнг сделал потрясающий точный вывод о самой главной жизненной задаче человека. Он писал:
«В тяжелой инициатической работе необходимо освободиться не только от психологических клише, приобретенных в семье и социальном окружении, но и от индивидуальных, прирожденных особенностей, что неизмеримо труднее. Не только от «персоны», но и от «Я». (Не только от мелких субличностей, психологических и социальных ролей «эго-я», но и от гиперсубличности, Супер-Эго, самости, Высшего-Я).
Лишь тогда личность, сколь угодно податливая, обратится в «первоматерию» алхимиков для принятия христианского слова».
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Как видно из этих слов, К. Юнг живо интересовался не только психологией, но и духовными задачами человека, а также алхимией, находя именно в ней ответы на сущностные вопросы жизни. Многие из них непосредственно связаны с поиском Пути. Духовный Путь человека в Библии обозначен как возвращение назад, в Отчий Дом, в Царство Отца.
Царство Бога.
Справка: - Царство Бога - это Царство Любви. О его местонахождении в Апокрифических Евангелиях сказано ясно.
2. Иисус сказал: Если те, которые ведут вас, говорят вам: Смотрите, царствие в небе! - тогда птицы небесные опередят вас. Если они говорят вам, что оно - в море, тогда рыбы опередят вас. Но царствие внутри вас и вне вас.

117.Ученики его сказали ему: В какой день царствие приходит? (Иисус сказал): Оно не приходит, когда ожидают. Не скажут: Вот, здесь! - или: Вот, там! - Но царствие Отца распространяется по земле, и люди не видят его.

Евангелие от Фомы


Во время этого путешествия человек узнает о себе много интересного. Тут тебе и Стикс, и Аид, и Цербер, и демоны разного калибра, и легион чертей (своих собственных), и то, что, казалось, уже давно умерло (оживают все старые программы подсознания, мертвецы по сути, старые кармические роли). Все оживает и приходит в движение, но если Центр Жизни держится человеком устойчиво, если из рук не выпускается золотая путеводная нить Ариадны, то выход из лабиринта находится.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Будет и воскрешение. То, что на востоке называют вторым рождением. Это и есть Возрождение к новой жизни. И много-много другого. Все, абсолютно все, описано многократно. Но реальностью становится только тогда, когда время приходит. А не узнается загодя, потому что отливается в индивидуальные формы. И когда человек созревает – задачи встают перед ним. По уровню его сознания. Нужна естественная спонтанная реакция, а не лукавство ума или дисциплинированная воля.
Это не то, что можно выучить по книгам.


Человека этого уровня называют «дважды рожденным».
Ангелус Силезский когда-то писал:
«И если бы Христос сто раз был бы рожден в яслях, но не в тебе самом – ты не был бы спасен».
Все события происходят внутри человека. Начиная с «непорочного зачатия», когда квант Света Истинного Знания влетает в сердце человека и соединяется с «горчичным зерном». Далее – по тексту. Но только совсем не так, как думал человек на предыдущих уровнях.
Совсем не так…
Рождается Новая Душа в сердце. В хлеву, если помните. И хлев-то надо вычистить. Вот они, авгиевы конюшни! Да уберечь младенца от Ирода. Словом, начинаются такие приключения, которые даже и не снились.
«Ему должно расти, а мне умаляться», – вот слова Иоанна, человека в меховых (звериных) одеждах, обращенных к тому, кто ткет золотые одежды ауры. «Я каждый день умираю».
Жизнь такого человека становится «христоцентричной». Из этого источника он черпает все свои знания и силу. И, наконец, становится свободным от диктата субличностей разного калибра. Это они должны умирать каждый день, а он становится свободным человеком. Этот процесс называется «трансфигурация».
Теперь человек, будучи инициирован новой Волей, может сам создавать субличности для реализации той или иной миссии, для проживания того или иного жизненного сюжета. Потом он их благополучно трансформирует или ликвидирует и создаст новые, по надобности. Новая личность способна сделать больше, чем все старые субличности. Используя, однако, наработанный ими опыт.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Многорукий Будда - это символ духовного, Истинного Человека. Восстановленное,
возражденное Истинное-Я Человека. Результат эволюции. Интегрированная, просветленная и одухотворенная личность человека. Человек, который в результате своего духовного пути совершил огненный синтез всего со всем и стал Един с Богом. Сам стал Богом. Полностью восстановленная духовная природа человека.
Для хорошего актера не существует плохих ролей. Он научился пользоваться всеми средствами, не будучи связанным ни одним из них.
Все эти кратковременные субличности в жизни такого человека становятся не средством самозащиты, самовыражения, самовозвеличивания, самолюбования, манипуляций, запугивания, контроля или порабощения, а просто полезным инструментом для выполнения необходимой работы. В общении с людьми он «отодвигает» в стороны чужие субличности, игнорирует их, не вступает с ними ни в какие переговоры, не играет по их правилам. Он обращается к искре Света в человеке, с ней говорит, ее будит и разжигает, общается от сердца к сердцу. И, что самое главное, ни свои, ни чужие субличности не имеют никакой власти над таким человеком, его психикой или жизнью.
***
«Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким и легкое прекрасным». (К.С. Станиславский)
***
На этом уровне сознания человек внутри себя держит постоянную связь со Свидетелем. Тот не ругает, не пугает, не соблазняет, не совращает, не навязывает решений, не осуждает, не критикует. Его голос тих и спокоен и звучит только тогда, когда человек вопрошает. Всегда от него можно получить ответы на все вопросы. И человек понимает, что Путь всегда лежит у самых его ног, каждую секунду. И надежный компас есть, и нить Ариадны. Все необходимые знания, информация, люди, вещи сами приходят в нужный момент. Спонтанная, естественная реакция становится нормой жизни такого человека. Ему уже не нужно личной волей контролировать свое поведение. Его судьбу и жизнь направляет, как корабль, опытный капитан. Тот, кто знает дорогу Домой.
«Не моя, но Твоя Воля, да будет». Только в жизни новой Личности возможно следовать внутреннему смыслу этой мантры, поскольку между Божественной Волей и волей Нового Человека противоречий уже не существует. На этом уровне сознания человек становится способен воспринимать мир, события, людей и себя непосредственно. «Будьте как дети». На этой фазе весь мир начинает разговаривать с человеком на языке Истинного Знания. И сама Истина начинает выражать себя непосредственно, через этого человека. С интересом, любовью, радостью и восхищением человек учится и начинает читать Книгу Жизни. Вся жизнь начинает сиять яркими красками. Постепенно бури стихают.
Выглядит такой человек обычно, ничем особенно не выделяется. Как метко подметил А. Подводный в своих исследованиях, только люди с сильными субличностями выглядят несколько странно, гении в том числе. Просветленные выглядят очень обыкновенно: они как будто в шапке невидимке ходят.
Примечательна следующая деталь: из речи человека этого уровня сознания почти полностью исчезает местоимение «я». К его употреблению он относится очень вдумчиво. Он уже не скажет: «Я хочу вам сообщить то-то и то-то», или: «Я думаю, что…». Он скорее скажет: «Есть следующая информация…», «Необходимо (есть смысл) сообщить то-то…» и т. п. Местоимение «я» он употребляет, когда необходимо взять личную ответственность. Или поставить акцент в общении.
Логика действий дважды рожденного человека не всегда понятна окружающим. Каждый ведь пытается мерить по себе. Но прежние мерки к нему не подходят. Ложе Прокруста ему мало, как Гераклу. От общения с ним остается ощущение целостности и Света. Даже краткое общение рождает энтузиазм. Хочется «горы свернуть». На душе становится тепло, светло и радостно.
Впрочем, люди со своими «темными заборами», будучи просветленные светом, который исходит от дважды рожденного, склонны проецировать на него свои собственные тени. При этом сами себя пугаются и могут стать агрессивными: тьма шарахается и кричит «Ату его! Ату! Распять его!..» Светлые же тянутся к Свету.
Такой человек обладает большой внутренней свободой. Он как бы надстоит над законом, но при этом добровольно подчиняется Закону Истиной жизни, который открывает в себе. Он ничего не отвергает. Все приемлет, но без иллюзий. Любому событию или явлению он находит место, ибо Истина включает в себя все. И если чему-то не находится места в сознании человека, то это означает, что свет истинного знания еще недостаточно осветил его сознание. Значит еще есть в сознании блоки, темные места. Возмущение – верный признак наличия таких блоков. Просветленный человек не экзальтирован и не фанатичен. Он трезв. Иллюзий нет. Во всем он способен увидеть как положительную, так и отрицательную сторону и при этом предпочитает «золотую середину».
Он умеет не только минус перевести в плюс, он способен из свинца природы отлить золото. Он и есть алхимик, который в собственной «реторте» (микрокосмической системе) преобразует свинец ветхой природы в золото Духа. Он спокоен и невозмутим, дружелюбен и жизнерадостный. И это не является следствием культуры личности или каких-то привилегированных условий жизни. Так его истинная сущность выходит наружу естественным образом. Ему уже не нужно тратить силы на самоконтроль. Его внимание сосредоточено на другом. Он знает, что в любой ситуации есть возможность служить Великому Труду. Он делает это с радостью, в добровольном подчинении центру всей Жизни. Ураганы и жизненные бури уже не могут его поколебать, ибо у него есть опора. Это и есть тот «краеугольный камень», на котором только и возможно строительство устойчивого «сооружения». Помните? «Не стройте на песке, а то ураганы и бури снесут все первым порывом ветра» (Новый Завет).
Жизнь обретает истинный смысл, цели и задачи становятся ясными. Но человеку, даже открывшему в себе Свет, на каком-то этапе предстоит пережить серьезные искушения властью и могуществом. И к социальной жизни это может не иметь никакого отношения. Человеку предстоит решить «кем быть»?
Властителем или Спасителем мира?
Служить князю или Царю всех царей?
Высшему-Я или Истинному-Я?
Люциферу или Богу? Христу или Антихристу?
Искушения могут быть тонкие. Приспособить Силу Духа для нужд эго? Но это еще никому не удалось, а катастрофы были. Счет открыл Иуда. И это – главное испытание человека. Но не конец.
Все еще только начинается!




Из аморфной амебы, через сознание растения и животного надо прийти к человеческому и божественному сознанию. От личностного сознания к общечеловеческому, планетарному, микрокосмическому и космическому сознанию. И надо найти центр всего. И в него вернуться. Так многоголовый хищник дракон превращается в просветленного многорукого Будду. Из диалектического бездуховного существа, с множеством центров сознания, в одухотворенного, просветленного, одаренного талантами человека, умеющего многое делать.


Интегрированная личность, вобравшая в себя опыт и знания всех прежних инкарнаций, которые и проявляют себя в жизни человека как те или иные психологические роли - субличности. Центры сознания психики человека. Скульптура Буды - Символ.


***
«Иисус явил на берегу Иордана Плерому царствия небесного, которая была до начала всего. Затем он возродился как Сын. Затем он был помазан. Затем он был выкуплен. Затем он выкупил сам».(Евангелие от Филиппа)
А до этого человек Иисус родился, учился и жил среди людей, как все мы.
***
«Господь создает все в тайне: крещение, помазание, евхаристию, выкуп и чертог брачный».
(Евангелие от Филиппа)

***
Задачи седьмого уровня:

Не останавливайтесь. Не ищите внешних авторитетов. Все, что вам нужно для самореализации, ваш жизненный план, все это записано в вашем собственном сердце. Слушайте его. В критических ситуациях устраивайте себе периодически «внутренний косилиум", а в случаях трудных и "внутренний трибунал», ежели что - то "рубите голову" (анулируйте центр сознания, который протвиться Богу - Любви).

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Иоанн и Саломея. Это совсем не кровожадная история, а символ того, как рушится последний бастион. Иоанн был аскетом, осуждающим за сожительство Мать Саломеи. (Природу). Да и Саломея танцевала вовсе не стириптиз, как думают многие сегодня. Она танцевала Танец Снятия Семи Покрывал. Об этом знают многие. Но не все знают что сам танец тантрический. И является символом определенного процесса. Покрывала не простые. Это те покровы которые отделяют человека от Бога - Любви. После этого танца Иоанн и потерял голову.


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

А это - еще один библейский персонаж. Юдифь с головой Олоферона. Он так же, как и Иоанн потерял из-за прекрасной женщины голову. Таким образом война была прекращена женщиной.

"Услышь теперь Слово Неба: Истинно, истинно говорю тебе: жена спасет мир, а не муж и пророки. Ибо Дух Любви Божьей живет в её душе".


Живите по Закону Бога - Любви. Не боритесь с Любовью.

Не боритесь и с Тьмой, ищите Свет. Ищите в себе, в людях, в ситуациях. Обращайтесь и общайтесь только с ним, а не субличностями! Игнорируйте их. Не играйте в игры, которые навязывают вам субличности. Сохраняйте равновесие. Живите в потоке Света. Сами станьте «проточной рекой». Окружите себя броней Веры, Любви, Надежды и Истинной Премудрости. Станьте прозрачны. «Будьте как дети».

Читайте русские сказки, легенды, мифы, притчи.

Если можете и понимаете, то читайте священные герметические и гностические тексты. Перечитайте заново Библию, и др. Переводите свое сознание на символический язык архетипических образов.
Почитайте библиотеку Наг-Хаммади,
Свитки мертвого моря (Кумранские свитки): -
ЕВАНГЕЛИЕ МИРА
Все 4 части перевода древних текстов, найденных Э.Шекели в архивах Ватикана в начале ХХ века.

Одно и то же думайте, говорите и делайте. Двигайтесь дальше.

Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет, и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над всем.
(от Фомы. Наг-Хаммади)

***
(Фрагмент книги Л.Бриз "Нагая Истина. Ключи от утерянного Рая". Книги, на которую были подписаны договора, она сверстана, но... не выпущена....
Впервые материал об уровнях сознания личности был опубликован в книге "12 стилей для 12 знаков Зодиака..." в ХVI главе)

:bye: Удачи!!!

Анаэль 25.05.2012 22:22

Карл Густав Юнг и задачи ИНДИВИДУАЦИИ личности.

Если вы дочитали до этих строк, то значит вам интересно узнать больше о себе и о том процессе, о котором сказано выше.
Так как процесс непосредственно связан с внутренним миром человека, с его душевным состоянинем, с его психикой (душой), то есть смысл заглянуть поглубже в психологию.
На мой взгляд, наиболее глубоко в эту тему заглянул Карл Густав Юнг. Поскольку его профессиональный и жизненный опыт не ограничился академическм образованием. Он был первопроходцем в тех областях знаний, до которых современной науке еще только предстоит прийти.
Результатом этих исследований стала работа К.Юнга "Психология и Алхимия" "Религиозные идеи в Алхимии" и многое другое.
Что совершенно не случайно, как будет видно из дальнейшего.
Поскольку Юнга интересовал именно процесс интеграции личности (по его терминологии - индивидуации), фактически, обретение человеком индивидуальности и собирания воедино всех разрозненных частей его психики.
Именно этот процесс самым непосредственным образом связан уровнями развития сознания личности.


Начинающий ученый Юнг.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Зрелый ученый К.Г.Юнг
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Карл Густав Юнг очень заметная фигура в современном научном мире, а его вклад в современное прочтение и возрождение Духовной Алхимии трудно переоценить.



Он первым из современных ученых увидел связь между алхимическими процессами, описанными в древних герметических текстах и теми психическими процессами, которые происходят в жизни некоторых людей. Но современный исследователь, а тем более ученый, не должен на этом останавливаться. Нужно увидеть связь и между психикой и физикой человека и понять каким образом это связано с духовными исканиями, переживаниями и откровениями ищущего и зрелого человека. Ведь Алхимический процесс и тайны Алхимии предназначены вовсе не для каждого.
В этих статьях я приведу Вам некоторые материалы исследователей научных изысканий Юнга с дополнительными комментариями.
Вы можете провести собственные исследования и сделать собственные выводы.
Возможно среди читающих окажется два вида скептиков. Одни - это прагматики рационалисты с сугубо материалистическим мышлением, которые ищут в Алхимии рецептов изготовления суетного золота.
Другие - религиозно ориентированные мистики с хронической неспособностью совместить верхнее и нижнее. И в них то как раз реликтовый конфликт сознания между Духом и Материей обозначен острее всего. А ведь Алхимики работали как раз с этой природой, о чем есть множество записей и алхимических формул. Например эта: - "Искусство - служанка природы. Природа - дочь времени" (Из Алхимической свадьбы).

Прагматики отрицают связь Алхимии с человеком и сосредотачивают свое внимание исключительно на химической терминологии, надеясь когда нибудь попробовать сварить в колбе золото.
Мистики напротив, признают, что Алхимия занималась человеком и его духовным возрождением. Но начисто отрицают тот очевидный факт, что Дух и Душа обитает в живом человеке, имеющим плоть. Что Дух, Душа и тело взаимосвязаны в живом человеке и взаимозависимы. И приписывают алхимическим процессам исключительно мистическое абстрактное значение.
Скептические комментарии я оставлю на совести тех, кто их дает, не понимая процесса. (в чем сами же, все без исключения и признаются!).
Скажу только : - НЕ ПЕРЕСТАВАЙТЕ ИСКАТЬ! Если вы будете искренни и настойчивы, то найдете все, что вам будет надо.


________________________________________

Юнг увидел алхимию так, как никто из ученых современной формации до него и представить не мог.
Алхимию по большей части считали историческим анахронизмом или относили ее только к эзотерике и оккультизму. Современники представляли алхимиков странными персонами, затворниками и отшельниками в своих лабораториях, безнадежно пытающимися превратить свинец в золото. Их процедуры считали бессмыслицей или, в лучшем случае, видели в них начало современной химической науки.
Юнг начинал с подобного отношения к алхимии, как он признался в «Воспоминаниях, сновидениях, размышлениях» (1963). Там он отмечает, что когда он впервые захотел познакомиться с алхимическими текстами, ему попался классический трактат Artis Auriferae Volumuna Duo (1593):
« У меня эта книга лежала нетронутой почти два года. Время от времени я заглядывал в картинки и думал: «Мой Бог, какая бессмыслица! Это невозможно понять». (Юнг 1963: 204).

Однако когда его понимание выросло, он пришел к выводу, что алхимики говорили в символах о человеческой душе и больше работали с воображением, а не с металлами.
Золото, которое они хотели получить, было не обычным или вульгарным золотом, но aurum philosophicum , философским золотом (Юнг 1963).

Они работали над созданием совершенного человека и его совершенной , благородной, духовной природы.

В 1952 в интервью на конференции общества Эранос Юнг сказал:Алхимические процедуры были реальными, только эта реальность была не лабораторной, а психологической.

И психологической и физической!!!!!! Ведь Душа пребывает в теле!

Лабораторными терминами алхимия изображает драму космическую и духовную, которая разворачивается в жизни конкретного человека.

Лабораторными символами описан процесс смерти Эго-личности человека и рождения Духовного, благородного (золотого) , Истинного Человека.

У великого опуса было две цели: спасение человеческой души (просветление души, рождение в ней Света - Христа) и освобождение космоса.
(из плена тьмы бессознательного). (Юнг, цитировано по МакГуир и Хал 1977: 228)

Увидеть Алхимию как психологическое, символическое и физическое искусство – в этом главный научный ключ к пониманию ее тайны.

Алхимия не только психологическое Искусство!!!!! И конечно Алхимия не только символическое Искусство! Хотя Алхимический процесс отображен и зашифрован в символах.
Алхимия действительно является Искусством, а не техникой. Алхимия - это Искусство Любви. Великое Царское Искусство Любви, как его называли еще со времен Древнего Египта. Недаром Клеопатра была алхимиком. И на сегодняшний день первым трактатом по Алхимии дошедшим до наших дней считается Хризопея Клеопатры.

Это Искусство конкретно в действиях. Воображение важно. Но переживания и психологическая боль не вымышлены. Психические процессы основные! Но не единственные!!!! И физические процессы не менее важны и ощутимы!!!!!! Они равны! Потому что душа человека связана с его телом, пока человек жив. Они взаимосвязаны! Психическое влияет на физическое, а физическое на психическое! И это связано с духовным. На Душу и тело влияет разбуженное Духовное начало человека.

Алхимия – это практическое Искусство, в котором объектом и субъектом Великого Делания (Духовного Человека) является сам человек. Человек, как целостная микрокосмическая система. В живом (живущем) человеке Дух, Душа и тело пребывают вместе. Они едины, взаимосвязаны и взаимозависимы!

Исследование алхимии привело Юнга к тому, что он увидел в ней фундаментальный источник, основание и подтверждение своей психологии бессознательного.
Именно тьма бессознательного и должна быть просветлена. Это и будет просветленным (истинно духовным) человеком.

Хендерсон (1978) написал статью «Практическое применение алхимической теории», содержащую размышления над текстом Соломона Трисмозина «Splendor Solis» и ставящую вопрос, «всегда ли мы ищем в теории и на практике исцеления расщепления между Духом и Материей?»(Хендерсон 1978: 251).
Вот что нужно! - Исцеление расщепления между духом и Материей!!!! Соединение нужно и устранение между ними противоречий. Именно это! – Преодоление в СОЗНАНИИ человека этого расщепления, вульгарного дуализма между Духом и материей. Духом и плотью!!!! Фундаментального, реликтового внутреннего конфликта всего человечества.

Конфликта сознания, который имеет массу внешних проявлений вражды, ненависти и неприязни. Неприятия как к своей собственной физической жизни (или духовной), так и плотской жизни всего человечества. Мужчин и Женщин. Война полов, проклятие плоти и надругательство над ней, убийства и самобичевания (мазохизм-садизм), все формы сексуальных извращений и преступлений в своей основе содержат этот внутренний конфликт сознания и драмматичное ложное наследие из убеждений ушедших эпох.

А ведь основе мира и причине его разъединения заключена в мужчине и женщине. Дисгармония в этой основопологающей паре является причиной мировой вражды, войны полов и борьба с искушениями Афродиты. которая не рождает ничего кроме чувства вины, злости, агрессии и болезней души и тела.

Вытесненные в подсознание подавленные желания рождают весь хаос как во внутренней, так и во внешней жизни людей. Ибо то, что внутри, то и снаружи.
Подобно гетевскому Фаусту, Юнг открыл себя бессознательному и из этого родился радикально новый взгляд. Это видение не далось легко и потребовало интенсивного столкновения с бессознательным, которое происходило в период большой неопределенности и изоляции.
Чтобы справиться с этими переживаниями, Юнг начал рисовать мандалы (круги), которые соответствовали целостности его психики. Он не знал, где происходит этот процесс, но чувствовал, что ему надо погрузиться туда. Со временем возникло чувство направления, путь в центр, имеющий цель привести к центральной и более глубокой структуре его личности.
Экзистенциальное понимание и выражение этого центра привело Юнга к постулированию структуры психики, находящейся над эго (Юнг 1963), которую он назвал Самость……………….
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Согласно Герметической Философии Самость есть Супер-Эго, Высшее-Я человека и его индивидуальность.
В то время как алхимик ищет связи со своим Истинным-Я. Своим Духовным, Божественным-Я. Но Юнг был прав. Процесс интеграции личности заканчивается именно обретением Самости – индивидуальности. В Алхимических гравюрах эта самость (Высшее-Я) часто изображалась в образе льва борющегося с Фениксом. Или в образе короля, который варится в котле.
Как заметил Шварц-Салант (1995), «Возможно, Юнг в большей степени, чем любой другой современный исследователь алхимии, ответственен за возрождение этой отрасли знания в качестве достойной и уважаемой области исследований» (Шварц-Салант 1995: 2).

Эти исследования убедили Юнга в параллелях между алхимией и аналитической психологией. Он описал это открытие в книге «Воспоминания. Сновидения. Размышления».

Я очень скоро увидел, что аналитическая психология любопытным образом совпадает с алхимией. Переживания алхимиков были и моими переживаниями, а их слова – моими словами.
Когда я разобрался с этими древними текстами, все стало на свои места: образы фантазий, эмпирический материал, собранный в моей практике и выводы, к которым я пришел. Я начало понимать, что эти психические содержания означали, если смотреть на них в исторической перспективе. Мое понимание типического характера, которое начало складываться после исследования мифов, теперь стало глубже. Изначальные образы и природа архетипа занимали центральное место в моих исследованиях. Мне стало ясно, что без истории не может быть психологии, конечно, психологии бессознательного. (Юнг 1963: 206)

Юнг не открывал ничего нового. Он просто УЗНАВАЛ в текстах то, что УЖЕ открыл в себе. Это и есть отличительный признак мистериального Знания. Именно для идущих по Пути написаны все мистериальные тексты. В процессе прохождения пути обретается сущностное Знание, которое находит себе подтверждение в трудах предшественников.

Вот фрагмент текста из работы самого Юнга: -
" Столкновение с темной половиной личности или "тенью" происходит с ее собственного согласия во время любого достаточно умеренного лечения.

Эта проблема так же важна, как проблема греха в церкви. Открытый конфликт неизбежен и болезнен. Меня часто спрашивали: "И что же вы делаете с этим?" Я ничего не делаю, нет ничего, что я мог бы делать, кроме как ждать с глубокой верой в Бога до тех пор, пока не появится из конфликта решение, рожденное при терпении и выдержке, и предназначенное - хотя я и не мог предвидеть его -для данного конкретного человека- Не то, чтобы я был пассивен или бездействовал в это время: я помогаю пациенту понять все те вещи, которые вырабатывает бессознательное во время конфликта.



Читатель может поверить мне, что это неординарные вещи. Наоборот, они были самым значительным из того, что привлекало мое внимание. И пациент не бездействует: он должен поступать правильным образом, и делать это изо всех сил, чтобы предотвратить давление зла, становящегося в нем слишком сильным. Он нуждается в "оправдании работой", потому что "оправдание верой" может остаться пустым звуком, так же как и многие другие. Вера может быть заменой - при отсутствии опыта. В таких случаях, то, что нужно - это реальная работа. Христос поддерживал грешников и не осуждал их. Истинный последователь Христа сделает то же самое, поскольку, каждый должен делать другим то, что он хотел бы от других. Каждый должен проявить участие к грешнику, которым является и он сам. Христа не обвиняют в братании со злом, и мы не должны упрекать себя за то, что любить грешника, кем сами и являемся, означает вступить в союз с дьяволом. Любовь делает человека лучше, ненависть делает его хуже. Опасности в такой точке зрения столько же, сколько в подражании Христу; но фарисей внутри нас никогда не позволит себе быть замеченным в беседах с мытарями и блудницами. Я должен, конечно, подчеркнуть, что психологи не изобрела ни христианство, ни подражание Христу. Я желаю всем, чтобы они были освобождены церковью от бремени своих грехов. Но тот, кому она не может оказать эту услугу, должен склониться так же низко, как и Христос, чтобы вынести бремя своего Креста. Древние могли жить с греческой мудростью веков:"Ничего сверх меры, все благо лежит в правильной мере". Но какая пропасть еще отделяет нас от разума! "(Психология и Алхимия. Юнг)

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Для Юнга психология сознания наполнена материалом личной жизни пациента, но если процесс идет глубже и включает бессознательное, нужно что-то еще! Нужна духовная осознанность! Знания нужны, И...ВЕра, Надежда, Любовь....

По мере углубления размышлений Юнг понял, что если заниматься бессознательным, то это приводит к психическим изменениям. Его исследования алхимии подвели его к пониманию бессознательного как процесса. Психика может трансформироваться в позитивном направлении через контакт между эго с содержаниями бессознательного. Этот процесс развития можно видеть в снах и фантазиях человека, и он оставляет следы в нашей коллективной жизни в различных религиозных системах и их меняющихся символических структурах. Через исследование этих коллективных трансформационных процессов и понимание алхимического символизма Юнг пришел к центральной концепции своей психологии - процессу индивидуации. (Интеграции личности)

Важная часть юнговской работы стала адресоваться к индивидуальным мировоззрениям и, таким образом, к отношениям между психологией и религией. Он опубликовал эти находки в своих работах «Психология религии» (1937) и «Парацельс» (1942). Юнг отмечал, что особое значение имеет второе эссе в книге «Парацельс как духовное явление». Именно в работе над «Парацельсом» Юнг пришел к пониманию алхимии как «формы религиозной философии» (Юнг 1962: 209). Он раскрыл эту идею в своей книге «Психология алхимии» (1944) и почувствовал, что подвел основу под свои переживания в период с 1913 по 1917 годы. Он отметил, что процесс, через который он прошел, соответствовал алхимической трансформации (Юнг, 1963: 209). Развитие этих мыслей открыло для Юнга вопросы религии и отношения к христианству.

Он чувствовал, что образ Христа указывает на центральный архетипический символ -символов и является выражением Духа Жизни, присутствующего и в человеке, и в неорганической природе. В этом образе оба начала присутствуют одновременно, это соответствует алхимическому видению Христа. Здесь образ Христа также является filius macro cosmic, антропосом. Этот образ оживлял весь космос (микрокосмос) и являлся фундаментальным в качестве архетипической интеграции духа и материи, конъюнкции, которую, по его мнению, христианство понимало неправильно. (Юнг 1963)
С алхимической точки зрения, христианство спасало человечество, но не природу. Юнг критиковал христианство за пренебрежение телом и фемининным, за обесценивание природы.Мечтой алхимиков было спасение мира (микромира) в его целостности. Великий опус имел две цели – спасти человеческую душу и освободить космос (Микрокосмос). Алхимия с ее акцентом на материи компенсировала недостатки христианства и несла возможность дальнейшего развития религиозной психики.

В «Айон» (1951) Юнг продолжил свое исследование, обратившись теперь к отношениям между фигурой Христа и структурой Самости (Антихристом) в психологии. Юнг заметил, что в начале христианской эры людьми завладела древняя идея антропоса, и этот архетип потом конкретизировался в образе Христа. Образ Сына Божьего был противопоставлен обожествленному Августу, владыке мирского мира, и представлял надежду и ожидание на освобождение подавленного духа времени.

Юнг показал, что конъюнкция в алхимии соответствует переносу (Юнг, 1963: 212). Он уже касался этой идеи в «Психологии алхимии» (1944), и также отдельно в своем эссе «Психология переноса» (1946). В этом эссе Юнг установил параллели между алхимическими процессами, изображенными в «Розариуме», и психологическими проблемами противоположностей, переноса и конъюнкции. Более полному рассмотрению этих проблем была посвящена последняя работа Юнга Mysterium Coniunctionis (1955-1956). В этой работе он продолжил свою первоначальную задачу – представить весь диапазон алхимии в качестве «психологии алхимии» и «алхимической основы для глубинной психологии» (Юнг, 1963: 221).

Без переживания противоположностей нет переживания целостности и, следовательно, нет внутреннего приближения к священным образам. По этой причине христианство настаивает на греховности и первородном грехе, с очевидным намерением открыть бездну противоречий в каждом индивидууме - по меньшей мере снаружи. Но этот метод терпит крах, сталкиваясь с бдительным рассудком: тогда в догму просто не верят и вершиной ее мыслится абсурд. Такой интеллект просто односторонен и останавливается перед ineptia mysterii*. Он бесконечно далек от антиномий Тертуллиана; он совершенно не способен перенести страдания, которые вызывают напряжение мысли. Известны случаи, когда суровые упражнения и обращение в веру католиков, а также истинно протестантское воспитание, которое постоянно фыркает в сторону греха, вызвали психическое расстройство, которое ведет не в Царство Божие, а в консультационный кабинет врача. Хотя проникновение в проблему противоположностей абсолютно необходимо, мало людей могут сделать это практически - факт, не ускользнувший от внимания церковников. Реакцией на это является паллиатив "морального пробабилизма"**, доктрины, которая претерпевает частые атаки со всех сторон, потому что она пытается смягчить разрушающий эффект греха. 10
Кто бы и что бы ни думал об описанных феноменах, ясно одно: это находится в стороне от того, что содержится в гуманности и понимании человеческой слабости, уравновешивающих невыносимые противоречия мира. Чудовищный парадокс присущ учению о первородном грехе, с одной стороны, и позиции пробабилизма с другой, поэтому психолог вынужден следовать христианской проблеме противоположностей, подчеркнутой выше, - в Самости добро и зло связаны теснее, чем однояйцовые близнецы! Реальность зла и его несовместимость с добром раскалывают противоположности и неумолимо ведут к распятию и подвешиванию всего живущего. Поскольку "душа по природе своей является христианкой", этот результат должен быть столь же неизбежным, как в жизни Иисуса: мы все должны быть "распяты с Христом", т.е. погружены в моральные страдания, эквивалентные действительному распятию. На практике это лишь возможность, лежащая в стороне, она столь невыносима и враждебна к жизни, что человек может оказаться в таком состоянии только случайно и чрезвычайно редко. Ибо как он мог оставаться обыкновенным перед лицом таких страданий! Пробабилистическая позиция в проблеме зла, в большей или меньшей степени, оказывается неизбежной. Поскольку истина о Самости - необъяснимый союз добра и зла -конкретно приводит к парадоксу о том, что хотя грех есть тяжелейшее и опаснейшее из всего, что может быть, это еще не так серьезно, потому что может быть опровергнуто "про-бабилистическими" аргументами. Это не непременная распущенность или легкомысленный поступок, это жизненная необходимость.

В книге «К.Г.Юнг говорил» содержится краткое описание алхимического процесса, предложенное Юнгом.


Основная ценность открытий К. Юнга в том, что его исследования помогают непредубежденному человеку найти прямые, можно сказать, эмпирические доказательства правоты более широкой, нежели материалистическая картина мира, и открыть вся полноту небес и глубины ада в своей собственной душе.

(Юнг, цитировано по МакГуир и Халл, 1977: 228-229).
Все это и многое другое Юнг видел спроецированным алхимиками на материю. Эти усилия были нужны для привнесения единства в расщепленные части психики, создания «химической свадьбы». В этом Юнг видел моральную задачу алхимии: объединить разрозненные элементы души, личное и высшее космическое, и достичь таким образом цели – ляписа или философского камня. Подобным же образом Юнговская психология работает с конфликтами и диссоциациями психической жизни и пытается привести к таинственному объединению в Целостность.
Есть Алхимические тексты, о которых упоминает автор Стантон Марлан, которые представляют упущенное звено в мистической алхимии, связывающее гностическо-герметическую греческую алхимию с латинской алхимией Европы.

Цивилизация нуждается в мифе для выживания… Я думаю, что христианский миф, в котором мы живем, деградировал и стал неэффективным. Алхимия же является совершенным мифом. Если у западной цивилизации и есть шансы выживания, то через алхимию, в которой - дополнение и продолжение христианского мифа… Дефект христианского мифа в том, что он не включает фемининное.

(В католичестве есть Дева Мария, но это слишком «очищенное» фемининное, не включающее темную сторону). Христианство относится к материи как мертвой и не справляется с проблемой противоположностей – с существованием зла. Алхимия же дает решение проблем материи, противоположностей и фемининного. (фон Франц, цит. По Вагнеру 1998-1999: 15-16)

Алхимическая работа может быть приравнена к процессу индивидуации, но алхимические открытия превосходят личный процесс по богатству и глубине.

Алхимия является сакральной работой, требующей еще и религиозного отношения (духовного понимания) ко всему происхдящему.
Юнговская метапсихология и ее связь с христианскими образами привели Хиллмана (последователя Юнга) к различению между «алхимией духа» и «алхимией души». Он отмечал, что трансформацию психики нужно отличать от христианской идеи спасения. Алхимические образы и высказывания ценны не столько тем, что алхимия повествует о стадиях индивидуации (интеграции личности), о соединении противоположностей, но и отражает христианскую идею спасения – «Смертию смерть поправ и живот даровав». «Бесчисленные таинственные, загадочные, парадоксальные и часто противоречивые алхимические тексты раскрывают психическое феноменологически» (Хиллман 2003: 103).

Описания Алхимического процесса есть по сути описание сложного опыта души на пути ее восхождения к Богу – Любви.

************************************************** **********************************
Юнговские размышления над алхимией помогают лучше понять ряд его фундаментальных понятий. Его идеи психической реальности, центральности архетипа, индивидуации, активного воображение, Самости в качестве высшей структуры, религиозной природа психики – все они развивались или углублялись через обращение к алхимии. Он сравнивал свои переживания с переживаниями алхимиков, и алхимия стала исторической аналогией и обоснованием его мыслей. Т.о. Юнг вывел алхимию из тени и привнес ее в современную психологию. Кроме основных теоретических идей, упомянутых выше, алхимия дала Юнгу и юнгианской психологии богатый метафорический язык, описывающий комплексы бессознательного и трансформации аналитической работы.

Prima materia и massa confusa стали образами хаоса в начале аналитической работы, а vas hermeticum, контейнер и запечатанный сосуд – образом аналитических отношений. В этом сосуде психическая материя нагревается, готовится, коагулируется, дистиллируется и трансформируется. Эти психологические алхимические процессы происходят с путаницей и расщеплениями личности на пути исцеления через союз coniunctio и священную свадьбу, которая приводит к стабильному ощущению целостности, Самости или философского камня. Метафоры алхимии пригодились в новой глубинной психологии бессознательного, цвета алхимии стали цветами периодов в анализе, и алхимия была увидена в психологическом свете.

Линди Аткинсон Феминная Алхимия

Анаэль 05.06.2012 19:37

Юнг о дьяволе, Тени и Тьме бессознательного.

Юнг, как практикующий врач и психолог, все время сталкивался с негативными проявлениями психики людей. И конечно же, будучи европейцем впитал в себя с молоком матери христианскую культуру.
Но не смотря на это смог посмотреть трезво на проблему Дьявола и Бога в человеческой психике и жизни.
И пришел к выводу, что и Бог и дьявол не где то "ТАМ", а в человеке. И что процесс идивидуации (интеграции личности и обретение индивидуальности) невозможно без преодоления противоречия между ними. Те же задачи он увидел и в Алхимии. Только он рассматривал их в отрыве от задач духовного синтеза и духовного возрождения. Поэтому не дошел до конца в своих исследованиях. Хотя подошел к ним очень, очень близко, что явствует из его выводов.
Размышляя над природой Алхимической кватерности, или Квадратурой круга Юнг обращается к наследию Восточных религий (справедливо полагая, что Истина не имеет национальной или конфессиональной принадлежности) и рассматривает мандалы.

Вот некоторые выдержки из его самого известного труда "Психология и Алхимия".

192 В восточном символизме квадрат - означающий землю в Китае, padina или лотос в Индии - имеет характер г/от: женственности. Мужское бессознательное подобно женскому и персонифицируется анимой.

65 Анима хоть и олицетворяет "подчиненную" функцию и по этой причине часто имеет теневой характер, фактически иногда олицетворяет зло сама по себе. Как правило, это четвертая личность. Это черная и ужасная материнская утроба, природа которой амбивалентна. Христианское божество едино в трех лицах. Четвертая личность в небесной драме -несомненно дьявол.

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

В более безобидной психологической версии он представляется просто подчиненной функцией.


С моральной точки зрения он представляет собой человеческий грех, функцию, относящуюся к нему и предполагаемую мужской. Женский элемент божества остается туманным, интерпретация Святого Духа как Софии считалась еретической.

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Так что христианская метафизическая драма, "Пролог в небесах", имеет актеров только мужского пола, и эту точку зрения разделяют многие древние мистерии. Но женский элемент, очевидно, где-то должен быть - предположительно, он будет обнаружен в темноте. По крайней мере, такое место ему определили китайские философы; в yin67

Несмотря на единство мужчины и женщины, они все же представляют собой непримиримые противоположности, которые, будучи активизированными, деградируют до смертельной враждебности. Эта изначальная пара символизирует все мыслимые пары противоположностей, которые можно себе представить: жару и холод, свет и тьму, север и юг, сухое и мокрое, хорошее и плохое, сознательное и бессознательное. В психологии функций существует две сознательные и, следовательно, мужские функции, высшая и вспомогательная, которые представлены в снах, скажем, отцом и сыном, тогда как бессознательные функции представляются как мать и дочь. Поскольку конфликт между двумя вспомогательными функциями совсем не так велик, как между дифференцированной и подчиненной, то, возможно, третью функцию - т.е. бессознательную вспомогательную -можно поднять до сознания, и таким образом, сделать мужской. Однако, вместе с ней попадут следы ее засорения подчиненной функцией. Таким образом осуществляется своего рода связь с темнотой бессознательного. Это будет согласовываться с психическим фактом, что Дух Святой должен еретически интерпретироваться как София, поскольку он был посредником рождения во плоти, обеспечив божественному возможность освещать темноту мира.

Несомненно, это была та ассоциация, которая позволила заподозрить Святой Дух в женственности, так как Мария была темной землей сферы деятельности - ilia terra virgo nondum pluviis irrigata (эта девственная земля еще не увлажнена дождями), как назвал ее Тертуллиан.

193 Четвертая функция засорена (имеет примеси) бессознательным и, будучи осознана, тянет за собой все из бессознательного. Поэтому, мы должны прийти к соглашению с бессознательным и попытаться осуществить синтез противоположностей, что бы устранить тяжелейший конфликт.

Противоположность между светом и добром с одной стороны, и тьмой и злом - с другой, представляется открытым конфликтом, поскольку Христос воплощает добро, а его антипод - дьявол - зло. Эта противоположность является подлинной мировой проблемой, которая в настоящее время еще не решена.
Самость, однако, абсолютно парадоксальна в том, что она в любом отношении представляет тезис и антитезис, а также синтез. (Психологические доказательства этого утверждения бесчисленны, хотя я не могу цитировать их здесь in extenso. Хорошо осведомленного читателя я отослал бы к символизму мандалы.)

23 Поскольку исследование бессознательного привело мышление к опыту архетипа, индивид встречается с глубочайшими противоречиями человеческой природы, и это столкновение ведет к возможности прямого постижения света и тьмы, Христа и дьявола. К лучшему или нет, но на этом пути встречаются лишь незначительные возможности, а не гарантии; потому что переживания такого рода нельзя вызвать какими-либо доступными человеку средствами.

://jpe.ru/1/big/280708/0o59bq0qbo.gif[/img]
Аннигиляция Эго и рождение Феникса.

Существуют факты, подлежащие рассмотрению и неподвластные осознанному контролю. Переживание противоположностей не имеет отношения к инсайту или эмпатии. Это скорее то, что мы могли бы назвать фатальным. Такое переживание, за исключением всех других доказательств, может убедить одного в истине Христа, а другого - в истине Будды.

24 Без переживания противоположностей нет переживания целостности и, следовательно, нет внутреннего приближения к священным образам.

По этой причине христианство настаивает на греховности и первородном грехе, с очевидным намерением открыть бездну противоречий в каждом индивидууме - по меньшей мере снаружи. Но этот метод терпит крах, сталкиваясь с бдительным рассудком: тогда в догму просто не верят и вершиной ее мыслится абсурд. Такой интеллект просто односторонен и останавливается перед ineptia mysterii*. Он бесконечно далек от антиномий Тертуллиана; он совершенно не способен перенести страдания, которые вызывают напряжение мысли.
Кто бы и что бы ни думал об описанных феноменах, ясно одно: это находится в стороне от того, что содержится в гуманности и понимании человеческой слабости, уравновешивающих невыносимые противоречия мира. Чудовищный парадокс присущ учению о первородном грехе, с одной стороны, и позиции пробабилизма с другой, поэтому психолог вынужден следовать христианской проблеме противоположностей, подчеркнутой выше, - в Самости добро и зло связаны теснее, чем однояйцовые близнецы!
еальность зла и его несовместимость с добром раскалывают противоположности и неумолимо ведут к распятию и подвешиванию всего живущего. Поскольку "душа по природе своей является христианкой", этот результат должен быть столь же неизбежным, как в жизни Иисуса: мы все должны быть "распяты с Христом", т.е. погружены в моральные страдания (фазы Нигредо), эквивалентные действительному распятию. (мистериальная смерть, философская смерть, самоаннигиляция, коллапс, Армагеддон, Апокалипсис – конец ветхого мира… когда наступит «…и будет новое небо и новая земля…)



Рассматривая эту мысль Юнг делает вывод: - На практике это лишь возможность, лежащая в стороне, она столь невыносима и враждебна к жизни, что человек может оказаться в таком состоянии чрезвычайно редко. Ибо как он мог оставаться обыкновенным перед лицом таких страданий!
Потому то один из алхимиков, прошедший все испытания в конце Великого Делания воскликнул: - «После стольких мук и страданий я воскрес сильным, чистым, безупречным.
Душа и Дух полностью пропитали тело. Отец и Сын ныне одно, смерть и тлен не властны над ним».«В обычном человеке Дух поглощается телом, но в истинном философе Дух столь велик, столь силен, что он поглащает и питает телесное обиталище человека». У Менли П.Холла в разделе Алхимические фигуры.
А знаменитый Гебер ибн Джабир написал в своей «Книге о весах»: - «Мудрость открывается лишь тому, кто хотя и исполнен жизни, принял опыт смерти».

Необходимость решения проблеме зла, в большей или меньшей степени, оказывается неизбежной. Поскольку истина о Самости - необъяснимый союз добра и зла -конкретно приводит к парадоксу о том, что хотя грех есть тяжелейшее и опаснейшее из всего, что может быть, это еще не так серьезно, потому что может быть опровергнуто "про-бабилистическими" аргументами. Это не непременная распущенность или легкомысленный поступок, это жизненная необходимость.
А тот факт, что дьявол тоже может владеть душой, ничуть не уменьшает ее значения.

7. Религиозная терминология приходит естественным образом, как единственно адекватная, когда мы встречаемся с трагической судьбой, которая является неизбежным спутником целостности. "Моя судьба" (рок) означает демоническую волю, потому что судьба — воля, не совпадающая необходимым образом с моей собственной (волей эго). Когда она противостоит эго, трудно не чувствовать действительную "силу" в ней, божественную или адскую. Человек, который покоряется своей судьбе, называет ее волей Бога; человек, ведущий безнадежную изнурительную борьбу с ней, более склонен видеть в ней дьявола. В любом случае такая терминология встречает всеобщее понимание.

Изнуряющая борьба с самим собой является причиной подобных страданий..
Далее Юнг высказывает следующую мысль: - "Интеллект может быть дьяволом. Надо совсем не соприкасаться с жизнью, чтобы не замечать таких вещей.
Дионисийский опыт даст этому дьяволу достаточно работы, которую он будет ожидать, поскольку окончательное решение проблемы с бессознательным значительно превосходит труды Геркулеса- По моему мнению, это целый мир проблем, которые интеллект не мог бы решить даже за сотни лет - здесь причина того, почему он часто уходит в отпуск, чтобы восстановиться на более легких задачах.

Алхимия указывает Путь и Способ решения проблем недоступных интеллекту, который совершенно справедливо в Гностической и Герметической Философии отождествляется с Люцефирическим началом. Только надо иметь ввиду, что демоническими свойствами обладает диалектический разум. Такой интеллект-разум, который наполнен противоречиями, состоящими из противоположностей . Божественное сознание не дуально. Оно триедино! Это та самая троица Алхимии, которая должна действовать сообща. И именно благодаря этому все противоречия устраняются. Философский Камень называют "Примеритель врагов, устраняющий противоречия".
Это - качество нового сознания, рожденного словно Феникс из пепла. Божественное сознание характеризуется присутствием Бога в нем. Бог есть Любовь. Истинная любовь пропитана Святым Духом Истины. Это и есть Святое понимание.


Анализируя проблему Тьмы , Тени и дьявольского в человеке Юнг констатирует: - " Обнадеживает лишь тот факт, что ангелы после дьявольских козней с Фаустом несут его "бессмертную часть" к небесам. Она в оригинале называется Фаустовская энтелехия.
91. См. движение преобразующего вещества в Tabula smaragdina (De alche-mia, стр.363).

И не случайно алхимики советуют своим последователям подчинять природу, через покорность ей.


"Природа подчиняется лишь тому, кто сам покоряется ей".

При этом стоить помнить, что речь идет об этой природе, которая дочь времени. И под " Природой" надо понимать не только тело физическое, но и психическое (астральное...) Все подсознание человека - это Та самая природа, которая должна быть возвращена Богу и Истине. Человек должен стать ОСОЗНАННЫМ, а не рефлекторно-бессознательным.
" Для сведущего в Химии, пусть Природа, Разум, Опыт, и Чтение станут Проводником, посохом, очками и светильником".

Природу сделай своим проводником,
В искусстве следуей ей, иначе ошибешься.
Пусть посохом твой разум будет; а глазам
Даст силу опыт, и ты далекое увидишь.
Читай: ведь чтенья свет рассеивает тьму,
И одолеть поможет сонм вещей и мыслей.



Введение в религиозно-психологическую проблематику алхимии

У Юнга есть очень много ценных с точки зрения исследования сути Алхимии мыслей и точных наблюдений. Юнг был гением! Но он, к сожалению не был алхимиком и потому подойдя очень, очень близко, он все же не переступил порога.
Каждому современному исследователю Алхимии стоит познакомиться с его поздними трудами. И обязательно в свете состояния своей собственной жизни и состоянии своей собственной души. Ваш внешний и внутренний миры - это сообщающиеся сосуды. И все проблемы бессознательного перетекают во внешнюю жизнь, отражаясь там в конкретной форме обстоятельств вашей жизни и конкретных людей, как неких символов ваших внутренних проблем (задач).
Исследования Юнга могут значительно помочь в решении этих внутренних (ти как следствие внешних) проблем. Ведь все они являются следствием внутренних конфликтов и противоречий. Вот о том КАК устранить противоречия и обрести целостность размышляет Юнг в данной статье.


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
***************************


продолжение следует.....

Анаэль 10.07.2012 22:15

Боже! Сколько лет я иду но не сделал ни шаг.
Боже! Сколько лет я ищу то что вечно со мной.


“Символ Христа” для психологии — предмет наиважнейший, поскольку наряду с образом Будды является, может быть, наиболее развитым и дифференцированным символом самости. (Не самости, а символом Истинного, Духовного-Я человека. Триединого, а не дуального, как в случае с самостью, и любой яркой, но диалектической индивидуальности.)

Мы определяем это по масштабам и содержанию имеющихся высказываний о Христе, которые в удивительно высокой степени соответствуют психологической феноменологии самости, хотя и не заключают в себе всех аспектов этого архетипа. Необозримо обширный объем этого явления может расцениваться как недостаток определенности религиозного персонажа. Однако высказывать оценочные суждения никоим образом не входит в задачу науки. Самость не только неопределенна, но и парадоксальным образом содержит в себе черты определенности, даже неповторимости. В этом, пожалуй, одна из причин того, что именно те религии, которые имели в основателях исторических личностей, стали мировыми религиями, каковы христианство, буддизм и ислам. Привлечение неповторимых человеческих личностей (а в особенности в сочетании с неопределяемой божественной природой) как раз согласуется с абсолютно индивидуальным характером самости, которая связует неповторимое с вечным и отдельное — с максимально всеобщим. Самость есть объединение противоположностей. Тем самым этот символ в самом существенном отличается от христианского. Андрогинность Христа — наиболее незначительная уступка церкви проблематике противоположного. Противоположности света и добра, с одной стороны, и тьмы и зла — с другой, предоставлено быть открытым конфликтом, причем Христос выступает как просто благо, а контрагент Христа, черт, — как зло.

Вот, мы и добрались до фундаментальных задач алхимика. Соединение несоединимого, соединение всех стихий и Духа с Материей.

Эти противоположности и есть подлинная мировая проблема, которая пока еще остается нерешенной. Самость, однако, — абсолютная парадоксальность, потому что она в любом отношении является тезисом и антитезисом, а заодно и синтезом.

Архетип, сближенный с сознанием благодаря исследованию бессознательного, устраивает поэтому индивидууму очную ставку с бездонной противоречивостью человеческой природы, и ему становится доступным совершенно непосредственное переживание света и мрака, Христа и черта.

Речь идет, разумеется, в лучшем или в худшем случае только о создании возможности, а не о гарантиях осуществления; ибо переживаний этого рода нельзя с необходимостью достичь нашими человеческими средствами. Нужно принять при этом во внимание факторы, неподвластные нашему контролю.

Переживание противоположности не имеет ничего общего ни с интеллектуальным прозрением, ни с заимствованием. Скорее, можно было бы назвать это судьбой. Такое переживание одному доказывает правду Христа, другому — правду Будды, и притом вплоть до полной очевидности.

“Пробабилизмом называют, вообще говоря, образ мыслей, который в ответах на научные вопросы удовлетворяется большей или меньшей степенью вероятности. Рассматриваемый нами здесь моральный пробабилизм заключается в основном положении, согласно которому в актах нравственного самоопределения следует действовать не по совести, а в соответствии с вероятно правильным, т.е. по тому, что рекомендовано авторитетом жизни или учения”. Иезуитский пробабилист Эскобар (ум. в 1669) придерживается, например, мнения, что если исповедующийся ссылается на пробабильное мнение как причину своего поступка, то исповедник вынужден отпустить грех, даже если он не разделяет этого убеждения.

По вопросу о том, насколько часто в течение жизни нужно давать обет любви к Богу, Эскобар цитирует ряд иезуитских авторитетов. Согласно одному из мнений, достаточно одноразовой любви к Богу незадолго до смерти, согласно другому. — один раз в год или один раз в каждые три-четыре года. Сам он приходит к выводу, что достаточно любить Бога один раз — при первом пробуждении разума, а затем по разу в каждые пять лет и, наконец, один раз в смертный час. По его мнению, большое число различных моральных наставлений является главным доказательством в пользу благого провидения Божьего, ибо благодаря этому ноша Христа становится легче (I.e., S.68). Ср. об этом у Гарнака (Lchrbuch der Dogmengeschichte. 5. Aufl., Bd. 3, S. 748 ff-TObingen, 1931).).
Какой абсурд!!!!! Бог есть Любовь. Любить любовь один раз в свой смертный час? - какая дикость.
Как ни подходить к этому явлению, ясно все же одно — и это факт, — что в нем наряду с прочим присутствует изрядная доля человечности и понимание человеческого несовершенства, которые компенсируют невыносимость антиномии.

Чудовищный парадокс упорного утверждения первородного греха, с одной стороны, и уступки, которые делает пробабилизм, — с другой, хорошо понятны психологу как необходимые следствия набросанной выше христианской проблематики противоположного — ведь в самости добро и зло ближе друг другу, чем однояйцевые близнецы!
Ну как здесь не вспомнить цитату из Евангелия от Филиппа: -

10. Свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое - братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие - не хороши, и плохие - не плохи, и жизнь - не жизнь, и смерть не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала. Но те, кто выше мира; - неразорванные, вечные.

Реальность зла и его несоединимость с добром раздирают противоположности и неминуемо ведут к распятию и суспензированию (подвешиванию. — Пер.) всего живого. Поскольку “anima naturaliter Christiana”, то эти последствия должны наступить столь же неизбежно, как это случилось в жизни Иисуса: все мы должны быть “распяты со Христом”, т.е. суспензированы в моральных страданиях, что соответствует настоящему распятию. Практически это возможно, прежде всего, лишь приблизительно, и потом к тому же настолько невыносимо и несовместимо с жизнью, что обычный человек может позволить себе оказываться в таком состоянии только время от времени и максимально редко. Ибо как он мог бы при таком страдании быть еще и обычным! Поэтому более или менее пробабилистская установка в отношении к проблеме зла неизбежна. Тем самым правда самости, а именно подлинное единство добро — зло, конкретно выявляется в парадоксе: хотя грех есть нечто наиопаснейшее и наитягчайшее, он все же не настолько тяжел, чтобы нельзя было избежать его при помощи “пробабильных” доводов. При этом последнее — даже не безусловная распущенность или легкомыслие, а просто практическая жизненная необходимость. Практика исповеди поступает как сама жизнь, которая успешно сопротивляется, чтобы не погибнуть в неразрешимой противоречивости. А конфликт все равно — nota bene — продолжает существовать expressis verbis24, что опять-таки соответствует антиномии самости, которая сама есть конфликт и единство.


Христианство возвысило антиномию добра и зла до уровня мировой проблемы, а посредством догматической формулировки этой противоположности — до абсолютного принципа. В этом пока неразрешенном конфликте христианин предстает как протагонист добра и участник мировой драмы. Такое подражание Христу, если понимать его в самом глубоком смысле, означает страдание, которое для большинства совершенно невыносимо. Поэтому подражание Христу становится в жизни только условным и совсем не осуществляется, и пастырская практика церкви даже ощущает себя вынужденной “облегчить ношу Христа”. А это означает весьма существенное выхолащивание жесткости и остроты конфликта и тем самым практическую релятивизацию добра и зла. Добро равнозначно безусловному подражанию Христу, а зло — препятствованию ему.

Моральная слабость и косность человека суть то, что сильнее всего препятствует этому подражанию, и как раз посредством их пробабилизм проявляет на практике понимание, которое может соответствовать христианскому терпению, милосердию и любви к ближнему, иногда, может быть, больше, чем образ мыслей тех, которые видят в этом только распущенность. Хотя пробабилистское устремление достойно присуждения ему ряда главных христианских добродетелей, нельзя все же не заметить, что оно препятствует страданию при подражании Христу, а тем самым лишает борьбу добра против зла ее остроты и смягчает ее до выносимой степени. При этом происходит сближение с психическим архетипом самости, в котором и впрямь эта противоположность выступает в виде единства, и притом, как уже указывалось, не так, как в христианской символике, которая оставляет конфликт открытым. Для последней мир расколот “трещиной”: свет борется против мрака и горнее — против дольнего. (Это и есть задача алхимика. Устранить это противоречие в себе и соединить несоединимое)
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Эти Двое не являются ныне сутью Одного, как и в психическом архетипе. Хотя догма с ужасом отвергает мысль о том, что Двое суть Одно, трое суть одно.... но, как мы видели, предоставляет все же религиозной практике возможность приблизительного осуществления естественного психологического символа — именно, символа в себе единой самости. Зато догма настаивает на том, что Трое суть Одно, но открещивается от того, что Четверо суть Одно.


О четверичном соединении Алхимии и пятом элементе.

Нечетные числа, как известно, с древних времен не только у нас на Западе, но и в Китае считались мужскими, а четные — женскими. Тем самым Троица — явно мужское Божество, и андрогинность Христа и особое место и возвышенность Богоматери не являются ее полным эквивалентом.

С этой, может быть, чуждой для читателя констатации мы подходим к центральной аксиоме Алхимии, а именно к тезису Марии Профетиссы (Марии пророчицы, или Марии-алхимичке об Алхимической кватерности):

“Единица становится Двумя,
Двое —Тремя,
а из Третьего выйдет Единое как Четвертое”.

Как видно читателю уже из называния этой книги (“Психология и Алхимия”), в ней идет речь о психологическом значении Алхимии, т.е. о проблеме, которая, за редкими исключениями, до сих пор не была предметом научного исследования. До недавнего времени наука занималась только историко-химическим аспектом алхимии, и лишь в малой степени — ее философской и религиозной стороной. Значение алхимии для истории развития химии очевидно.

Зато ее исторически-духовное значение еще столь неизвестно, что кажется почти невозможным немногими словами дать представление о том, в чем оно состоит. Поэтому в данном “Введении” я сделал попытку изобразить ту религиозно-историческую и психологическую проблематику, в которую вплетена алхимическая тема.

Алхимия представляет собой нечто вроде подводного течения по отношению к поверхности господствующего христианства. Она соотносится с ним, как сон с сознанием, и подобно тому как сон компенсирует конфликты сознания, так и она стремится заполнить те места, которые оставила зиять антагонистическая напряженность христианства.

Точнейшим образом это выражается, пожалуй, в той аксиоме, которая лейтмотивом проходит через почти на целых 1700 лет протянувшийся срок жизни, данный Алхимии, (много бюольше и дольше) а именно в цитированном выше тезисе Марии Профетиссы. Здесь между нечетными числами христианской догматики протискиваются четные числа, которые означают женское, землю, подземное и даже само зло.

Их персстификацией является “serpens mercurii” , дракон, который сам себя порождает и уничтожает и символически представляет “prima materia” . Эта основополагающая мысль Алхимии отсылает к тоху28 (Tehom) (Быт. 1), Тиамат29 с ее драконовским атрибутом, а тем самым — к матриархальному первобытному миру, который был преодолен — в теомахии мифа о Мардуке — мужским миром Отца (Читатель найдет сводку мифологических мотивов в книге: J.B.Lang. Hat ein Gott die Welt erechaffen? Bern, 1942.


К сожалению, филологическая критика нашла в этом сочинении много недостатков. Но оно достойно внимания ради своей гностицистской тенденции.). Этот всемирно-исторический поворот сознания в “мужскую” сторону был компенсирован прежде всего посредством хтонически-женского начала бессознательного. Уже в некоторых дохристианских религиях дифференциация мужского выступала в виде спецификации Отец — Сын, каковое превращение получило затем в христианстве первостепенное значение. Если бы бессознательное было просто комплементарным, то оно сопровождало бы этот поворот сознания выдвижением Матери и Дочери, для которого в мифе о Деметре и Персефоне уже был готов нужный материал. Но оно предпочло, как показывает Алхимия, тип Кибелы — Аттиса в образе “prima materia” и “filius macrocosmi”30, а тем самым проявилось как не комплементарное, а компенсирующее.

Так обнаруживается, что бессознательное не просто противоположно сознанию, но является более или менее модифицирующимся противником-партнером (Gegen- oder Mitspieler). Тип Сына вызывает на свет из “хтонического” бессознательного в качестве дополняющего образа не Дочь, а опять-таки Сына. Этот достопримечательный факт, по всей видимости, совпадает с воплощением чисто духовного Бога в земной природе человека, что происходит благодаря зачатию Святым Духом во чреве Beata Virgo31. Так горнее, духовное, мужское склоняется над дольним, земным, женским, и в результате предшествующая отцовскому миру Мать, идя навстречу мужскому, при помощи инструмента человеческого духа (“философии”) производит на свет Сына, — не противоположность Христа, но его хтоническое соответствие, богочеловека, сказочное существо, единообразное с сущностью Праматери. И как заданием горнего Сына является спасение человека (микрокосмоса), так назначение дольнего Сына — быть “salvator macrocosmi”.

Вот в кратких чертах драматические события, которые разыграны в темных глубинах Алхимии. Излишне было бы отмечать, что эти оба Сына если и соединялись, то , может быть, только и исключительно в Духе и в глубочайшем переживании некоторых немногих, особенно одаренных алхимиков.

Но то, что “имело целью” это событие, понять не слишком трудно: вочеловечивание Бога по видимости было сближением мужского принципа отцовского мира Духа с женским принципом материнского материального мира, благодаря чему последний ощущает побуждение уподобиться отцовскому миру.

Это явно означало не более и не менее как попытку сглаживания противоречий для компенсации открытого конфликта.

Пусть читателя не смущает, что мое изложение звучит как гностический миф. Мы продвигаемся теперь в те психологические сферы, в которых коренится гносис.
Выражение христианского символа — это гносис, а уж компенсация бессознательного — и подавно он.

Мифологема есть самый что ни на есть подлинный язык этих психических процессов, и никакая рассудочная формулировка даже и приблизительно не в состоянии достичь полноты и выразительной силы мифического образа. Речь-то идет о праобразах, которые потому и передаются лучше всего и в самом подходящем виде образным языком.

Изображенный тут процесс обнаруживает все черты психологической компенсации. Маска бессознательного, ясное дело, не мертва, а отражает тот лик, который ему показывают. Враждебность придает ему угрожающий вид, а расположенность смягчает его черты. При этом речь идет не о простом оптическом отображении, но о самостоятельном ответе, который открывает автономную сущность того, кто отвечает. Так, “filius philosophorum” — ни в коем разе просто рефлекс Сына Божьего в негодной материи, а это сын Тиамат демонстрирует черты материнского праоблика. Хотя он явный гермафродит, у него все же мужское имя, и тем самым он выдает склонность к компромиссу отвергнутого духом и просто-напросто идентифицировавшегося со злом хтонического мира: он является, несомненно, уступкой духовному и мужскому, несмотря на то, что несет на себе тяжесть земли и баснословность звериного прасущества.
Этот ответ материнского мира показывает, что пропасть, отделяющая его от отцовского мира, не является непреодолимой, ибо бессознательное содержит в себе зародыш единства обоих. Сущность сознания есть различение; оно должно, ради осознанности, разрывать противоположности, и притом contra naturam .

В природе ищут себя противоположности — “les extreme se touchent” , — и так обстоит дело в бессознательном, особенно в архетипе единства, в самости. В нем, как и в божественном, противоположности снимаются. Но с манифестацией бессознательного начинается их раскол, как во время сотворения мира; ибо каждый акт осознания есть акт творения, и от этого психологического опыта происходят многоразличные космогонические символы.



В Алхимии речь идет преимущественно о зародыше единства, который спрятан в хаосе Тиамат и образует соответствие единства божественного. Как и это единство, он имеет тринитарную природу в Алхимии христианского толка и триадическую — в языческой (?) Алхимии. По другим мнениям, он соответствует единству четырех элементов и потому является четверичностью.



Но духовный синтез возможен только на основе пятого элемента!

Преобладающие большинство данных современной психологии свидельствуют в пользу последнего. Те немногочисленные случаи в моих наблюдениях, которые давали число “три”, характеризовались систематическим выпадением сознания, а именно неосознанием так называемой неполноценной функции. Тройка как раз не является естественным выражением целостности, в то время как четверка представляет минимум условий для суждения о целостности. Тем не менее следует подчеркнуть, что наряду с явной склонностью Алхимии (как и бессознательного) к четверичности существует без конца возникающая неопределенность между тремя и четырьмя. Уже в аксиоме Марии Профетиссы четверичность дается с оговорками и неточно. В алхимии имеется как четыре, так и три “regimina” (метода), четыре и три цвета. Хотя всегда имеется четыре элемента, чаще три из них собраны вместе, а один — на особом положении: то это земля, то огонь. Хотя “mercurius” и “quadratus”37, но также и трехголовый змей, или просто триединство. Эта неопределенность указывает на “Как, Так И”, т.е. центральные представления настолько же четверичны, насколько и троичны.

Психолог не может без того, чтобы не сослаться на тот факт, что и психология бессознательного знакома с подобной ошеломляющей ситуацией: менее всего дифференцированная так называемая неполноценная функция таким образом контаминирована с коллективным бессознательным, что при осознании наряду с другими вызывает на свет и архетип самости, как говорит Мария. “Четыре” имеет значение женского, материнского, физического, “три” — мужского, отцовского, духовного. Неопределенность между Четырьмя и Тремя означает то же, что и раскачивание между духовным и физическим: пример, говорящий в пользу того, что любая человеческая истина — предпоследняя.


* * *
ПРОДОЛЖЕНИЕ следует...... Юнг

Анаэль 16.08.2012 20:12

ПРОДОЛЖЕНИЕ. Юнг

....Вначале я исходил из тотальности человека как той цели, к которой в психотерапевтическом процессе ведет в конце концов душевное развитие. Этот вопрос то и дело переплетается с мировоззренческими и религиозными предпосылками. Даже если пациент, как это частенько бывает, считает себя в этом отношении непредвзятым, такого рода предпосылка его мышления, его образа жизни, его морали и его языка обусловлены исторически вплоть до деталей, что нередко остается для него неосознанным — отчасти по недостатку образования, отчасти — из-за отсутствия самокритики. Анализ его ситуации поэтому рано или поздно приводит к просвечиванию его общих духовных предпосылок далеко за пределы личностных факторов, а тем самым разворачивается та проблематика, которую я пытался набросать на предыдущих страницах.

На эту фазу процесса падает производство символов единства, так называемой мандалы, которые появляются или в снах, или в форме образных визуальных впечатлений в состоянии бодрствования, чаще всего как явственная компенсация противоречивости и конфликтное к осознанной ситуации. Было бы, пожалуй, неправильно сказать, что зияние расщелины (Пшивара) в христианском мироустройстве несет за это ответственность; ведь легко показать, как христианская символика эту рану как раз врачует или старается уврачевать.

На мой взгляд именно церковь, называющая себя Христианской, более всех в ответе за то углубляющееся противоречие и внутренний реликтовый конфликт сознания, связанный с Духом и плотью, верхним и нижним, горним и дольним, духовным и мирским и т.д. Религия даже не делает попыток к устранению этого фундаментального противоречия, отвергая напрочь ценность причины самого существования человека на земле и сам смысл его жизни в материальном мире в своем материальном физическом теле. Девальвируя таким образом промысел Божий.
И не выполняя в конечном счете своих провозглашенных духовных целей и задач.
Было бы, пожалуй, корректнее рассматривать эту неразрешенность конфликта как симптом психической ситуации западного человека и сетовать на его неспособность вместить в себя весь объем этого христианского символа. Как врач я не могу в этом отношении предъявлять пациенту требования;
нет у меня и церковного лекарства благодати. Вследствие этого я оказываюсь лицом к лицу с задачей пройти единственно возможным для меня путем, а именно путем осознанивания (BewuBtmachung) тех архетипических образов, которые в определенном смысле соответствуют догматическим представлениям. При этом я должен предоставить моему пациенту самому принимать решение, как это соответствует его предпосылкам, его духовной зрелости, его образованию, его происхождению и его темпераменту, поскольку это возможно без серьезных конфликтов.

Как врач я вижу свою задачу в том, чтобы поддерживать жизнеспособность пациента. Поэтому я не имею права выносить приговор о его окончательных решениях, ибо я по опыту знаю, что любое принуждение, будь то легкая суггестия, или советы, или иные методы воздействия, не приносит в конце концов ничего, кроме помех высшему и самому главному переживанию, а именно пребыванию наедине со своей самостью, или как там еще ни называй эту объективность души.

Он должен быть один хотя бы уже для того, чтобы узнать, что его несет, когда он больше не может нести себя сам. Только это знание даст ему нерушимую опору.


Эту поистине нелегкую задачу я в любое время с радостью предоставил бы решать теологам, если бы многие из моих пациентов сами не были как раз из теологов. Они должны были бы остаться подвешенными в церковной общине, но слетели с великого древа как увядший лист и теперь подвешены на излечении. Что-то в них судорожно цепляется, часто с силой отчаяния, как будто они или “оно” повергнутся в ничто, если они не смогут повиснуть, ухватившись. Они ищут твердую опору, на которую они могли бы встать.

Поскольку им (людям с любым серьезным религиозным опытом) не подходит поддержка извне, они в конце концов должны найти ее в себе самих, что, по их же признанию, как раз и есть самое невероятное с точки зрения разума, но что очень даже возможно с точки зрения бессознательного. Вот что нам открывается в архетипе “низкого" происхождения Спасителя.


Путь к цели — поначалу хаотичный и непредвиденный, и только очень постепенно множится число целеуказующих знаков. Этот путь не прямолинейный, а, по всей видимости, цикличный. Точное знание доказало, что это спираль:

мотивы сновидений через некоторые промежутки все вновь возвращаются к определенным формам, которые своим характером указывают на центр. Речь идет именно о средоточии, или о центральном расположении, которое проявляется при известных условиях уже в первых сновидениях. Сновидения как манифестации бессознательных процессов вращаются или циркулируют вокруг середины и приближаются к ней со все более явственными и обширными амплификациями. Из-за многообразия символического материала поначалу трудно вообще увидеть здесь какой-нибудь порядок. Ведь никак не предполагается, что серии сновидений подчинены какому-то упорядочивающему принципу. При ближайшем рассмотрении ход развития обнаруживает себя как циклический, или спиралевидный. Можно провести параллель между такими спиралевидными движениями и процессами роста у растений, потому что ведь и растительный мотив (дерево, цветок и т.д.) тоже часто возвращается в таких сновидениях и фантазиях и тоже спонтанно изображается на рисунках. В Алхимии дерево есть символ герметической философии.
И не только.



Первое исследование в книге “Психология и алхимия” занимается серией сновидений, которая в изобилии содержит в себе символы середины или цели. Развитие этих символов, так сказать, равнозначно процессу исцеления. Центр или цель имеет, таким образом, в собственном смысле слова значение спасения. Правомочность такой терминологии выявляется из самих сновидений; ибо они содержат в себе так много отношений к теме религиозных феноменов, что некоторые из них стали даже предметом моего исследования “Психология и религия”'"*. Мне кажется, не может быть сомнения в том, что относительно этих процессов речь идет о религиозно-творческих архетипах. Чем бы еще другим ни была религия, ее эмпирически постижимая, психическая часть, без сомнения, состоит в таких манифестациях бессознательного. Слишком долго муссировался, в сущности, неважный вопрос о том, являются ли утверждения религиозной веры истинными, или нет. Несмотря на то обстоятельство, что истинность метафизического утверждения никогда не может быть ни доказана, ни опровергнута, само по себе наличие такого утверждения является очевидным фактом, который не нуждается в дальнейших доказательствах, а если сюда присоединяется “consensus gentium” , то тем самым общезначимость высказывания доказана как раз в этом объеме.

Постижим в этом смысле только психический феномен, в отношении которого категории объективной достоверности или истинности не подходят. С помощью рациональной критики с феноменом не покончишь, и в религиозной жизни речь идет о явлениях и фактах, а ни в коем разе не о дискутабельных гипотезах. И в Алхимии речь идет о фактах.

Диалектический разбор в процессе психического лечения последовательно ведет к очной ставке пациента с его Тенью — той темной половиной души, с которой то и дело разделывались посредством проекции: или тем, что навешивали на своего ближнего — в более узком или более широком смысле — все те пороки, в которых сами были очевидным образом повинны, или перекладывая свои грехи — посредством “contritio” или, мягче, “attritio” (Contritio есть “совершенное” покаяние. Attritio- есть “несовершенное” покаяние (“contritio imperfecta”, к которому относится также “contritio naturalis”—). Первое рассматривает грех как противоположность высочайшего блага; последнее отвергает грех, потому что он зол и мерзок и из страха перед наказанием.) — на божественного посредника.

Но ведь известно, что без греха нет покаяния и без покаяния нет спасающей милости, даже что без “peccatum originale” никогда не явился бы на сцену акт спасения мира. Однако усердно избегают исследовать вопрос о том, заключается ли особая воля Божья, соблюдать которую есть все основания, как раз в силе зла? Если, подобно целителю душ, имеют дело с людьми, которые стоят напротив своей чернейшей Тени, то зачастую ощущают себя вынужденными непосредственно принимать такое воззрение (Совершенно естественно, что ввиду трагичности судьбы, которая есть неумолимая часть целостности, пользуются религиозной терминологией как единственно адекватной в этом случае.



“Моя неумолимая судьба” означает то же, что демоническая воля к именно этой судьбе, воля, которая не обязательно совпадает с моей (“Я”-волей). Но если она противопоставлена этому “Я”, то нельзя не ощутить в ней “силу”, т.е. божественное или инфернальное. Покорность судьбе называется волей Божьей; бесперспективная и изнурительная борьба против предопределенного увидит в ней скорее черта. Во всех случаях эта терминология общепринята и к тому же глубокомысленна.). Во всех случаях врач не может себе позволить столь же дешевым, сколь и морально возвышенным жестом указывать на скрижали закона с их “ты не должен”.

Ему следует объективно проверять и взвешивать возможности; ибо он знает, меньше из религиозного воспитания и больше — из природы и опыта, что имеется нечто наподобие felix culpa47. Он знает, что упускают не только свое счастье, но и свою основную вину, без которой человек не достигнет своей целостности. Последняя же есть харизма , которую нельзя получить ни искусством, ни хитростью, в которую можно только врасти и появление и ход которой можно только претерпевать.

Безусловно, ненормально, что человечество не едино, а состоит из индивидуумов, духовный характер которых оно распределяет на пространстве по меньшей мере
10 000 лет. Тогда, положительно, нет никакой истины, которая не означает для одних спасение, а для других — обольщение и яд. Всякий универсализм пребывает в этой жуткой дилемме. Выше я упоминал иезуитский пробабилизм: он, как ничто другое, рисует чудовищную задачу церковной католичности. Даже самые благожелательные приходили по этому поводу в ужас; но в непосредственном столкновении с жизненной действительностью кое у кого уже пропали негодование или улыбка.

Даже врач должен взвесить и обдумать, конечно, не в пользу церкви или противнее, но в пользу или не в пользу жизни и здоровья.



На бумаге-то кодекс морали выглядит ясным и достаточно чистым, но тот же документ, написанный на “плотских скрижалях сердца”, — жалкий клочок, и как раз в душах тех, которые шире всех разевали рот. Если уж повсюду возвещают: “Зло есть зло, мы осуждаем его без колебаний”,то в индивидуальном случае зло — именно самое проблематичное, — то, что требует основательнейшего взвешивания.
.................................................. .........

Анаэль 19.08.2012 19:59

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Гебер ибн Джабир написал в своей «Книге о весах»: - «Мудрость открывается лишь тому, кто хотя и исполнен жизни, принял опыт смерти».

Продолжая Карла Густава Юнга, хотелось бы остановиться на теме личного и коллективного без сознательного. Это Эго, Персона, Анима-Анимус, Тень, Самость... но все по порядку...

Бессознательное.

В своих произведениях Юнг подчеркивает: истинная природа бессознательного такова, что оно не может быть узнано и описано в связи с сознанием. Сознание, верит он, теоретически не имеет границ.
Далее Юнг подразделяет бессознательное на личное и коллективное.
«Наши бессознательные желания, подобно нашему телу, являются кладовой обломков и воспоминаний прошлого» (Jung, 1968, р. 44).
Личное бессознательное
Материалом для формирования личного бессознательного становится прошлое индивида. Эта формулировка аналогична фрейдовскому понятию бессознательного. Личное бессознательное состоит из болезненных и подавленных воспоминаний, а также незначительных воспоминаний, просочившихся из области сознания. Личное бессознательное содержит в себе части личности, которые никогда не доходят до сознания.
Коллективное бессознательное
Коллективное бессознательное — это самое смелое и самое спорное понятие из предложенных Юнгом. Юнг идентифицирует коллективное, или трансперсональное, бессознательное с ядром всего психического материала, который не проходит через личный опыт. Его составляющие и образы появляются, распределяясь между людьми всех временных периодов и всех культур. Некоторые психологи, например Скиннер, безоговорочно приняли, что каждый человек рождается как «чистая доска», tabula rasa; следовательно, психическое развитие возможно только через их личный опыт. Юнг постулирует, что психика ребенка уже хранит структуру, определяющую и каналы всего дальнейшего развития, и способы взаимодействия со средой. Эта базовая структура является, по существу, одинаковой у всех детей. Хотя мы развиваемся по-разному и становимся уникальными индивидами, коллективное бессознательное является общим для всех людей и, следовательно, едино (Jung, 1951 а).
«Оно [коллективное бессознательное] больше похоже на атмосферу, в которой мы живем, чем на что-либо, найденное внутри нас. Это просто неизвестная величина» (Jung, 1973, р. 433).
Подход Юнга к коллективному бессознательному можно увидеть в следующем отрывке из письма, которое он написал одному из своих пациентов:
«Вы доверяете своему бессознательному, как если бы это был Ваш любящий отец. Но это природа,и она не может быть устроена так, чтобы ее можно было использовать, как если бы она была надежным человеческим бытием. Это — нечеловеческое и нуждается в человеческой психике, чтобы функционировать во благо человека... Оно всегда обращается к своим коллективным целям и никогда — к Вашей индивидуальной судьбе. Ваша судьба является результатом сотрудничества между сознанием и бессознательным» (Jung, 1973, р. 283).
«Мы все... объяснили в беседах о бессознательной психике. Она не слишком удобна для наблюдения — иначе она не была бы бессознательной» (Jung in: Campbell, 1971, p. 28).
Согласно Юнгу, мы рождены с психологическим наследством, так же как с биологическим. Оба являются важными детерминантами поведения и опыта. «Как человеческое тело представляет целый музей органов, каждый с долгим эволюционным периодом, так и психика, по нашему предположению, организована подобным образом. Она может быть продуктом без историй не больше, чем тело, в котором она существует» (1964, р. 67).
Коллективное бессознательное, являющееся результатом опыта, общего для всех людей, включает и материал наших дочеловеческих и животных предков. Это источник наших самых захватывающих идей и опыта.

Архетип.

Одним из самых трудных понятий Юнга, вероятно, является архетип. Архетипы — это наследуемые склонности отвечать миру определенными способами. Они являются изначальными образами, воспоминаниями об инстинктивных энергиях коллективного бессознательного.
«Изначальный означает «первый» или «исходный»; следовательно, первый образ относится к самому раннему развитию психики. Человек наследует эти образы из прошлого своих предков, прошлого, которое включает всех человеческих предков, так же как и дочеловеческих, и животных» (Jung in: Hall & Nordby, 1973, p. 39).
Юнг постулировал идею архетипа, изучив рассказы своих пациентов. Ряд пациентов Юнга описывали сны и фантазии, включавшие удивительные идеи и образы, содержание которых не могло быть прослежено из прошлого опыта индивида. Юнг предположил, что в коллективном бессознательном есть уровень образности. Юнг также открыл тесную связь между содержанием снов пациентов и мифическими и религиозными темами, найденными им в разных культурах.
Согласно Юнгу, архетипы являются структурно-формирующими элементами внутри бессознательного. Из этих элементов вырастают архетипические образы, которые доминируют и в существовании личных фантазий, и в мифологиях всей культуры. Архетипы обнажают «готовность продуцировать вновь и вновь одинаковые или сходные мифические идеи» (1917, р. 69). Они имеют тенденцию появляться как основные паттерны — повторяющиеся ситуации и персонажи. Архетипические ситуации включают поиск, который осуществляет герой, путешествие по ночному морю и битву за освобождение от матери. Архетипические фигуры — это божественный ребенок, двойник, старый мудрец и предвечная мать.
С каждым архетипом может быть связано широкое разнообразие символов. Например, архетип матери заключает в себе не только реальную мать каждого человека, но также все материнские фигуры и фигуры воспитанников. Эта группа архетипа включает женщин вообще, мистические образы женщин, такие, как Венера или Девственная Мать и Мать Природа, поддерживающие и воспитывающие символы, такие, как церковь и рай. Архетип матери содержит в себе и позитивные, и негативные черты, такие, как угрожающая, доминирующая или душащая мать. В средние века, например, этот аспект архетипа выкристаллизовался в образ ведьмы.

«Это существенно — настаивать на том, что архетипы не являются просто именами или даже психологическими понятиями. Они являются частью самой жизни — образы, которые целиком связаны с живущим индивидом мостом эмоций» (Jung, 1964, р. 96).
Каждая из главных черт личности является архетипом. Эти структуры включают эго, персону, тень, аниму (у мужчин), анимус (у женщин) и самость.
В общем архетипические образы имеют современные формы. Сегодня людям более свойственно мечтать о борьбе с родней своего супруга, чем о победе над драконом.
Сами архетипы являются формами без собственного содержания, которые служат для того, чтобы организовывать или направлять в определенное русло психологический материал. Они в чем-то подобны сухим руслам рек, чья форма определяет характеристики реки, когда-то протекавшей по ним. Архетипы являются носителями энергии. Все творчество — архетипический элемент.
Архетипические формы — это инфраструктура психики. Архетипические паттерны подобны паттернам, организованным в кристаллическую структуру. Нет двух совершенно одинаковых снежинок, но каждая снежинка имеет одну и ту же основную кристаллическую структуру. Подобно этому содержание психики каждого индивида, так же как опыта каждого индивида, уникально. Тем не менее общие паттерны, в которые эти опыты вливаются, определяются универсальными параметрами и основополагающими принципами, или архетипами: «Архетипы бессознательного являются проявлениями органов тела и сил. Архетипы биологически обоснованы» (Campbell, 1988, р. 51).
В своей книге «Герой с тысячью лиц» (1949) Джозеф Кэмпбелл, ученик Юнга, намечает в общих чертах базовые архетипические темы и паттерны в историях и легендах о героях на всем протяжении истории. Несколько превосходных работ отмечают общие аспекты героического архетипа в сироте, воине, мудреце, глупце (Pearson, 1989, 1991), а также в короле, старце, волшебнике и любовнике (Moore & Gilette, 1990). История Эдипа является хорошей иллюстрацией архетипической ситуации, которая связана с глубокой любовью сына к матери и конфликтом с отцом. Эту же базовую структуру можно найти как тему во многих мифах и легендах. Она может быть психологическим паттерном у многих людей. Есть много других ситуаций связи, таких, как связь дочери с ее родителями, родительская связь с детьми, связи между мужчинами и женщинами, братьями и сестрами и т. д.
«Термин «архетип» часто неправильно понимается как обозначающий определенные мифологические образы или основные темы... Архетип является тенденцией к формированию представлений основной темы — представлений, которые в деталях могут изменяться без потери своего основного паттерна» (Jung, 1964, р. 67).
Для размышления. Архетипы в вашей собственной жизни
Каким был главный архетипический образ или тема в вашей жизни?
Какими способами он влияет на вас и на все вокруг вас? Приведите некоторые примеры того, насколько он актуален в вашей жизни.
Знайте, что первый архетип, который приходит на ум, не является непременно самым важным. Один из способов обнаружить, какие архетипы полны для вас смысла, — это думать о темах в литературе и фильмах, которые для вас привлекательны. Есть ли характер, который вы находите особенно пленительным? Или есть основной вид ситуаций, который вы находите наиболее соблазнительным, — например, обреченная великая любовь или опасное путешествие в неведомое?

Эго.

Эго является центром сознания и одним из главных архетипов личности. Эго обеспечивает чувство постоянства и направления в нашей сознательной жизни. Оно противится нарушению хрупкой целостности сознания и пытается убедить нас, что мы должны всегда сознательно планировать и анализировать наш опыт.
Согласно Юнгу, психика в первую очередь состоит из бессознательного. Юнг, как и Фрейд, считал, что эго вырастает из бессознательного и привносит и разнообразный опыт, и воспоминания, продолжая деление между бессознательным и сознанием. В эго нет бессознательных элементов, только сознание содержит в себе выведенное из личного опыта. Мы привыкли верить, что эго является основным элементом психики, и в конце концов игнорируем другую половину психики — бессознательное (см. рис. 4.2 и 4.3 для описания структуры личности)
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Рис. 4.2. Структура личности. На рисунке изображен порядок, в котором главные архетипы обычно появляются в юнгианской психологии. Тем не менее двухполюсная репрезентация теории Юнга не проводит особенно четкой границы. Самость, например, глубже уходит в бессознательное, чем структуры личности, но в то же время это также центр всей личности (адапт. из Thomas Parker).
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Рис. 4.3. Общая схема психики. Из «Я и Не-Я» (диагр. 1, приложение) М. Е. Harding, 1965. © 1965 Bollingen. Адапт. с разрешения.
«Эго всегда хочет все объяснить и утвердить свое собственное существование» (Jung, 1973, р. 427).

продолжение следует....:bye:

Анаэль 21.08.2012 19:36

Персона.
Наша персона является внешним проявлением того, что мы предъявляем миру. Это характер, который мы считаем приемлемым; через него мы взаимодействуем с другими. Личность включает в себя наши социальные роли, одежду, которую мы носим, и наши индивидуальные способы выражать себя. Термин персона пришел из латыни, означая «маска», или «фальшивое лицо». Маска надевалась актерами в Древнем Риме. Чтобы социально функционировать, мы играем роль, используя приемы, свойственные именно этой роли. Даже тогда, когда мы не можем приспособиться к чему-либо, наши роли продолжают работать. Это роли, выражающие отказ.
Персона имеет и негативные, и позитивные аспекты. Доминирующая персона может подавить человека. Те, кто идентифицируется с персоной, видят себя в основном в границах своих специфических социальных ролей. Юнг назвал персону «согласованным архетипом». Как часть своей позитивной функции, она ограждает эго и психику от различных социальных сил и аттитюдов, которые сталкиваются с ними. Вдобавок персона является ценным инструментом для общения. В античной драме ненадежность человека передавалась с помощью искаженных масок, информируя о личности и о роли, которую играл актер. Персона может быть решающей в нашем позитивном развитии. Когда мы начинаем играть главную роль, наше эго мало-помалу стремится идентифицироваться с ней. Этот процесс является основным в личностном развитии.
Процесс тем не менее не всегда позитивен
. В то время как эго идентифицируется с персоной, люди начинают верить, что они являются тем, чем претендуют быть. Согласно Юнгу, мы в конечном счете извлекаем эту идентификацию, чтобы изучить в ходе самореализации, или индивидуации, что же мы собой представляем. Небольшая группа других людей, окружающих нас, содержит проблемы их личностей, из-за культурных предубеждений и социальных срезов их персон (Hopcke, 1995).
Персона может быть выражена через объекты, которые мы используем, чтобы закрыть свое тело (одежда или покрывало), и через инструменты нашего занятия (лопата или портфель). Таким образом, обычные предметы становятся символами идентификации человека. Термин символ статуса (машина, дом или диплом) выражает понимание обществом важности имиджа. Все эти символы могут быть найдены в снах как репрезентации персоны. Например, кто-либо с сильной персоной может появиться во сне как слишком нарядно одетый или стесненный слишком большим количеством одежды. Человек со слабой персоной может появиться голым или в открытой одежде. Одним из возможных выражений неадекватной персоны может быть фигура, не имеющая кожи.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Для размышления. Персона
Составьте список вашей любимой одежды, драгоценностей или другого имущества, которым вы владеете. Выберите тот предмет из списка, который, как вам кажется, представляет вас наиболее полно, является в некотором роде интегральной частью вашего образа самого себя. Выберите что-либо, что вы носите или надеваете самое продолжительное время.
1. Обходитесь без этого предмета в течение недели и заметьте свою реакцию на его отсутствие.
2. Дайте этот предмет взаймы вашему другу. Как вы себя чувствуете, когда кто-то надевает ваш любимый предмет или пользуется им?
---
Тень.
Тень — это архетипическая форма, состоящая из материала, подавленного сознанием; ее содержание включает те тенденции, желания, воспоминания и опыты, которые отсекаются человеком как несовместимые с персоной и противоречащие социальным стандартам и идеалам. Тень содержит в себе все негативные тенденции, которые человек хочет отвергнуть, включая животные инстинкты, а также неразвитые позитивные и негативные черты.
«Как я могу быть реальным, не отбрасывая тени? Если я хочу быть цельным, то должен иметь и темную сторону; осознавая свою тень, я вспоминаю еще раз, что я человеческое существо, подобное любому другому»
(Jung, 1931, р. 59).
Чем сильнее становится наша персона, тем более мы идентифицируемся с ней и тем больше отвергаем другие части самих себя. Тень представляет собой то, что мы намереваемся сделать подчиненным в нашей личности, и даже то, чем мы пренебрегаем и чего никогда не развиваем в себе. В снах фигура тени может появиться как животное, карлик, бродяга или любая другая подчиненная фигура.
В своих работах о подавлении и неврозе Фрейд в первую очередь рассматривал аспекты того, что Юнг называет тенью. Юнг нашел, что подавленный материал организован и структурирован вокруг тени, которая становится в буквальном смысле негативной самостью, или тенью эго. Тень часто является в опыте снов как темная, примитивная, враждебная или пугающая фигура, так как содержание тени насильственно вытеснено из сознания и антагонистично сознательной точке зрения. Если материал из тени возвращается обратно в сознание, она теряет очень многие из своих примитивных и пугающих черт. Тень наиболее опасна, когда неузнана. В этом случае человек проецирует свои нежелательные черты на других или подавляется тенью, не понимая ее. Образы врага, дьявола или понятие первородного греха являются аспектами архетипа тени. Когда большая часть материала тени становится осознанной, меньшая не может доминировать. Но тень является интегральной частью нашей природы и никогда не может быть полностью уничтожена. Личность, претендующая на то, чтобы не иметь тени, оказывается не сложным человеком, а двумерной карикатурой, отрицающей смесь хорошего и плохого, неизбежно присутствующую во всех нас.
Юнгианский подход к тени стал предметом многих популярных книг и статей (см.: Abrams & Zweig, 1991 и Abrams, 1994, о точке зрения на тень в Америке).
Древний китайский мудрец Чжуан-цзы (369—286 до н. э.) описывает подход к установлению контакта с тенью, который заметно похож на юнгианский:
«Жил человек, который был так обеспокоен видом своей собственной тени и так недоволен своими собственными следами, что решил избавиться оттого и от другого.
Метод, который он нашел, — убежать от них. Так он встал и побежал. Но он все время ставил ноги (на землю) и оставлял другой след, пока тень держалась возле него без единого затруднения. Он приписал свою неудачу тому, что бежал недостаточно быстро. Так он бежал все быстрее и быстрее, не останавливаясь, пока наконец его не настигла смерть.
Ему не удалось понять, что, если бы он просто остановился в тени, его тень исчезла бы, а если бы он сел и оставался спокойным, не было бы больше следов»
(in: Merton, 1965, p. 155).
Каждая подавленная частица тени представляет часть нас самих. И пока мы храним этот бессознательный материал, мы сами себя ограничиваем. По мере того как тень становится все более осознанной, мы получаем обратно подавленные части самих себя. Кроме того, тень остается негативной силой в психике. Тень — кладовая значительной инстинктивной энергии, спонтанной и жизненной — является главным источником нашей творческой энергии. Подобно всем архетипам, тень уходит корнями в коллективное бессознательное, и это может открыть доступ к множеству ценного бессознательного материала, отвергаемого эго и персоной.
Следующий отрывок ясно иллюстрирует юнгианское понятие тени и бессознательного в целом:
«Вопрос, который вы называете техникой установления контакта с тенью, очень труден и важен. Это фактически не является «техникой», так как техника означает то, что заранее известно, способ, связанный с основной трудностью или задачей, даже некое предписание. А это можно сравнить с дипломатией или управлением государством. Это, например, не отдельная техника, которая могла бы помочь нам примирить две противостоящие друг другу политические партии... Если кто-то может говорить о технике вообще, это включается только лишь в аттитюд. Во-первых, нужно принять опыт тени и серьезно к нему отнестись. Во-вторых, необходимо знать ее черты и стремления. В-третьих, длинные и сложные переговоры с ней будут неизбежны...
Никто не знает, каким может оказаться конечный результат таких переговоров. Известно только, что осмотрительное сотрудничество приводит к тому что проблема меняет свои очертания. Очень часто основные невозможные желания тени оказываются не более чем угрозами, обусловленными нежеланием части эго выйти на серьезное рассмотрение тени. Такие угрозы обычно ослабевают, если встретить их серьезно» (1973, р. 234).
Только когда мы размышляем, мы понимаем это, и тень появляется в другой форме. Установление контакта с тенью — пожизненный процесс всматривания и правдивого отражения того, что мы видим. Надо только удержаться в нашем основном, аутентичном ядре, нашей сокровенной самости (Франц, 1995).
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Для размышления. Тень
Один из аспектов тени может быть персонифицирован в образе маленького демона, посвятившего себя тому, чтобы навредить вам или расстроить ваши замечательные планы. Он может появляться как непримиримый критик или как вопрошающий судья. Приведенные ниже вопросы направлены на то, чтобы помочь вам лучше понять этот аспект вашей тени.
1. Подумайте о том, как бы вы описали в деталях вашего личного демона и то, как он действует в вашей жизни. Когда он появляется? Делаете ли вы что-нибудь, что, как вам кажется, может послужить началом преодоления демона?
2. Если бы можно было персонифицировать этот аспект тени, на что он был бы похож? Есть ли у него имя? Как он был бы одет? Какими могут быть его любимые выражения?
3. Пообщайтесь с этим персонажем. Обсудите его хорошие качества. Как он помог вам? Как он поощрял или останавливал ваш личный выбор и рост?
4. Какой внутренний персонаж может быть противоположен вашему личному демону? С мыслями об этом противоположном персонаже пересмотрите пункты 1 и 3.
---
Анима и анимус.
Юнг считал очевидным, что составной частью персоны является некая бессознательная структура, и назвал ее анимой у мужчины и анимусом у женщин. Эта основная психическая структура служит средоточием всего психологического материала, который не согласовывается с тем, как именно человек осознает себя мужчиной или женщиной. Таким образом, насколько женщина осознанно представляет себя в границах того, что свойственно женщинам, настолько ее анимус будет включать те непознанные тенденции и опыт, который она считает свойственным мужчинам.
Для женщины процесс психологического развития влечет за собой начало диалога между ее эго и анимусом. Анимус может патологически доминировать благодаря идентификации с архетипическими образами (например, заколдованного принца, романтического поэта, призрачного любовника или мародерствующего пирата) и/или из-за чрезвычайно сильной привязанности к отцу.
Анимус рассматривается Юнгом как отдельная личность. Когда анимус и его влияние на человека осознаны, анимус берет на себя роль связующего звена между сознанием и бессознательным, пока последнее постепенно не интегрируется в самость. Юнг рассматривает черты этого союза противоположностей (в данном случае, мужского и женского начал) как главную детерминанту выполнения личностью женской роли.
Подобный же процесс происходит между анимой и маскулинным эго у мужчины. Пока наша анима или анимус неосознанны, не приняты как часть нашей самости, мы будем стремиться проецировать их на людей противоположного пола:
«Каждый мужчина несет внутри себя вечный образ женщины, не образ той или другой конкретной женщины, но определенный феминный образ. Этот образ является... отпечатком или «архетипом» опыта всех женских предков, хранилищем, так сказать, всех впечатлений, когда-либо приобретенных женщинами.
...Так как этот образ является неосознанным, он всегда бессознательно проецируется на любимого человека, и это одна из главных причин для страстного влечения или отвращения» (Jung, 1931 b, p. 198).
Согласно Юнгу, родитель противоположного пола оказывает основополагающее влияние на развитие анимы или анимуса ребенка. Все связи с объектами противоположного пола, включая родителей, подвержены сильному воздействию фантазий анимы или анимуса. Этот архетип является одним из наиболее влиятельных регуляторов поведения. Он проявляется в снах и фантазиях как персонажи противоположного пола и функционирует в качестве важнейшего посредника между процессами сознания и бессознательного. Он ориентирован преимущественно на внутренние процессы, так же как персона ориентирована на внешние. Это источник проекций, источник создания образа и доступ к творчеству. (Креативное влияние анимы видно на примере художников, рисовавших своих муз как богинь.) Юнг еще называл этот архетип и «образом души». Так как он способен приводить нас в соприкосновение с силами нашего бессознательного, то часто является ключом, открывающим нашу креативность.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Для размышления. Видение себя в других

Составьте список качеств, которыми вы восхищаетесь в любимом человеке или в том, кого больше всех уважаете. Затем перечислите качества, которые вам больше всего неприятны в человеке, которого вы совсем не уважаете.
Наиболее вероятно, первый список содержит проекции анимы или анимуса — эти качества есть в вас, и вы можете их развивать. Второй список содержит проекции вашей тени — эти качества должны быть противопоставлены вам.
---
Самость.
Самость — наиболее важный и трудный для понимания архетип. Юнг назвал самость главным архетипом, архетипом психологического строя и целостности личности. Самость — архетип центрированности. Это единство сознания и бессознательного, которое воплощает гармонию и баланс различных противоположных элементов психики. Самость определяет функционирование целостной психики методом интеграции. Согласно Юнгу, «сознание и бессознательное не обязательно противостоят друг другу, они дополняют друг друга до целостности, которая и является самостью»(1928 b, р. 175). Юнг открыл архетип самости только после своих исследований других структур личности.
«Архетипом человека является самость. Самость всеобъемлюща. Бог — круг чей центр везде, и границ у него нет» (Jung in: McGuire & Hull, 1977, p. 86).
Самость изображается в снах и образах или безлично (как круг, мандала, кристалл, камень), или персонифицированно (как королевская чета, божественный ребенок или другие символы божественности). Великие духовные учителя, такие, как Христос, Магомет и Будда, являются также и символами самости. Это символы целостности, единства, примирения противоположностей и динамического равновесия — целей процесса индивидуации (Edinger, 1996). Юнг так объясняет функцию самости:
«Эго получает свет от самости. Мы что-то знаем о самости, но все же мы о ней не знаем... Несмотря на то что мы получаем от самости свет сознания и знаем об источнике, который освещает нас, мы не знаем, хранится ли он именно в сознании... Если бы самость была целиком выводима из опыта, она бы и ограничивалась опытом, тогда как в реальности этот опыт неограничен и бесконечен... Если бы я был один со своей самостью, я бы знал обо всем, говорил бы на санскрите, читал бы клинопись, знал бы о доисторических событиях, был бы знаком с жизнью на других планетах и т. д.» (1975, р. 194-195).
Самость — глубокий внутренний руководящий фактор, который может показаться легко отличимым от сознания и эго, если не чуждым им. «Самость — не только центр, но и периферия, которая охватывает и сознание, и бессознательное: это центр всего, так же как эго — центр сознания» (1936 b, р. 41). Самость может проявляться в первую очередь в снах, как небольшой, незначительный образ. Самость у большинства людей неразвита, и они не знают о ней. Развитие самости не означает исчезновения эго. Эго остается центром сознания, важной структурой психики. Оно обретает связь с самостью в результате долгой, тяжелой работы понимания и принятия бессознательных процессов.
«Как растение дает свои цветы, так психика создает свои символы» (Jung, 1964, р. 64).
Символы.
Согласно Юнгу, бессознательное выражает себя в первую очередь через символы. Несмотря на то что нет специфического символа или образа, полностью представляющего архетип (который является формой без специфического содержания), чем больше символ соответствует бессознательному материалу, организованному вокруг архетипа, тем более сильный, эмоционально заряженный ответ он вызывает.
Символ имеет очень сложное значение, потому что не подчиняется причине; он всегда предполагает много значений, и эта многозначность не может быть сведена к единой логической системе. Символ обращен в будущее. Прошлого недостаточно для его интерпретации, потому что ростки будущего пробиваются в каждой нынешней ситуации. Это объясняет, почему символизм, спонтанно приложимый к ней, содержит будущее (Jung in: McGuire & Hull, 1977, p. 143).
Юнг изучал два вида символов: индивидуальные и коллективные. Под индивидуальными символами Юнг подразумевает «естественные» символы, которые спонтанно продуцируются человеческой психикой, в отличие от образов или рисунков, намеренно созданных художником. В дополнение к личным символам, находящимся в снах и фантазиях человека, существуют важные коллективные символы, которые часто являются религиозными образами, например крест, шестиконечная звезда Давида и буддийское колесо жизни. Символические способы выражения и образы представляют понятия, которые мы не можем полностью определить или целиком понять. Символы всегда имеют дополнительные значения, которые неясны или скрыты от нас. По Юнгу, за знаком стоит что-то еще, но символ, например дерево, является чем-то сам по себе — динамической, живущей сущностью. Символ может представлять психическую ситуацию человека, и он же является ситуацией в каждый данный момент.
Активное воображение
Юнг расценивал использование активного воображения как способ развития самопонимания через работу с символами. Он поощрял своих пациентов рисовать, лепить или работать с другими видами искусства и считал это способом проникновения в свои внутренние глубины. Активное воображение является не пустой фантазией, а попыткой через символы вовлечь бессознательное в диалог с эго.
Активное воображение относится к любой сознательной цели создать материал, тесно связанный с бессознательными процессами, чтобы ослабить обычный контроль нашего эго, при этом не позволяя бессознательному полностью главенствовать. Процесс активного воображения у каждого свой. Некоторые люди наиболее продуктивно используют рисование или живопись, тогда как другие предпочитают сознательное построение образов, или фантазию, или еще какие-то формы выражения.
Исследуя свое собственное бессознательное, Юнг использовал разнообразные пути. Он спроектировал себе уединенный дом в Боллингене, следуя своим внутренним потребностям, и, занимаясь собственным развитием, добавлял к дому различные пристройки. Юнг писал на стенах в Боллингене фрески; переписывал манускрипты на латыни и верхненемецком языке, иллюстрировал свои собственные рукописи и вырезал из камня.
Для размышления. Активное воображение
Рисование
Начните вести дневник — ежедневную коллекцию эскизов и рисунков. По мере работы с дневником вы постепенно увидите, как главные изменения в вашей психологической жизни соотносятся с вашими рисунками. Когда вы будете рисовать, то, вероятно, обнаружите, что часто ассоциируете основные цвета или формы с основными эмоциями и людьми, и ваши рисунки станут более ясным средством самовыражения.
Другой подход к рисованию — сесть с блокнотом и цветными карандашами и задать своему бессознательному вопрос. Затем позвольте вашему воображению найти образ; перенесите образ на бумагу. Не думайте об ответе.
Другие средства
Технология может служить помощью в активном воображении. Фотография и видеозапись предоставляют нам множество возможностей, аудиозапись также легко доступное средство для реализации активного воображения. Выберите какой-нибудь один вариант и поэкспериментируйте с ним, позволяя вашему бессознательному выражать себя в форме, которую вы выбрали.
Осознанное воображение
Начните с образа сна или любого образа, который является особенно сильным или значимым для вас. Созерцайте его и наблюдайте, как он начинает меняться или раскрываться. Не пытайтесь сделать, чтобы что-нибудь произошло; только наблюдайте за тем, что, как вам кажется, происходит спонтанно. Осмыслите ваш первый образ и моментально перейдите от одного объекта к другому.
Вы можете в конце концов решить, что будете продвигаться вглубь самого себя, адресуясь к образу, и слушать, что же он хочет сказать.
---
Сны
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
По Юнгу, сны играют важную дополнительную (или компенсаторную) роль в психике. Мы подвергаемся огромному числу разнообразных влияний, жизнь стремится сбить нас с толку и сформировать наше мышление способами, которые часто не подходят нашей личности и индивидуальности. «Общая функция снов, — писал Юнг, — попытаться восстановить наш психологический баланс продуцированием материала сна, который восстанавливает трудноуловимым способом общее психическое равновесие» (1964, р. 50).
Юнг подходил к сновидениям как к живым реальностям. Их надо получить посредством опыта и внимательно наблюдать. Иначе понять их невозможно. Уделяя пристальное внимание форме и содержанию сновидения, Юнг пытался раскрыть значение символов сна и при этом постепенно отходил от свойственного психоаналитикам доверия к свободным ассоциациям в анализе сновидений. «Свободные ассоциации выносят на поверхность все мои комплексы, но всегда тяжело понять значение сна. Чтобы понять значение сновидения, я должен придерживаться, насколько возможно, его образов» (1934, р. 149). Во время анализа Юнг очень часто возвращал своих пациентов к образам сна и спрашивал их: «О чем говорит сон?»(1964, р. 29).
Так как сон связан с символами, имеющими более одного значения, то для его интерпретации не может быть простой механической системы. Любая попытка анализа сна должна предприниматься с учетом аттитюдов, опыта и биографии сновидца. Это полная риска общность аналитика и пациента. Сновидец интерпретирует сон с помощью аналитика и под его руководством. Помощь аналитика может быть жизненно важна, но в итоге только сновидец может знать,что означает сон.
«Образ является сконцентрированным выражением психической ситуации как целого,не единственным и даже не преобладающим — простым и чистым содержанием бессознательного» (Jung, 1921, р. 442).
Джереми Тейлор (Jeremy Taylor), признанный авторитет в юнгианской теории сновидений, постулирует основные предположения относительно снов (1922, р. 11):
«1. Все сны служат здоровью и целостности.
2. Сны не просто рассказывают сновидцу то, что он или она уже знает.
3. Только сновидец может с уверенностью сказать, может ли произойти то, что означает сон.
4. Не бывает сна только с одним значением.
5. Все сны говорят на универсальном языке — языке метафоры и символа.»
Более важным, чем когнитивное понимание сна, является его понимание как акта извлечения опыта из материала сна и принятия этого материала всерьез. Юнг поощряет нас дружески относиться к нашим снам и рассматривать их не как изолированные события, но как сообщения, идущие из бессознательного. Этот процесс создает диалог между сознанием и бессознательным как важный шаг их интеграции (Singer, 1972, р. 283).
Для размышления. Дневник снов
Ведите дневник снов, которые вы видите по ночам. Просматривайте записи в конце каждой недели, найдите повторяющиеся паттерны или символику. Вы можете сделать эскизы символов и образов ваших снов. Помните, что языком снов является язык символов и метафор и что один и тот же сон может иметь несколько значений.
Когда вы рассматриваете ваши сны и образы сна, спросите себя: «Что мне хочет сказать этот сон?».
---
продолжение следует :hi:

Анаэль 23.08.2012 21:47

Динамика.

Психологический рост: индивидуация.
Согласно Юнгу, у каждого человека есть тенденция к индивидуации или саморазвитию. Юнг считал, что психика имеет врожденное стремление к целостности. Эта идея подобна понятию самореализации Маслоу, но базируется на более сложной теории психики, чем концепция последнего: «Индивидуация означает становление единого, цельного существа, и так как „индивидуальность“ содержит в себе нашу сокровенную, совершенную и несравненную уникальность, индивидуация означает еще и ожидание нашей собственной самости. Мы, следовательно, могли бы интерпретировать индивидуацию как „путь к личности“ или „самореализацию“» (Jung, 1928 b, p. 171).
«Понимать — моя сильная страсть. Но я наделен и интуицией врача. Мне нравится помогать людям» (Jung, 1961, р. 322).
Индивидуация — естественный, органичный процесс. В ней раскрываются наша сокровенная природа и главный путь каждого из нас. Как писал Юнг, «это то, что дерево делает деревом» (in: McGuirre & Hull, 1977, p. 210). Подобно любому естественному процессу, индивидуация может чем-то блокироваться или ей могут мешать. Так и дерево может вырасти чахлым в неблагоприятной среде.
Индивидуация — процесс достижения целостности и, таким образом, стремление к большей свободе. Процесс включает развитие динамической связи между эго и самостью с интеграцией различных частей психики: эго, персоны, тени, анимы и анимуса и других архетипов бессознательного. Когда люди становятся более интегрированными, они начинают выражать эти архетипы более тонкими и сложными способами.
«Насколько больше мы осознаем себя через самопознание и действуем соответственно этому, настолько уменьшается пласт личного бессознательного, накладываемый на коллективное бессознательное. При этом возрастает сознание, которое больше не заточено в ограниченный, сверхчувствительный личный мир интересов цели. Это расширенное сознание больше не будет ранимым, эгоистическим набором личных желаний, страхов, надежд и амбиций... Напротив, оно принимает на себя функцию связи с миром объектов, приводящих человека к абсолютной, связующей и неразрывной общности с миром в целом» (Jung, 1928 b, p. 176).

«Все, что случается с нами, должным образом понятое, возвращает нас к самим себе; как будто есть некие неузнанные наставники, чья цель — освободить нас от всего этого и сделать нас подвластными только самим себе» (Jung, 1973, р. 78).
Работая в качестве аналитика, Юнг обнаружил, что пациенты, которые приходят к нему в первой половине своей жизни, не слишком включены во внутренний процесс индивидуации; они нацелены в первую очередь на результат, на успех в достижении целей эго. Пациенты старшего возраста, уже достигшие этих целей, добиваются других: стремятся к интеграции больше, чем к достижениям, и ищут гармонию с общностью психики.
С точки зрения эго рост и развитие включают интегрирование в сознание нового материала, это процесс приобретения знаний о мире и о себе. Рост для эго — лишь возрастание осведомленности сознания. Индивидуация, напротив, является развитием самости, а с точки зрения самости целью является единство сознания и бессознательного.
Раскрытие персоны
В начале процесса индивидуации мы должны начать раскрытие персоны и рассматривать ее, скорее, как полезный инструмент, чем как постоянную часть самих себя. Хотя персона выполняет важные защитные функции, она также является маской, скрывающей самость и бессознательное.
«Когда мы анализируем персону, то срываем маску и раскрываем казавшееся нам индивидуальным, по сути являющееся коллективным; другими словами, персона была только маской для коллективной души. В основном персона не является реальностью: это компромисс между человеком и обществом, то, как человек хотел бы себя проявлять. У него есть имя, он заслуживает титула, представляет офис, он здесь или там. Однако по отношению к конкретному индивиду это лишь вторичная реальность, результат компромисса с окружающими, которые часто получают гораздо больше» (Jung, 1928 b, p. 156).
В результате становления знаний об ограничениях и деформациях персоны мы стали более независимы от нашей культуры и нашего общества.
Борьба с тенью
Мы вынужденно сталкиваемся с тенью, когда смотрим на то, что стоит за внешними проявлениями. Мы можем освободиться от влияния тени в той мере, в какой приняли реальность темной стороны каждого из нас и одновременно поняли, что представляем собой больше, чем тень.
Противостояние аниме и анимусу
Следующим шагом является столкновение с анимой или анимусом. Мы должны относиться к этому архетипу как к реальному человеку или людям, с которыми мы можем общаться и учиться у них. Например, Юнг спрашивал у являвшихся ему персонажей анимы об интерпретации символов сна, подобно тому, как пациент консультируется у аналитика. Мы также узнаем, что фигуры анимы или анимуса достаточно автономны и могут влиять на нас и даже управлять нами, если мы игнорируем их или слепо принимаем их образы и планы за свое собственное личное создание.
«Бессознательное видит верно даже тогда, когда доводы сознания слепы или бессильны» (Jung, 1952 b, p. 386).
Развитие самости
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Целью и кульминацией процесса индивидуации является развитие самости. «Самость — это цель нашей жизни, так как она и есть наиболее полное выражение пророческого сочетания, которое мы называем индивидуальностью» (Jung, 1952 b, p. 386). Самость перемещает эго в центр психики. Знание о самости привносит в психику единство и помогает интегрировать сознательный и бессознательный материал: «Цель индивидуации — не меньше чем лишение самости фальшивых оберток персоны, с одной стороны, и гипнотической власти первобытной самости — с другой» (Jung, 1945, р. 174). Эго по-прежнему является центром сознания, но больше не выглядит ядром цельной личности.
Юнг писал, что
«каждый должен быть тем, кто он есть; каждый должен раскрывать свою собственную уникальность, центр личности находится на одинаковом расстоянии от сознания и бессознательного; мы должны стремиться к той идеальной цели, которую природа выявляет, чтобы направить нас. Только исходя из этой точки, человек может удовлетворить свои нужды» (Jung in: Serrano, 1966, p. 91).
Несмотря на то что возможно описать индивидуацию в терминах последовательных ступеней, процесс значительно сложнее, чем просто развитие, представленное здесь. Все описанные шаги частично перекрывают друг друга, и каждый из нас постоянно возвращается к старым проблемам и вопросам (с надеждой, обусловленной различными перспективами). Индивидуацию можно представить как спираль, в которой перед нами встают все те же основные вопросы, каждый раз в более ясной форме. (Это понятие тесно связано с понятием дзэн-буддизма об озарении, в котором человек никогда не решит проблему личного коана , или духовную проблему, и его поиск становится самоцелью.)
Препятствия росту.
Индивидуация, осуществляемая сознательно, — трудная задача, так что человек должен быть психологически здоров, чтобы управлять этим процессом. Требуется весьма сильное эго, чтобы переносить эти потрясающие изменения, быть вывернутым буквально наизнанку в процессе индивидуации:
«Можно было бы сказать, что целый мир с его беспорядком и страданием принимает участие в процессе индивидуации. Индивидуация никоим образом не исключительная вещь или наслаждение горстки людей, но о тех, кто знает, что они осуществляют этот процесс, можно говорить как об удачливых. Они получают от этого нечто, достаточно обеспечивающее их сознание» (Jung, 1973, р. 442).
Этот процесс особенно труден, потому что это инициатива отдельного человека, часто осуществляемая в условиях отрицания или, в лучшем случае, равнодушия других. Юнг пишет, что
«природа никак не заботится о высоком уровне сознания; как раз наоборот. И общество не ценит эти подвиги психики достаточно высоко; его награды всегда даются за достижения, а не за личность, последнее вознаграждается большей частью посмертно» (1931 а, р. 394).
«Ощущение сознательной жизни с идеальным представлением — характерная черта западной теософии... Нельзя достичь просветления, воображая светлые персонажи, но отстаивая темноту сознания» (Jung, 1954 а, р. 265-266).
Каждая стадия процесса индивидуации сопровождается трудностями. Первой является опасность идентификации с персоной. Те, кто идентифицируется с персоной, могут пытаться стать «совершенными», неспособными принять своих ошибок или слабостей, так же как и любое отклонение от своей идеализированной я-концепции. Люди, которые полностью идентифицируются с персоной, стремятся подавлять любые тенденции, не подходящие я-образу, и приписывать такие поведенческие проявления другим; работа представления подавленной, негативной идентификации поручена другим людям.
Тень также может стать главным препятствием индивидуации. Люди, не знающие о своей тени, могут просто выплескивать губительные импульсы, не обращая на них внимания как на неправильные или вообще не осознавая свои собственные негативные чувства. В таких людях начальный импульс разрушать или делать скверные вещи немедленно рационализируется, когда они терпят неудачу в признании в себе таких импульсов. Игнорирование тени может найти выражение и в установках морального превосходства или проекции тени на других. Например, некоторые из таких людей в восторге кричат от того, что правительство разрешило фотографии, которые сами же они хотят запретить; они могут верить даже в то, что нужно внимательно изучить всю доступную порнографию, чтобы стать квалифицированными цензорами.
Конфронтация с анимой или анимусом привносит, вместе с тем, проблему связи с коллективным бессознательным. У мужчины анима может порождать непредсказуемые эмоциональные изменения или настроения. У женщины анимус способен обнаружить себя как иррациональные, ригидно удерживаемые мнения. Дискуссия Юнга об аниме и анимусе не является описанием маскулинности или феминности в целом. Содержание анимы или анимуса — дополнение нашего осознанного понимания самих себя как мужчины или женщины, которое у большинства людей детерминировано культурными ценностями и социально обусловленными гендерными ролями.
Человек, раскрывающий коллективный материал, сталкивается с опасностью поглощения им. Согласно Юнгу, этот результат может иметь две формы. Есть возможность раздувания эго, когда человеку требуются все добродетели и знания о коллективной психике. Противоположной реакцией является слабость эго; человек чувствует, что он или она не имеет власти над коллективной психикой, и вдруг осознает неприемлемые аспекты бессознательного — иррациональные, негативные импульсы и т. д.
Во многих мифах и сказках самыми большими препятствиями оказываются те, которые подстерегают героя у самой цели
(Франц, 1995). Когда человек вступает в контакт с анимой или анимусом, с цепи срывается страшная энергия. Эту энергию можно использовать, чтобы строить эго, а не развивать самость. Юнг называл такое идентификацией с архетипом мана-личности. (Mana— меланезийское слово, обозначающее энергию или силу, исходящую от людей, объектов или сверхъестественных сущностей; эта энергия таинственной или чарующей природы.) Эго идентифицируется с мудрым мужчиной или мудрой женщиной, мудрецом, который знает все. (Этот синдром встречается не только среди университетских профессоров старшего возраста.) Мана-личность опасна, потому что является ложным преувеличением силы. Люди застревают на этой стадии, пытаясь быть и больше, и меньше, чем они есть на самом деле: больше, потому что имеют тенденцию верить, что стали совершенными, цельными или даже подобными богу; но в результате они оказываются меньше, потому что потеряли контакт со своей неотъемлемой человеческой природой, — и фактически нет ни одного непогрешимого, безупречного и абсолютно мудрого человека.
«Не совершенство, а завершенность — вот то, чего ждут от вас» (Jung, 1973, р. 97).
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Юнг видит временную идентификацию с архетипом самости или мана-личности как явление, почти неизбежное в процессе индивидуации. Лучшая защита от раздувания эго — помнить об исключительно человеческом и не терять контакта с реальностью того, что можно и должно делать, а не того, что хотелось бы делать или кем бы хотелось быть.
Структура.
Тело.
В своих многотомных трудах Юнг уделял не слишком много внимания роли тела, предпочитая концентрировать усилия на анализе психики. Он не разделял точки зрения, что происходящие в нас процессы, имеющие отношение к физическому телу, существуют лишь в той мере, в какой они представлены в психике. Тем не менее физическое тело и внешний мир можно познать только как психологический опыт: «Я связан с психикой самой по себе, следовательно, не обращаю внимания на тело и дух... Тело и дух для меня — не более чем аспекты реальности психики. Опыт психики — непосредственный опыт. Тело является метафизическим, как и душа» (1973, р. 200). По Юнгу, опыт тела весь без исключения важен (Conger, 1988).
«Психика и тело — отдельные сущности, но они едины и живут одной и той же жизнью» (Jung, 1917, р. 113).
Социальные связи.
Юнг подчеркивал, что индивидуация является исключительно личностным стремлением; тем не менее это процесс, развивающийся и через связи с другими людьми:
«Никто не сможет узнать о своей индивидуальности, пока не обретет тесной и надежной связи со своими собратьями; пытаясь найти себя, он не возвратится в пустыню эгоизма. Он только тогда сможет открыть себя, когда глубоко и безоговорочно будет связан с другими, в целом — с великим множеством людей, с коими будет иметь возможность себя сравнивать и от которых сумеет себя отличить» (Jung in: Serrano, 1966, p. 83-84).
«Индивидуация не разделяет людей, она устанавливает связи между ними. Я никогда не встречал связей между людьми, основанных только на бессознательном» (Jung, 1973, р. 504).
Социальное взаимодействие — важный фактор в формировании и развитии главных личностных структур: персоны, тени и анимы или анимуса. Содержание социального опыта помогает определить специфические образы и символы, связанные с каждой структурой; в то же время эти основные архетипические структуры формируют наши социальные связи и направляют их.
Воля.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Юнг склонялся к мысли, что воля — относительно недавняя составляющая структуры личности. Члены первобытного племени в той ситуации действия, когда мы прилагаем свойственные современным людям волевые усилия, исполняют ритуалы (например, охотничьи танцы).
«Воли практически не существовало, и требовались все церемониалы, которые мы наблюдаем во всех примитивных племенах, чтобы достичь того, что является эквивалентом нашему слову «решимость». Постепенно, с веками, мы приобрели некоторый уровень силы воли. Мы можем отделить некоторое количество энергии от энергии природы, от начального бессознательного, от начального течения событий, количество энергии, которое мы не можем контролировать» (Jung in: McGuire & Hull, 1977, p. 103).
Юнг определяет волю как энергию, которая управляется сознанием или эго. Развитие воли связано с усвоением культурных ценностей, моральных стандартов и т. д. Воля обретает силу только благодаря сознательной мысли и действию и не может целенаправленно воздействовать на инстинктивные или другие бессознательные процессы, но имеет реальную, хотя и косвенную, власть над ними через сознание.

Анаэль 02.09.2012 10:56

Эмоции.
Юнг подчеркивает, что основную роль в психологии должно играть изучение эмоций:
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
«Только психология стала наукой, принимающей во внимание фактор ценности (т. е. чувства), потому что именно чувства связывают жизнь с тем, что происходит в психике. Психологию часто обвиняют, что в этом смысле она не наука; но тем, кто ее критикует, не удается понять научную и практическую необходимость того, почему стоит придавать значение чувству» (1964, р. 99).
Материал, относящийся к архетипам, пробуждает порой сильнейшие эмоции, и его черты часто внушают трепет. Обсуждая символы, Юнг не пишет о безжизненных словах или безликих шаблонах, но говорит о мощных связях, которые помогают мужчинам и женщинам прожить свои жизни и из-за разрыва которых многие умирают. Согласно Юнгу, эмоция — это сила, стоящая за процессом индивидуации. «Эмоция является главным источником сознания» (1954 b, р. 96). Любое реальное, внутреннее изменение имеет эмоциональный компонент.
«В своем врачебном опыте, так же как и в моей собственной жизни, я снова и снова встречаюсь лицом к лицу с мистерией любви и никогда не могу объяснить, что же это такое» (Jung, 1961, р. 353).

Интеллект.

По мнению Юнга, интеллект относится к направленным, осознанным мыслительным процессам. Юнг отделяет интеллект от интуиции, которая заметно влияет на содержание сознания. Интеллект играет важную, но ограниченную роль в функционировании психики. Юнг подчеркивает, что исключительно интеллектуальное понимание не может быть полным: «Психология, которая удовлетворяет только интеллект, никогда не сможет быть практической, для понимания психики никогда не достаточно только интеллекта» (1917, р. 117). Наилучшим образом интеллект работает в соединении с интуицией и чувством.
Терапевт.
Согласно Юнгу, терапия является местом соединения усилий аналитика и пациента, работающих вместе как равные. Так как двое формируют динамическое единство, аналитик тоже должен быть открыт для изменения в результате этих взаимодействий. Юнг чувствовал, что терапия включает в первую очередь взаимодействие между бессознательным аналитика с бессознательным пациента, который может продвинуться в терапии ровно настолько, насколько это удалось аналитику: «Отличительная черта психотерапии заключается в том, что нельзя, зная несколько рецептов, применять их более или менее к месту; психотерапевт может добиться излечения лишь при соблюдении главного условия, которое заключается в том, чтобы понять пациента как психологическое целое, найти к нему подход как человеку, оставив в стороне теорию и внимательно выслушать то, что он скажет» (1973, р. 456).
«Терапевт не заслуживает этого названия, если у него невроз, ведь невозможно вывести пациента на более высокий уровень, чем тот, которого достиг сам терапевт» (Jung, 1973, р. 95).
Юнг не надеялся на теорию и применение специальных техник в процессе терапии. Он считал, что такая надежда побуждает аналитика механически применять эти техники, не вступая в контакт с пациентом. А терапевт не должен лечить отдельные части психики, подобно тому как механик латает старую машину, нуждающуюся в новом карбюраторе или глушителе. Целью терапии является подход к пациенту как к целостному человеку через установление доверительных отношений с ним.
«Любой из моих учеников в состоянии понять вас настолько, чтобы вы смогли излечиться, если, конечно, вы не станете жертвой предрассудка и не будете думать, что выздоровели за счет других. В конце концов каждый человек должен сам выиграть свою битву. Никто другой не сможет это сделать за него» (Jung, 1973, р. 126).
Сам Юнг жил затворником и встречался с пациентами только один или два раза в неделю. Чтобы поощрить в них чувство автономии, он давал им домашние задания — например, мог попросить проанализировать их собственные сны. По его настоянию пациенты время от времени устраивали себе «каникулы», чтобы избегнуть формирования зависимости от него и от привычной процедуры анализа.
Юнг разделил терапевтический процесс на две главные стадии, каждая из которых имеет две части. В начале идет аналитическая стадия.Ее первая часть — это исповедь,во время которой индивид начинает раскрывать материал бессознательного. Здесь же проявляется и зависимость пациента от терапевта. Во второй части первой стадии идет разъяснение материала исповеди, в которой возрастает осведомленность и понимание психических процессов. Пациент остается зависимым от аналитика.
«Серьезные жизненные проблемы остаются тем не менее не решенными полностью. Если они проявятся вновь — это будет знаком, что что-то в процессе терапии было упущено. Если и не находится готовых решений, то наша непрерывная работа с этими проблемами в любом случае имеет большое значение» (Jung, 1931 а, р. 394).
Вторая стадия является синтетической.Первым здесь идет обучение,в котором Юнг подчеркивал необходимость двигаться от психологического инсайта к актуальному новому опыту, который является результатом индивидуального роста и формирования новых привычек. Заключительная часть — трансформация.Связь пациент аналитик является интегрированной, и зависимость редуцируется по мере изменения связи. Индивидуальный опыт есть плотно сконцентрированный процесс индивидуации, и архетипический материал не обязательно противоречит этому опыту. Это стадия самообразования, на которой человек становится все более и более ответственным за свое собственное развитие.
Специальная техника, разработанная дзэнскими монахами для достижения просветления, состоит в том, что ученику задается вопрос, заведомо не имеющий рационального ответа, — «коан».
Оценка.

Юнга часто критиковали за отсутствие в его теории связанной, ясно структурированной системы мышления. Иногда кажется, что написанное им сбивается на нечто приблизительное и не представляет собой идей, изложенных формально, логично или хотя бы систематически. Кроме того, в разное время Юнг мог употреблять различные определения одного и того же понятия. Он знал о том, что его произведения трудны, но не считал необходимым упрощать их. Юнг верил, что жизнь редко следует логичным, ясным шаблонам, которые стали стандартами для ученого и академичного писателя, и его сложный стиль может оказаться теснее связанным с богатой и сложной психологической реальностью.
Юнг обдуманно развивал открытую систему, где новая информация принималась бы без искажения и приспосабливала бы к себе неразделимые теоретические рамки. Он никогда не считал, что знает все ответы или что любая новая информация непременно подтвердит его теории. Следовательно, теоретизированию Юнга недостает сжатой, логической структуры, которая описывала бы всю жизнь человека с помощью небольшого ряда теоретических построений.
Религия и мистицизм.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Так как Юнг уделял внимание вопросам религии, алхимии, спиритизма и подобным областям, то некоторые критики считали его больше мистиком, чем ученым. Но Юнг, бесспорно, всегда считал себя исследователем, а не фанатиком или приверженцем какого-либо религиозного учения. Он утверждал, что мистические системы веры были важным выражением человеческих идеалов и надежд. В своих работах Юнг рассматривал духовный опыт как факты, которые мы не имеем права игнорировать, поскольку они связаны со всей сферой человеческой мысли и поведения.
«Я исследователь, а не пророк. В своих исследованиях я ориентируюсь на опыт, на непосредственное его переживание. И меня не интересуют пустопорожние рассуждения о переживании» (Jung, 1973, р. 203).
«Я психолог и остаюсь таковым. Я не интересуюсь ничем, что не укладывается в психологическое содержание человеческого опыта... Но на психологическом уровне я имею дело с религиозным опытом, с его структурой и символикой, которые можно интерпретировать. Я считаю, что религиозный опыт реален, достоверен. Я обнаружил, что через такой религиозный опыт дух может быть «сохранен», его интеграция ускорена и установлено духовное равновесие» (Jung in: McGuire и Hull, p. 229).
Юнг ясно видел, что религиозный подход к жизни тесно связан с психологическим здоровьем:
«Среди всех моих пациентов, вступивших во вторую половину жизни — так сказать, после тридцати пяти, не было тех, чьи проблемы так или иначе не касались бы поисков духовных основ этой жизни. Этого достаточно, чтобы сказать, что каждый из них чувствовал себя больным, забыв, что именно дают своим последователям религии каждой эпохи, и никто из них по-настоящему не выздоровел, не обретя их духовых основ» (1932, р. 334).
«Мой основной интерес связан не с лечением неврозов, а, скорее, с подходом к непостижимому (чувством целостности). Но фактом является то, что приближение к непостижимому — это реальная терапия. Поскольку вы достигаете опытов непостижимого, постольку освобождаетесь от проклятия патологии» (Jung, 1973, р. 377).
Пристальное внимание Юнга к важности духа очевидно в письме, которое он написал Биллу Вильсону, одному из соучредителей Общества анонимных алкоголиков. В этом письме Юнг упоминал о своем пациенте Роланде X., страдающем алкоголизмом, говоря, что пагубная привычка Роланда к алкоголю была неисправимой, пока «он не смог стать человеком с духовным или религиозным опытом — во внезапном и полном перерождении». Юнг решающим образом повлиял на лечение и перерождение самого Вильсона и в 1934 году участвовал в соучреждении Общества анонимных алкоголиков. Следующая цитата является отрывком из письма Юнга Вильсону:
«У меня не было новостей от Роланда X., и я часто задумывался о его судьбе... Его стремление к алкоголю было эквивалентом, на нижнем уровне, духовной жажды бытия ради целостности, которую в средневековье называли единством с Богом.
Как можно сформулировать такой инсайт на современном языке, чтобы это было понятным и в наши дни?
Можно говорить о нем только как о правильном и бескомпромиссном пути к тому опыту, который случается с вами в реальности, и о том, что может случиться только с вами, когда вы идете по тропинке, приводящей вас к высшему пониманию. Вы могли бы прийти к этой цели через прощение или через личный и искренний контакт с друзьями, а может быть, и через совершенствование разума вне границ простого рационализма...
Вы видите, что «алкоголь» по-латыни spiritus,и употребляете одно и то же слово для высшего религиозного опыта и для самого развращающего яда. Полезная формула, следовательно, такова: spirituscontraspiritum»(1984, p. 197-198).
Труд Юнга в создании Общества анонимных алкоголиков и Движения 12 ступеней, возможно, один из важнейших его вкладов в современность.
Анализ символов.
Признание Юнгом важности символа и подробный анализ символов и их интерпретаций являются его наиболее весомым вкладом в психологию. Юнг обладал глубокими знаниями о сложности символизма. Он изучал и методологию, и фольклор, и алхимию, потому что они обеспечивали различные контексты, проливавшие свет на сложные символические произведения, с которыми он неожиданно встречался в процессе анализа.
«Психическое развитие не может быть завершено только благодаря намерению и воле; оно нуждается в привлечении символа» (Jung, 1928 а, р. 25).
Хотя произведения Юнга сложны для понимания, они ценнее простой и логичной прозы, потому что передают богатство его мышления. Поразительная гибкость и интерес к глубинным пластам человеческого существования привносят в работы Юнга широкий размах и многогранность, фактически не имеющие себе равных в психологии.
Современность: влияние Юнга.
Популярность и влияние идей Юнга постоянно растут. Институт Юнга в Цюрихе по-прежнему готовит аналитиков со всего мира. В некоторых странах и нескольких крупных городах США успешно работают Юнгианские институты, которыми накоплен обширный исследовательский материал, проводятся циклы лекций, семинары выходного дня по обучению юнгианскому анализу. Практика юнгианского анализа продолжает развиваться и после смерти Юнга (см. Stein, 1995).
«Я только надеюсь и хочу, чтобы никто не становился «юнгианцем»... Я не провозглашаю шаблонной доктрины и не выношу «слепой приверженности». Я оставляю всем свободу заниматься фактами их собственной жизни, так же как утверждаю эту свободу и для себя» (Jung, 1973, р. 405).
Myers-Briggs Type Indicator, основанный на юнгианской теории типов, стал одним из самых популярных тестов в мире (Myers, 1980). Он широко используется в бизнесе и образовании и применяется миллионами людей. Каждый человек анализируется по показателю интроверсии — экстраверсии, мышления — чувств, интуиции — ощущений, а также восприятия — суждения. Заключительная категория была добавлена к основной схеме Юнга его последователями. Восприятие соотносится с открытостью новым данным и новому опыту, суждение — с переключением на новое восприятие и быстрым принятием решения. Над идеями Юнга работали многие известные писатели и ученые. Джозеф Кемпбелл применил концепции Юнга к проблемам мифологии (1985, 1988) и исследованию архетипических персонажей (1949). Джеймс Хиллман (1975, 1989), на которого Юнг оказал сильное влияние, развивал подход, названный им архетипической психологией. Джен Шинода Бален (1984, 1989) написала два бестселлера об архетипах богинь в женщинах и богов в мужчинах. В своей книге King, Warrior, Magician, LoverR. Moore и D. Gille (1990) описывают «архетипы зрелой мужественности». Подвергся сильному влиянию идей Юнга и один из основателей общественного движения мужчин Роберт Блу (1990).
«Все, что люди утверждают о Боге, — пустая болтовня, и нет человека, который может знать Бога» (Jung, 1975, р. 377).
Существует и обширная литература религиозных направлений, связанная с юнгианской психологией и духовной практикой. Примером христианского направления могут служить, в частности, произведения Kelsey (1974, 1982) и Sanford (1968, 1981). Книга Kaprio и Hedberg Coming Home является практическим руководством по духовной работе в христианской традиции. Она включает в себя замечательные личные истории, превосходные иллюстрации и полезные практические упражнения.
Чтобы иметь представление о связи между юнгианской психологией и буддизмом, смотрите Spiegelman и Miyuki (1985). Spiegelman (1982) также писал о связях юнгианской психологии и еврейского мистицизма, юнгианской психологии и иудаизма (Spiegelman & Vasavada).
Теория из первоисточника. Выдержки из «Аналитической психологии».
Словесные ассоциации.
Первое нововведение Юнга в глубинную психологию касается экспериментов со словесными ассоциациями. Накопленные им огромные знания и опыт в интерпретации ассоциаций сочетались с поистине изумительными интуитивными возможностями.
Много лет назад, когда я был совсем молодым доктором, старый профессор криминологии спросил меня об эксперименте (словесных ассоциациях) и сказал, что он не верит этому. Я сказал: «Не верите, профессор? Вы можете испробовать его, когда пожелаете». Он пригласил меня к себе домой, и я начал... После десяти слов он устал и сказал: «Что вы можете извлечь из этого? Отсюда ничего не следует». Я объяснил ему, что он и не мог наблюдать результат после десяти или двенадцати слов; необходимо слов сто, и потом он может увидеть что-нибудь. Он сказал: «Сможете вы сделать какой-либо вывод из этих слов?» Я ответил: «Почти никакого, но все же могу рассказать вам что-то. Совсем недавно у вас были волнения, связанные с деньгами, у вас их слишком мало. Вы боитесь умереть от сердечной болезни. Вы учились во Франции, и у вас там была любовная связь, вы вспоминаете ее всякий раз, когда думаете о смерти, старые сладкие воспоминания возвращаются из лона времени». Он сказал: «Как вы узнали?» Каждый ребенок может это увидеть! Ему было 72 года, и он связывал слово сердце со словом боль — страх, что он может умереть от сердечной недостаточности. Он связывал слово смерть со словом умереть — естественная реакция — и со словом деньги он связывал слишком мало — самая обычная реакция. Затем ответы стали весьма удивлять меня. К платить,после длительной паузы, он сказал LaSemeuse,(La Semeuse — сеятельница, фр.) хотя наш диалог происходил в Германии. Это знаменитая фигура на французских деньгах. Теперь почему он мог ответить La Semeuse? Когда он дошел до слова целовать,снова была долгая пауза, его глаза сияли, и он произнес: красивая.Затем, конечно, я услышал историю. Он никогда бы не употребил французский, если бы не было ассоциаций с отдельным чувством, и мы должны думать, почему он употребил их. Терял ли он французские франки? Но в те дни не было разговора об инфляции или девальвации. Ключ был не в этом. Я сомневался, была ли это любовь или деньги, но когда он дошел до целовать/красивая,я уже знал, что это была любовь. Он не принадлежал к типу людей, которые едут во Францию во второй половине жизни, в Париже, возможно в Сорбонне, он был студентом-юристом. Было относительно просто скомпоновать все в целую историю (Jung, 1968, р. 57).
Анализ сновидения.
Следующая цитата иллюстрирует подход Юнга к анализу сновидения:
Я помню случай молодой девушки, уже побывавшей у двух аналитиков, прежде чем попасть ко мне, и когда она ко мне пришла, ей приснился тот же самый сон, что и тогда, когда она работала с двумя предыдущими аналитиками. Каждый раз в самом начале анализа она видела сон: она подходит к границе и хочет пересечь ее, но не может найти таможню, чтобы заполнить декларацию о том, что она везет с собой. В первом сне она нашла границу, но не смогла даже подойти к ней. Этот сон порождал у нее чувство, что она никогда не сможет установить правильных отношений со своим аналитиком. Но так как у нее было чувство более зависимого положения и она не доверяла своему мнению, она продолжила работу с аналитиком и никогда не возвращалась к этой проблеме. Она работала с ним два месяца, а потом прекратила (потом она работала три месяца с другим аналитиком и также оставила его)...
Когда она пришла ко мне (она видела меня прежде на лекции, и у нее возникла мысль прийти ко мне), ей приснилось, что она подходит к швейцарской границе. Был день, и она увидела таможню. Она пересекла границу и вошла в таможню, и там стоял швейцарский таможенник. Перед ней была женщина, которой он позволил пройти, а затем повернулся к ней, чтобы и она вошла. У нее была только маленькая сумочка, и она думала, что сможет пройти незамеченной. Но таможенник посмотрел на нее и сказал: «Что у вас в сумочке?» Она ответила: «О, совсем ничего» — и открыла ее. Он запустил туда руку и извлек нечто, становившееся все больше и больше, пока не выяснилось, что это две укомплектованные кровати. Ее проблема состояла в том, что она противилась браку; хотя она и была помолвлена, но не выходила замуж по определенным причинам, и эти постели были брачными. Я извлек этот комплекс и помог ей осознать проблему, и вскоре после этого она вышла замуж.
Эти начальные сны часто являются самыми поучительными. Так что я всегда спрашиваю нового пациента, когда он впервые приходит ко мне: «Знали ли вы некоторое время назад, что придете? Встречали ли вы меня прежде? Видели ли вы сон недавно, может быть, прошлой ночью?» — потому что, если видел, это дает мне наиболее ценную информацию о его установках. И когда вы тесно соприкасаетесь с бессознательным, вы можете многое увидеть в ином свете
(Jung, 1968, р. 168-169).
Итоги главы.
— Для достижения целостности человеку необходимо установить связь между сознательными и бессознательными процессами.
— Индивидуация — процесс личностного развития в сторону целостности. Он включает установление связи между эго и самостью, интегрирование различных частей психики.
— Эго — центр сознания, и самость — центр всей психики, включающей и сознательные, и бессознательные процессы.
— Мышление, чувства, ощущения и интуиция — четыре фундаментальные психологические функции. Любая из них способна развиваться по экстравертному или интровертному типу. Ведущая функция более осознанна, более развита. Подчиненная — более примитивна и менее осознанна. Она может служить дорогой в бессознательное. Четко очерченный подход к миру является результатом комбинации всех четырех функций.
— Забытые воспоминания, подавленный опыт и сублимированные ощущения создают личное бессознательное. Содержание коллективного бессознательного не имеет корней в личном опыте, являясь универсальным для всех эпох и культур.
— Архетипические образы можно увидеть во многих культурах и исторических периодах, что доказывается общими темами в мифах всего мира, народными сказками и легендами.
— Главными структурами личности являются архетипы: самость, персона, эго, тень, анима или анимус.
— Символы — первичная форма выражения бессознательного. Есть две формы символов, соответствующие двум формам бессознательных процессов: индивидуальная и коллективная.
— Функции сновидений состоят в том, чтобы восстановить психологический баланс, общее психическое равновесие человека. К снам следует подходить как к живым сущностям, которые необходимо внимательно наблюдать и извлекать из них опыт. Только так можно их понять.
— Психика имеет внутреннее стремление к целостности, и у каждого человека есть тенденция к саморазвитию, или индивидуации.
— Чтобы объединить данные духовного опыта, Юнг рассматривал весь спектр человеческой мысли и поведения. Мистические религиозные системы веры были для него важным выражением человеческих стремлений и идеалов.
— Главным вкладом Юнга в психологию стало то, что он признал психологическую важность символов и детальный анализ их интерпретаций.
Ключевые понятия.
Активное воображение (Active imagination). Рисование, живопись, скульптура, осознанное воображение, фантазия и другие формы выражения — все это попытки вовлечь бессознательное в диалог с эго через употребление символов.
Анима / Анимус (Anima / Animus). Основная психологическая структура в бессознательном. Дополнение к персоне, анима или анимус сосредоточивают в себе весь психологический материал, не соответствующий сознательному «я»-образу человека как мужчины или женщины. Первоначальное представление Анимы/Анимуса как отдельной личности противоположного пола становится связью между сознанием и бессознательным и постепенно интегрируется в самость.
Архетипы (Archetypes). Первообразы, априорные структурные элементы психики, действуют как структурообразующие элементы в бессознательном.
Индивидуация (Individuation). Процесс развития динамической связи между эго и самостью вместе с интеграцией различных частей психики. Целью индивидуации является объединение сознательного и бессознательного.
Интроверсия (Introversion). Выраженный аттитюд личности, ориентированной в первую очередь на свой внутренний мир, которой комфортнее в мире чувств и мыслей, чем во взаимодействии с окружающей средой.
Коллективное бессознательное (Collective unconscious). Средоточие всего психологического материала, который, не являясь нашим личным опытом, проходит через культуры и эпохи. Врожденное психологическое бытие, структурирующее индивидуальное развитие, коллективное бессознательное содержит наследие духовной эволюции человечества.
Персона (Persona). Стиль, в котором мы общаемся с другими. Он включает одежду, которую мы носим, и наш индивидуальный стиль выражения.
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Самость (Self). Архетип центрирования и психологического порядка. Он направляет функционирование целостной психики по пути интеграции. Самость осуществляет баланс и гармонизирует в психике различные противоположные элементы.
Тень (Shadow). Архетип, служащий средоточием материала, подавленного сознанием. Он может включать материал, противоречащий социальным стандартам, так же как и желания, тенденции, воспоминания и опыт, отвергаемый человеком. Тень — это кладезь творческой и инстинктивной энергии, спонтанности и жизненности.
Экстраверсия (Extraversion). Выраженный аттитюд личности, ориентированной в первую очередь вовне, которой проще с миром других людей и объектов.

Анаэль 10.10.2012 19:07

Здравствуйте дорогие форумчане и гости :) Как и в каждой науки есть свои отрасли, так и в психологии есть свои направлении, сегодня хотела уделить внимание ПСИХОСОМАТИКЕ, К СОЖАЛЕНИЮ СЕЙЧАС ЭТО НАПРАВЛЕНИЕ НЕСЕТ СКОРЕЕ НЕГАТИВНЫЙ ХАРАКТЕР врачи часто называют "психосоматикой" все, что относится к симуляции, психическим расстройствам или откровенному мошенничеству.

Но, что же такое, психосоматика?

Вот несколько определений....


Психосоматика (др.-греч. ψυχή — душа и σῶμα — тело) — направление в медицине (психосоматическая медицина) и психологии, изучающее влияние психологических факторов на возникновение и течение соматических (телесных) заболеваний.

В рамках психосоматики исследовались и исследуются связи между характеристиками личности (конституциональные особенности, черты характера и личности, стили поведения, типы эмоциональных конфликтов) и тем или иным соматическим заболеванием.

Популярно мнение (в том числе в альтернативной медицине), что все болезни человека возникают по причине психологических несоответствий и расстройств, возникающих в душе, в подсознании, в мыслях человека.


Влияние эмоций на физиологические процессы

Психосоматика исследует влияние эмоций на физиологические процессы и поведенческие реакции, связанные с заболеваниями, психологические механизмы, воздействующие на физиологические функции.

История психосоматики начинается с психоаналитической концепции З.Фрейда. Исследованием психосоматических явлений занимались такие ученые как Ф Александер, А. Лоуэн, В. Райх, М. Фельденкрайз, Г. Селье, М.Е.Сандомирский, С.А.Кулаков, психотерапевт Н. Пезешкиан и другие.

Психосоматическое проявление – это подход, учитывающий многообразие причин, приведших к болезни. Отсюда многообразие методов и техник, позволяющих работать с человеком целостно. Психосоматический подход начинается тогда, когда пациент перестает быть только носителем больного органа и рассматривается целостно.

Проявление психосоматических симптомов

Впервые термин "психосоматика" был предложен немецким врачом Иоганном Хайнротом в 1818 году. Он использовал данный термин для обозначения взаимосвязи телесных недугов пациентов и их душевных страданий.

Последователи Хайнрота считали, что все телесные болезни имеют психологические причины. Психосоматика изначально представлялась именно как "психосоматическая медицина".

Психосоматика – это телесное проявление эмоций (следствием дисбаланса которых и становится психосоматические болезни), так и отражение иных подсознательных процессов, телесный канал сознательно-подсознательной коммуникации. В этом контексте тело представляется как своего рода экран, на который проецируются символические послания подсознания. Взаимосвязь тела ("сомы") и психики всегда двусторонняя. Исцеление от телесных недугов может быть достигнута путем проработки породивших их психологических причин, в равной степени справедливо и обратное. Через телесные проявления психологических проблем можно прямым путем дойти до глубин подсознания.

Психосоматическое расстройство - означает соматическое заболевание, которое вызвано психологическими факторами или проявления которого обострились в результате их воздействия.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) от 38 до 42% всех пациентов, посещающих кабинеты соматических врачей относятся к группе психосоматических больных. Кондаков И.М. пишет, что существует ряд заболеваний, в которых роль психосоматических факторов чрезвычайно велика. Это гипертония, язва желудка, сахарный диабет, глаукома. Установлено, что на возникновение этих заболеваний существенное влияние оказывают личностные особенности. Так, коронарные заболевания развиваются по преимуществу у целеустремленных, честолюбивых, нетерпеливых людей, а язвенная болезнь – у тревожных, раздражительных людей с повышенным чувством долга.

Основатель метода позитивной психотерапии доктор медицинских наук Пезешкиан Н. считает, что в основе соматических заболеваний лежат психологические проблемы. В своей книге "Психосоматика и позитивная психотерапия" он описывает 40 заболеваний, которые напрямую связаны психологическими причинами.

К таким заболеваниям автор метода относит:

· Бронхиальная астма;

· Заболевания кожи и аллергия;

· Гипертония и гипотония;

· Головная боль и мигрень;

· Рак;

· Шизофрения и депрессия;

· Нарушение сна;

· Нарушения глотания и кашель и т.д.

Ряд людей испытывают страх за свое состояние здоровья (ипохондрия). Они боятся рака (карцинофобия).

При депрессивных расстройствах пациенты часто жалуются на сердечные и головные боли, боли в плечевом поясе и в спине, проблемы пищеварения, на нарушение сна и аппетита. А также жалобы по поводу расстройства в сексуальной сфере. Как правило за этими жалобами по мнению Н. Пезешкиана стоят профессиональные и партнерские проблемы: тревога о будущем, которые вырастают из микротравмирующих актуальных способностей. К актуальным способностям относит такие черты характера как чистоплотность, аккуратность, сексуальность, надежность, честность и др. Всего Н.Пезешкиан выделил 24 основные актуальные способности.

Симптоматическая депрессия может возникнуть на фоне соматических заболеваний (подверженность инфекциям, сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, колебания артериального давления, ревматические болезни, аллергия и т. д.)

По наблюдениям Н.Пезешкиана у пациентов с астмой решающую роль играют такие актуальные способности, как распределение времени и пунктуальность, как стрессогенные факторы ("Я должен все время спешить"). На дыхание бессознательно оказывают влияние наши эмоции.

По мнению других ученых Braeutgam и Christian, астматики крайне зависимы от мнения окружающих их людей.

Результаты исследований Kissen и других авторов показали, что игнорирование и подавление чувств и конфликтов могут повышать риск развития злокачественной опухоли.

К психосоматическим проявлениям у людей среднего возраста можно отнести также женское и мужское бесплодие. Этот факт тоже уже доказан рядом научных исследований.

Одной из причин женского и мужского бесплодия, является стресс.

Как следствие стресса возникают психосоматические явления – телесное отражение душевной жизни человека.

Стресс – это один из видов эмоционального состояния.

Как пишет Перова Е. И., первоначально понятие стресс возникло в физиологии для обозначения неспецифических реакций организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие.

Стрессовая реактивность включает повышение уровня холестерина в сыворотке крови, учащения дыхательных и сердечных ритмов, повышения мышечного напряжения, артериального давления и т.д.

Золотова Т.Н. считает, что на физиологическом уровне характерны следующие проявления стресса:

· повышения артериального давления;

· боль в области сердца;

· боль в области живота;

· сердцебиение;

· боли в спине;

· боли в области шеи и головы;

· спазмы в горле, нарушение глотания;

· онемение и покалывания в руках и ногах;

· возникновение судорог икроножных мышц;

· кратковременное нарушения зрения и т.д.

Р. Найдиффер описывает реакцию людей при высокой степени тревожности на физиологическом уровне. У одних рефлекторно напрягаются мышцы шеи и плеч, у других – мышцы спины или ног. Очень часто наблюдается при высокой степени тревожности неприятные ощущения в области желудка. Некоторые люди ощущают учащение сердцебиения, другие, напротив, урежение его. В отдельных случаях появляется сонливость.

Большой вклад в исследовании психосоматических явлений внес В.Райх,

Франц Александер, автор "Психосоматической медицины", описал семь психосоматических заболеваний, объясняя их возникновение наследственной предрасположенностью, отсутствием эмоционального тепла в семье и сильных эмоциональных переживаний взрослой жизни.

По его мнению симпатические реакции нервной системы ведут к высокому кровяному давлению, диабету, ревматическому артриту, заболеваниям щитовидной железы и головным болям. Парасимпатическая реакция ведет к язвам, поносу, воспалению толстой кишки и запорам. Он обратил внимание на то, что заболевания сердечных артерий чаще всего возникают у врачей, адвокатов и работников исполнительных органов.

В настоящее время выделены ряд психосоматических расстройств, которые имеют психогенное происхождение: ожирение, нервная анорексия, нервная булимия, бронхиальная астма, язвенный колит, болезнь Крона, гипертония, сердечный невроз, гастроэнтерит и др.

Выделены также возрастные психосоматические проявления и реагирование детей на различные неадекватные взаимоотношения с матерью. Это могут быть желудочные колики, отклонения пищевого поведения, внезапный сильный плач, возникающий в присутствии лица, который может проявить жалость к ребенку и реагирующий на поведение ребенка.

Вейс выдвинул теорию, что "приступ астмы представляет собой подавленный плач, взывающий к матери". Вейс Э. и Хеллидей обратили внимание на связь астмы с плачем. Ученые отмечали, что когда пациент мог дать выход своим чувствам через плач, приступы астмы прекращались. Подавление плача ведет к дыхательным затруднениям. Если ребенок пытается не заплакать или очень старается прекратить плакать, у него может возникнуть хрипы, похожие на приступы астмы.

Можно часто наблюдать когда маленький ребенок собирается плакать или уже плачет, один из родителей начинает угрожать в этот момент ребенку: "Немедленно прекрати плакать, иначе я тебя накажу" и действительно, если ребенок не может успокоиться начинают давать подзатыльники или сильно трясти ребенка за плечи. Если дело происходит на улице, то угрозы могут быть такого характера: " я оставлю тебя здесь одного, если не прекратишь плакать". В следующий раз ребенок пытается сдерживать рыдания из-за страха быть наказанным и покинутым.

Л.Крейслер и Р. Шпица исследовали реагирование ребенка на неадекватные взаимоотношения с матерью.

Так открытое отвержение матерью ребенка в экстремальном варианте может обусловить кому младенца, либо становится причиной повторяющейся рвоты.

Тревожная гиперопека матери приводит к появлению желудочных колик, к младенческой экземе. Если мать то балует ребенка, то относится к нему со всей строгостью, то у ребенка наблюдается тенденция к постоянному раскачиванию в положении на четвереньках, а потом стоя.

Если периоды колебания между баловством и враждебностью длятся по несколько месяцев, то в таком случае наблюдается игра с фекалиями.

Психосоматические проявления зависят от возраста ребенка, его темперамента и от взаимоотношениях с матерью. Соматическая патология может быть не только в детстве, но и в зрелом возрасте в виде астмы и избыточного веса. Опасность состоит в том, что у ребенка может закрепиться психосоматический способ реагирования на эмоциональный дискомфорт.

Причины возникновения болезненных симптомов у людей среднего возраста очень тесно переплетаются с конфликтными ситуациями, которые были у людей на протяжении долгого периода жизни до наступления болезни. Это могут быть как макротравмы, так и микротравмы, которые могут быть на уровне бытовых проблем, например как аккуратность или пунктуальность партнера. Поездка в переполненном транспорте, финансовые затруднения и т.д.

Выяснив в процессе работы с клиентами, что проблемы со здоровьем носят не органический характер, а выраженный психологический характер, психолог или психотерапевт для устранения психосоматических симптомов использует различные методы и техники психологического консультирования:


Методы арттерапии;

Сказкотерапия

Нейро-лингвистическое программирование (НЛП);

Гештальттерапию и др.

В работе можно использовать метафоры, притчи, афоризмы, анекдоты.


Библиография

1. Золотова Т.Н. Психология стресса. – М.: Книголюб, 2008. – 192 с.

2. Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. – СПб.: Прайм-ЕВРОзнак, 2007. – 783 с.

3. Маклаков А.Г. Общая психология: Учебник для вузов. - СПб.: Питер, 2007. – 583 с.

4. Малкина-Пых И.Г. Телесная терапия. М.: Эксмо, 2005. - 752 с.

5. Перова Е.И. Стресс и психические расстройства в спортивной травматологии // Спортивный психолог. – 2005. - №1(4). – 56-58 с.

6. Сандомирский М.Е. Психосоматика и телесная психотерапия: Практическое руководство. – М.: Независимая фирма "Класс", 2005. – 592 с.

7. Хухлаева О.В., Хухлаев О.Е., Первушина И.М. Тропинка к своему Я.: как сохранить психологическое здоровье дошкольников. М.: Генезис, 2004. – 175 с.

8. Гринберг Дж. Управление стрессом – 7-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – 496 с.

9. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. – М.: Институт позитивной психотерапии, 2006. – 464 с.

10. Кулаков С.А. Практикум по психотерапии психосоматических расстройств. СПб.: Речь, 2007. - 294 с.

11. Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и применение - М. Институт Общегосударственных Исследований, 2011 - 320 с.

obv 10.10.2012 21:26

Спасибо!!!


Часовой пояс GMT +3, время: 17:18.

Copyright ©2008 - 2020, CityCat. Перевод: zCarot
Форум Рассвет Сварога