Форум Рассвет Сварога

Форум Рассвет Сварога (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/index.php)
-   Студия размышлений (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/forumdisplay.php?f=13)
-   -   Что испытывает человек, когда умирает? (http://www.rassvet-svaroga.ru/forum/showthread.php?t=622)

ОЛЬГА_НКЭ 23.10.2009 23:17

Что испытывает человек, когда умирает?
 
[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Что же испытывает человек, когда умирает? Когда понимает, что сознание его покидает? Произойдет ли что-то неожиданное в тот момент, когда наша жизнь подойдет к завершению? Эти вопросы мучили философов и ученых в течение столетий, но тема смерти продолжает волновать каждого человека и по сей день

1. Утопление
То, как быстро люди утонут, определяется несколькими факторами, включая способность плавать и температуру воды. В Великобритании, где вода постоянно холодная, 55 процентов случаев утопления в открытых водоемах происходит в пределах 3 метров от берега. Две трети жертв - хорошие пловцы. Но человек может попасть в затруднительное положение за секунды, говорит Майк Типтон, физиолог и эксперт из Университета Портсмута Англии.

Как правило, когда жертва понимает, что скоро скроется под водой, начинается паника и барахтанье на поверхности. Борясь за возможность дышать, они не могут позвать на помощь. Эта стадия длится от 20 до 60 секунд.
Когда жертвы в конечном счете погружаются, они не вдыхают максимально долго, обычно от 30 до 90 секунд. После этого происходит вдох некоторого количества воды, человек закашливается и вдыхает больше. Вода в легких блокирует газовый обмен в тонких тканях, происходит внезапное непроизвольное сокращение мускулатуры гортани – рефлекс, называемый ларингоспазмом. Возникает чувство разрывания и горения в груди, поскольку вода проходит по дыхательным путям. Тогда наступает чувство спокойствия, свидетельствующее о начале потери сознания от недостатка кислорода, которое, в конечном счете, приведет к остановке сердца и смерти мозга.

2. Сердечный приступ
Голливудский сердечный приступ - внезапная боль в сердце и немедленное падение, конечно, случается в нескольких случаях. Но типичный инфаркт миокарда развивается медленно, а начинается с умеренного дискомфорта.

Наиболее общий признак - боль в груди, которая может быть длительной или возникать и исчезать. Так проявляется борьба сердечной мышцы за жизнь и ее смерть от лишения кислорода. Боль может отдавать в челюсть, горло, спину, живот и руки. Другие признаки: одышка, тошнота и холодный пот.

Большинство жертв не спешат обратиться за помощью, ожидая в среднем от 2 до 6 часов. С женщинами сложнее, так как они чаще испытают признаки типа одышки, отдающей в челюсть боль или тошноту, и не реагируют на них. Промедление может стоить жизни. Большинство людей, умирающих от сердечных приступов, просто не доехали до больницы. Часто фактическая причина смерти - сердечная аритмия.

Приблизительно через десять секунд после остановки сердечной мышцы человек теряет сознание, и минутой позже он мертв. В больницах с помощью дефибриллятора заставляют сердце биться, делают клиринг артерии и вводят препараты, что возвращает к жизни.

3. Смертельное кровотечение
Как скоро наступит смерть от кровотечения, зависит от раны, говорит Джон Кортбик в Университете Калгари в Альберте, Канада. Люди могут погибнуть от потери крови за несколько секунд, если разорвана аорта. Это главный кровеносный сосуд, ведущий от сердца. Причинами бывают серьезное падение или автомобильная катастрофа.

Смерть может наступить через несколько часов, если повреждена иная артерия или вена. В таком случае человек прошел бы несколько стадий. В среднем взрослый имеет 5 литров крови. Потеря полутора литров вызывает чувство слабости, жажды и беспокойства и одышку, а двух - головокружение, замешательство, человек впадает в бессознательное состояние.

4. Смерть от огня
Горячий дым и огонь палят брови и волосы и жгут горло и дыхательные пути, лишая возможности дышать. Ожоги причиняют сильную боль через возбуждение нервов боли в коже.

Когда площадь ожога нарастает, чувствительность несколько снижается, но не полностью. Ожоги третьей степени не повреждают столько, сколько раны второй степени, поскольку поверхностные нервы разрушены. Некоторые жертвы с серьезными ожогами сообщали, что не чувствовали боли, пока они все еще находились в опасности или занимались спасением других. Как только адреналин и шок постепенно проходят, быстро возникает боль.

Большинство тех людей, которые гибнут в пожарах, фактически умирают от отравления ядовитыми угарными газами и недостатка кислорода. Кто-то просто не просыпается.

Скорость появления головной боли и сонливости, бессознательного состояния зависит от размера пожара и концентрации монооксида углерода в воздухе.

5. Обезглавливание
Казнь - один из самых быстрых и наименее болезненных способов умереть, если палач - квалифицированный, его лезвие острое и осужденный сидит, не двигаясь.

Самая совершенная технология обезглавливания - гильотина. Официально принятая французским правительством в 1792, она была признана как более гуманная, чем другие методы лишения жизни.

Возможно, это действительно быстро. Но сознание не теряется сразу после того, как спинной мозг разъединен. Исследование на крысах в 1991 показало, что мозг остается жив еще 2.7 секунды за счет потребления кислорода из крови в голове; эквивалентное число для людей примерно равно 7 секундам. Если человек неудачно попадает под гильотину, время ощущения боли может быть увеличено. В 1541 неопытный человек сделал глубокую рану в плече, а не в шее Маргарет Пол, Графине Солсбери. Согласно некоторым сообщениям, она прыгала от места казни и преследовалась палачом, который ударил ее 11 раз прежде, чем она умерла.

6. Смерть от электрического тока
Наиболее частая причина смерти от электрического тока - аритмия, приводящая к остановке сердца. Бессознательное состояние следует обычно после 10 секунд, говорит Ричард Трохман, кардиолог из Университета Натиска в Чикаго. Исследование смертельных случаев от электрического тока в Монреале, Канаде показало, что 92 процента умерли от аритмии.

Если напряжение высокое, то бессознательное состояние наступает почти сразу. Электрический стул должен был вызывать мгновенную потерю сознания и безболезненную смерть из-за пропускания тока через мозг и сердце.
Происходит ли это на самом деле так, вопрос спорный. Джон Виксво, биофизик в Университете в Нашвилле, Штат Теннесси, утверждает, что толстые, изолирующие кости черепа предотвратили бы достаточное прохождение тока через мозг, и заключенные могли умирать от нагревания мозга, или от удушья из-за паралича дыхательных мускулов.

7. Падение с высоты
Это один из самых быстрых способов умереть: предельная скорость - приблизительно 200 километров в час, достигается при падении с высоты 145 метров и выше. Изучение смертельных падений в Гамбурге, Германии показало, что 75 процентов жертв умерли в течение первых секунд или минут после приземления.
Причины смерти зависят от места приземления и положения человека. Люди вряд ли достигнут больницы живыми, если они падают вниз головой. В 1981 году проанализировали 100 смертельных прыжков с моста Золотые Ворота в Сан-Франциско. Он имеет высоту 75 метров, скорость при столкновении с водой составляет 120 километров в час. Это две главные причины мгновенной смерти. Как результат падения - массивный ушиб легкого, разрыв сердца или повреждение главных кровеносных сосудов и легких сломанными ребрами. Приземление на ноги существенно сокращает травмы и может спасти жизнь.

8. Повешение
Способ самоубийства и старомодный способ казни - смерть через удушение; веревка оказывает давление на трахею и артерии, ведущие к мозгу. Может наблюдаться бессознательное состояние в течение 10 секунд, но потребуется больше времени, если петля расположена неправильно. Свидетели общественного повешения часто сообщали о жертвах, “танцующих” от боли в петле в течение нескольких минут! В некоторых случаях - после 15 минут.

В Англии в 1868 приняли метод “длинного падения”, предусматривающий более длинную веревку. Жертва достигала во время повешения скорости, ломавшей ей шею.

9. Смертельная инъекция
Смертельная инъекция была разработана в Штате Оклахома в 1977 как гуманная альтернатива электрическому стулу. Государственный медицинский ревизор и председатель анастезиологии договорились о введении почти сразу трех препаратов. Сначала вводят обезболивающее средство тиопентал, чтобы избежать любого чувства боли, потом - паралитический агент панцурониум для остановки дыхания. Наконец, хлорид калия почти немедленно останавливает сердце.

Каждый препарат, как предполагается, вводится в смертельной дозе, избыточной, чтобы гарантировать быструю и гуманную смерть. Однако свидетели сообщили о судорогах и попытке осужденного сидеть в течение процедуры, то есть введение препаратов не всегда дает желаемый результат.

10. Взрывная декомпрессия
Смерть из-за воздействия вакуума наступает при разгерметизации тамбура или разрыва скафандра.

Когда внешнее давление воздуха внезапно понижается, воздух в легких расширяется, рвет хрупкие ткани, участвующие в газообмене. Ситуация усугубляется, если жертва позабудет выдохнуть до декомпрессии или попробует задержать дыхание. Кислород начинает уходить из крови и легких.

Эксперименты на собаках в 1950-ых показывали, что от 30 до 40 секунд после снижения давления их тела начинали раздуваться, хотя кожа предотвращала их “разрывание”. Сначала сердцебиение учащается, затем резко снижается. Пузыри водного пара формируются в крови и путешествуют через всю систему циркуляции, затрудняя поток крови. Через минуту кровь прекращает эффективно участвовать в газообмене.

Люди, оставшиеся в живых после несчастных случаев декомпрессии, - в основном пилоты, чьи самолеты разгерметизировались. Они рассказывали о резкой боли в груди и неспособности вдохнуть. Примерно через 15 секунд они теряли сознание.

Маруся 10.02.2012 12:22

Притча.
В рай насильно никто не поведет, а в ад, и скажешь, не пойду, а толкнут и пойдешь.


Помер мужик...
Попадает на тот свет, а там его спрашивают: - Ты куда хочешь, в ад или в рай? А он отвечает:
- Дык откуда я знаю, я не там, не там не был. Вот вы покажите мне и то и другое, а я выберу.
Сказано-сделано.
Приводят мужика в рай. А там ангелы, обсыпают лепестками роз...
Посмотрел через забор - там ад.
На терассе кафе, приятная музыка, красивые женщины, чуть дальше черти в карты играют, везде пьянство, дым коромыслом, весело короче.
Мужик и перепрыгнул через забор.
Прибежали черти, скрутили его и на сковородку посадили жариться.
Он вопит: - Да, как, же так? Вы же мне совсем другое показывали. А ему и отвечают: - А это был наш агитпункт!

Маруся 12.02.2012 12:39

Смерть: анализ сопутствующих опасностей.

..
Здесь разговор о трупах. Впечатлительным лучше не читать.

Где-то в 1999-м или 2000-м в одной из газет была статья о любопытном происшествии. К сожалению, газета была утеряна. Суть была примерно в следующем.

Это было в Москве, где-то в шестидесятые годы прошлого столетия, то есть в советское время. Добропорядочный вменяемый мужчина, бухгалтер, спит дома в своей постели. Ему очень реалистично снится, что он в гробу. Слышны голоса. Крышка гроба снимается, и он видит на фоне ночного звездного неба двух мужчин, склонившихся к нему. Одного из них он узнает: это сосед-алкоголик с первого этажа их подъезда. Сосед лезет к нему в рот с пассатижами и грубо выдирает один за другим два зуба. Это сопровождается страшным треском ломаемых костей в голове мужчины. Он чувствует сильную, совершенно натуральную боль, от которой просыпается. Когда проснулся, эта боль никуда не делась. Во рту вкус крови. Изо рта течет кровь, а рядом на подушке лежат два выдранных здоровых зуба. Была глубокая ночь. Он пришел в ярость и, не заморачиваясь логическими рассуждениями, пошел разбираться к соседу-алкоголику. Дверь у того оказалась открытой. Войдя, мужчина увидел соседа и его гостя. Гость был тем самым вторым соучастником стоматологического действа из кошмарного сновидения. Сосед с гостем сидели за столом, пили водку. Они только что пришли с кладбища и теперь обмывали удачный ночной поход: выдрали у покойника из раскопанной ими могилы два золотых протеза. Шла речь о коронках или протезах, я точно не помню. Мужчина гневно крикнул:

— Где мои зубы?

Сосед, со страху решив, что к ним заявился тот самый покойник, с досадой швырнул добытые с таким трудом протезы ему под ноги: — На, подавись!

Мужчина, толком не разглядев протезы, воспринял это и как подтверждение, и как дополнительное оскорбление. Схватив стоявший рядом табурет, он ударил им по голове соседа. Табурет был советский – тяжелый и прочный, и потому удар выдержал с доблестью, в отличие от головы соседа. Сосед с раскроенным черепом свалился замертво. Его напарник метнулся было к двери, но мужчина оказался проворнее нетренированного алкаша. Манипуляция с табуретом была успешно повторена. Второй тоже упал с раскроенным черепом. Придя в себя, и поняв, что убил обоих, мужчина вызвал милицию и чистосердечно во всем сознался.

Следователи оказались в затруднительном положении. Слишком уж мистичны были обстоятельства. На работе и среди соседей мужчина характеризовался очень хорошо, был непьющим, порядочным и уравновешенным. Экспертиза показала, что совершенно вменяем. Подтвердилось и то, что золотые протезы изъяты у трупа из оскверненной в ту ночь могилы. Никакой связи между захороненным человеком и мужчиной не обнаружено. Наконец, нашлись продвинутые в эзотерике эксперты, которые предположили, что в прежней жизни мужчина был тем самым человеком, могила которого была осквернена. Поскольку в советское время, впрочем, как и сейчас, прибегать в следствии к объяснениям мистического характера не было принято, дело закрыли за недостатком улик. Конечно, на страницы тогдашних газет эта история не могла попасть. Время было такое.

Андрей, прочитав статью, сказал:

— Ну, это вообще фантастика! Вот это точно выдумка!

— Почему же? Вполне натуральная ситуация. Душа сохраняет энергоинформационную взаимосвязь с телом, в каком бы состоянии оно не сохранялось. Даже если она уже воплощена в другом теле, когда тревожат тело прошлого воплощения, это может проявляться в новом воплощении. Вспоминается частный пример, который косвенно подтверждает факт сохранения связи с утраченной плотью.
Один мужчина, которому ампутировали руку, несколько лет страдал от необычных колющих болей в отсутствующей руке, словно ее кололи гвозди. По его просьбе раскопали захоронение его руки. Рука лежала в ящике с негодными гнутыми гвоздями. Некоторые гвозди впились в руку. Руку перезахоронили по-нормальному. После этого колющие боли сразу прекратились. Так что связь с останками – реальность.

Андрей сказал:
— Мне вообще эти похоронные ритуалы не по душе. Не раз уже хоронить пришлось. Неприятное занятие. Б-р-р-р! — Передернул плечами. — А куда денешься? Если сослуживец, друг или родственник, приходится заниматься. Не понимаю, неужели все это нужно: похороны, могилы, памятники? От этих похоронных дел очень тягостное ощущение. Особенно, когда в морг за телом приходишь. Просто ужас и омерзение! И кто эти похоронные ритуалы выдумал? Вон, индусы сжигают тело и все на этом. А с позиции Новых Знаний как?

— У нас практикуют христианские ритуалы, в Индии – ведические. Ведическая традиция более целесообразна. Сожжение тела наиболее быстро освобождает душу от энергоинформационной привязки к телу. Душе после этого легче жить и нет зависимости от судьбы останков. Ведь душе поклонение останкам ни к чему. Если же тело погребается по христианской традиции, то связь с телом сохраняется длительное время. Если по каким-либо причинам труп тревожат, то это может плохо влиять на судьбу души. Она может уже снова воплощена на Земле, а судьба прежнего тела будет влиять на это новое воплощение. Если тревожат погребение, совершают кощунство с телом, человек может испытывать внезапное беспричинное волнение, стресс, может серьезно заболеть. В этой статье один из примеров такого влияния. Так что кремация, конечно, более правильна. Да и пепел стоит развеивать где-нибудь на природе, особенно, в текущей воде.

Люди думают, что в похоронных ритуалах отдают дань уважения покойному. Но настоящая память об ушедшем, конечно же, в душе, а не в кладбищенских памятниках и поклонении трупу. А практикуемые у нас ритуалы лишь оскверняют эту память, поскольку для нормального человека естественно брезгливое отношение к трупу. Это закрепленная на уровне инстинктов гигиеническая привычка избегать гниющей плоти. При нынешней традиции захоронения память об ушедшем неизбежно то и дело ассоциируется с последними мероприятиями с его останками. Получается, что существующая ритуальная система работает на осквернение памяти.

А еще много побочных негативных моментов. Прощаясь, принято целовать покойника. При этом от целующего на труп попадают микрочешуйки кожи, микрокапельки от дыхания, если губы не сухие, то слюна, если в помаде, то помада. Могут слезы попасть. Все эти биологические материалы сохраняют энергоинформационную связь с источником, то есть с прощающимся человеком. По этому каналу связи передаются программы смерти и разложения. Получается порча: снижается иммунитет, могут возникнуть болезни и неприятности. А еще у некоторых есть дурная традиция заплаканные носовые платки в гроб кидать. Мол, чтобы оставшиеся не слишком страдали, пусть слезы с собой заберет. Тоже создают тем самым ненужные энергоинформационные каналы, по которым получают лишние проблемы. Порчу себе по незнанию делают.

Черные маги своим делом при похоронах занимаются. Стараются добыть остаток мыла, которым труп обмывали. Потом используют этот обмылок в своих черных обрядах. Подсовывают в гроб к покойнику фотографию человека, на которого наводят порчу.

— Так выходит, люди по невежеству такие похоронные ритуалы сохраняют?

— И по невежеству, и по христианской традиции.

— А зачем это христианам?

— Это нужно не им, а их эгрегору. Ведь по христианской традиции покойников отпевают, могилу освящают, ставят на ней христианский крест. Этим осуществляется энергоинформационная привязка трупа к эгрегору христианства. А раз связь души с телом сохраняется, то душа оказывается надолго подключенной к этому эгрегору. Независимо от того, был человек верующим или нет. Значит, при новом воплощении повышается вероятность того, что человек обратится в христианство. Это, естественно, выгодно для христианского эгрегора. Чем больше в нем людей, тем он сильнее. Вот почему в христианстве важно сохранное погребение тела.

Андрей возмутился:
— Выходит, прав я был, что ко всем этим похоронным ритуалам испытывал крайне неприятные чувства?
— Да.

— Я своим обязательно скажу, чтобы, когда время придет, ни в коем случае не хоронили. Пусть просто кремируют, а пепел развеют.
— Да, имеет смысл.

Говорили на эту тему и с Володей. Он сказал:
— Владимир, тело или кости веками сохраняются. За это время душа много раз воплотиться успевает. Значит, человек одновременно взаимосвязан с целой кучей останков?

— Да. Но связь со временем понемногу слабнет. К тому же, иммунная система в основном приспособлена нейтрализовывать последствия таких взаимосвязей. Чем более сохранны ткани тела, тем сильнее связь. То есть, с последними телами связь сильнее.

— Не потому ли существуют запреты беспокоить захоронения?

— Формально запреты введены по другой причине, поскольку люди не знали реального мироустройства. Но интуитивно чувствовали необходимость охранять покой останков. Тревожа захоронение, человек посягает на судьбу того, в ком теперь живет душа, прежде жившая в захороненном теле. Поскольку влияние идет через тонкий план, затрагиваются интересы эгрегоров, в которые входила и входит душа. Возьмем, к примеру, родовые эгрегоры. Кощунство задевает эгрегор рода, к которому относился захороненный и эгрегоры родов, в которых душа воплощалась впоследствии. Чем древнее захоронение, тем большее количество эгрегоров задевается. Знатность захороненного тоже имеет значение. Ведь душа знатного человека обычно относится к лидирующей структуре эгрегора. Посягательство на судьбу его души влечет более мощный ответ. Поэтому осквернителей древних знатных захоронений, обычно постигает несчастье. Если эгрегорное прикрытие осквернителей недостаточно сильно.

Очень неправильно выставлять напоказ древние мумии. Это вредно для смотрящих. Они отчасти разделяют ответственность с кощунниками.

Да и осквернителям недавних захоронений обычно вполне ощутимо достается.

Статья Владимира Вестника

galya 23.03.2012 02:44

Если уж есть такая невеселая тема, то есть и вопросы, на которые хотелось бы получить ответы у более сведущих людей. Буквально три дня назад произошла трагедия. Ушла из жизни молодая 27-летняя женщина. Скоропостижно. Говорят -повесилась. Одна растила двоих своих мальчишек, 7-ми и 4-х лет от разных браков. Последнее время жила с мамой. Семья сложная и не совсем благополучная и у ее мамы и у нее самой. Не легкая у нее была жизнь. Но она старалась дать своим детям и любовь и материально их обеспечить.И уж точно не собиралась жизнь закончить сейчас самоубийством, потому что знала , у детей кроме нее никого нет, кто их поднимет. Мы с ней много говорили об этом. Произошел скандал с ее братом, который их с ее мамой и раньше "доставал", драка. Ей хорошо досталось! И вот девчонка от боли, отчаяния, гнева , не думая уже о детях, на глазах которых и разыгрывается вся трагедия, бежит в огород и вешается на бельевой веревке!Это называется в состоянии аффекта! Не буду не судить и не оправдывать девочку. Что же происходит в этот момент на энергетическом уровне с человеком? Какие же "сущности " заставляют забыть человека о своей любви к детям, толкают человека к таким поступкам? Как человеку противостоять этому? Сейчас много пишут и говорят о вспышках на Солнце, о состоянии здоровья в связи с этим, и связи с самоубийствами. Да я думаю у многих людей найдутся случаи в жизни , когда приходят мысли: все- больше не могу! Но не каждый торопится каким-то образом расстаться с жизнью.Что же происходит с человеком в этот момент?Почти 2, 5 года назад при разводе повесился ее муж на глазах у младшего сына. И связан ли уход этих Душ как-то с происходящей Трансформацией?

Маруся 03.05.2012 19:01

Грех самоубийства.


Человек, уходящий из жизни противоестественным путем, не вправе рассчитывать на покой в мире ином. Статистика свидетельствует: в России на каждые 100 000 человек ежегодно приходится 25 самоубийств. Психологи считают, что основной мотив суицида - стремление разорвать раз и навсегда проклятый узел проблем и мучений, обрести покой в небытии... Но есть ли оно, это небытие? И есть ли в нем долгожданный покой? Увы, все надеющиеся обрести его путем самоубийства вместо покоя попадают в западню еще больших нравственных мучений.

Мир иной - это не полная и вечная потеря сознания, не забвение всего и вся, как представляется многим. После смерти физического тела сознание не только продолжает разумное бытие, но и пожинает карму земной жизни, то есть вступает в мир посмертных следствий земных мыслей и поступков. Человек, отягощенный трудными жизненными обстоятельствами, в посмертном бытии будет так же мучиться проблемами, которые он не смог решить на Земле. Перешедший в мир иной с еще большей остротой ощутит там свои земные проблемы. Но, в отличие от физического плана, в ином мире у него практически не будет возможности что-либо исправить - останется лишь эмоциональная реакция на сцены, проходящие перед его глазами. Именно это выражено в непонятных словах Евангелий: "Что развяжете на Земле, то будет развязано и на небе".

Развязать узлы тяжелых кармических обстоятельств можно только на физическом плане! Если же вместо развязки человек уходит из этого плана в мир иной по своей воле - это значит, что неразвязанные узлы будут мучить его в посмертии еще больше, терзая душу воспоминаниями-галлюцинациями, которые воспринимаются и переживаются так же остро, как и реальные события земной жизни.

Ужас самоубийства состоит не только в том, что проблемы, приведшие к такому концу, остаются столь же острыми и еще мучительнее терзают сознание. Самоубийство, кроме того, связано с нарушением важнейших кармических законов - жизненного предназначения человека и срока его жизни на Земле.

Пленники астрального ада


Каждый человек рождается на Земле с определенной миссией, касающейся его личного духовного развития, а если этот дух талантлив и велик - миссия может охватывать не только его самого, но и многих других людей. Душа человека еще до его воплощения на Земле знает, в чем состоит это высшее духовное назначение. Но, когда она облекается телом, физическая материя затемняет знания души и жизненное назначение забывается.

Для выполнения своего предназначения человеку самой кармой дается определенный срок жизни на Земле и соответствующее количество жизненной энергии. Если же кто-либо покидает физический мир раньше отмеренного ему срока, он соответственно не выполняет свое предназначение. Потенциал данной ему энергии также остается нереализованным. А значит, неизжитая жизненная энергия будет притягивать душу самоубийцы к физическому плану столько лет, сколько ему суждено было прожить на Земле.

Душа (или, говоря современным научным языком, энергетический комплекс) человека, умершего естественной смертью, легко и безболезненно отрывается от физического плана и поднимается в астрал, полный чарующей музыки и ярких красок. Свидетельство тому - переживания людей, испытавших состояние клинической смерти. Но при неестественно прерванной жизни энергетический комплекс человека, в силу неизрасходованного энергетического потенциала, оказывается привязанным к низшим слоям астрального мира, близким к физическому миру и - увы! - наполненным тяжелой, негативной энергетикой.

Именно в низших, темных слоях астрала обитают, согласно эзотерическим учениям, души грешников. В религиях эти слои параллельного мира именуются адом. Даже если самоубийца был неплохим человеком, избежать притяжения низших, адских слоев ему не удастся. И потому если человеку суждено было прожить, скажем, 70 лет, а он покончил с собой в двадцать, то оставшиеся полвека он будет пленником астрального ада, окажется обречен на мучительное, тягостное скитание между этим и другим миром.

Еще в древности было отмечено, что посмертные привидения, призраки и другие феномены, как правило, являются следствиями именно самоубийств. Известно и то, что астральные тела самоубийц вместе с их насильно прикованными к Земле душами, не имея возможности уйти в более высокие слои астрального плана, часто появляются в виде призраков в тех уголках Земли, где ими было принято роковое решение.

Еще одним доказательством недопустимости самоубийства как попытки разрешения тяжелой жизненной ситуации являются свидетельства ясновидящих. Многие ясновидящие могут определить, жив человек или нет по его фотографии. Но в случае самоубийства ясновидящие утверждают, что "не видят" человека ни среди живых, ни среди мертвых. Насколько мучительно такое состояние, свидетельствуют люди, испытавшие клиническую смерть в результате неудачной попытки самоубийства и возвращенные к жизни. Оказывается, даже столь кратковременная возможность заглянуть в мир иной, которая предоставляется сознанию человека во время клинической смерти, уже может дать много знаний о потустороннем бытии. И об этом убедительно свидетельствуют современные исследования смерти и посмертного бытия сознания, проведенные доктором Р.Моуди из США.

Один из пациентов Моуди, оказавшийся в коматозном состоянии в результате попытки самоубийства, рассказывал: "Когда я был там, то почувствовал, что две вещи совершенно запретны для меня: убить себя или убить другого человека. Если совершу самоубийство, я брошу Богу в лицо его дар. Убив кого-нибудь, нарушу заповедь Бога". А вот слова женщины, которую вернули к жизни после приема смертельной дозы снотворного: "У меня было явное ощущение, что я сделала нечто дурное. Не по нормам общества, а по высшим заповедям. Я была настолько уверена в этом, что отчаянно хотела вернуться в тело и жить".

Как отмечают британские исследователи А.Ландсберг и Ч.Файе, доктор Моуди установил: посмертные ощущения пациентов показывают, что естественная смерть отличается ощущением успокоенности и чувством: "Все верно, это завершение моей судьбы". В то время как самоубийство характеризуется смешанными чувствами, беспокойством и определенным ощущением, что "это неверно, мне следует вернуться и дождаться своей смерти".

И в страхе мечется душа


Выводы доктора Моуди подтверждаются и исследованиями российского ученого из Санкт-Петербурга К.Короткова, изучающего феномен смерти с помощью эффекта Кирлиан, позволяющего наблюдать энергетическое состояние организма человека в первые часы и дни после его смерти.

По наблюдениям Короткова, посмертные состояния людей, умерших естественной смертью от старости и неестественной - в результате самоубийства, - имеют разную энергетическую природу. Ученый, к примеру, выделил три типа свечения пальцев умерших от разных причин людей. Это свечение было зафиксировано с помощью высокочастотного фотографирования. Первый тип, характерный для естественной смерти, имеет небольшую амплитуду колебаний энергетики. После подъема энергетики в первые часы после смерти наступает плавный и спокойный ее спад.

Второй тип свечения, характерный для "резкой" смерти в результате несчастных случаев, также имеет небольшую амплитуду колебаний энергетики при наличии одного ярко выраженного пика. Третий тип свечения характерен для смерти, наступившей в результате стечения обстоятельств, которых можно было бы избежать при более благоприятных условиях. Этот тип свечения характеризуется большой амплитудой колебаний энергетики, происходящих в течение длительного времени. Именно такое состояние энергетики как раз и характерно для смерти, наступившей в результате самоубийства.

По мнению петербургского исследователя, резкие подъемы и спады энергетики в теле покончившего с собой человека обусловлены состоянием его энергетического двойника - астрального (или тонкого) тела, преждевременно лишившегося физической оболочки, насильственно "вытолкнутого" таким образом с физического плана в мир иной и не имеющего возможности начать естественное существование в последнем. Иными словами, тонкое тело самоубийцы буквально мечется между сброшенной физической оболочкой и астральным планом, не находя выхода.

Голоса лукавых бесов


Есть в явлении самоубийства и еще одна страшная тайна, имеющая отношение к миру иному. Многие люди из числа пытавшихся покончить с собой, но спасенные врачами, уверяли, что решение свести счеты с жизнью им подсказывали некие "голоса" из мира иного, в которых они часто узнавали голоса своих умерших родственников. Подобное явление служит косвенной, а в некоторых случаях - и прямой причиной самоубийства гораздо чаще, чем некоторые полагают. Голоса иного мира, обрабатывающие сознание или подсознание будущих самоубийц, конечно, никакого отношения к умершим родственникам и к светлым силам астрального плана не имеют. Они принадлежат к очень опасному, вредоносному классу существ, которых великий врач средневековья Парацельс назвал элементалами, или первичными духами.

Среди них есть положительные, а есть и вредоносные существа. Последние охотятся за жизненной энергией людей, предпочитая не добывать энергию самостоятельно, а воровать ее. Ибо в момент смерти человека в пространство выделяется огромное количество психической энергии, которая и может стать вожделенной пищей для иноматериальных вампиров. Именно с целью заполучить ее элементалы нередко присасываются к ауре находящихся в стрессовом или депрессивном состоянии людей и начинают свою психическую обработку, провоцируя жертву на самоубийство.

Экстрасенсы нередко могут определить в ауре человека подобные каналы связи с астральными вампирами, называя эти каналы "привязками", "подключками", "подселенцами". Иногда обработка потенциальных самоубийц ведется более тонко, на подсознательном уровне. В таких случаях к самоубийству подстрекают не голоса, а навязчивые мысли с той же программой самоуничтожения. И, как правило, эти внушенные извне мысли люди принимают за свое собственное желание.

Спор о том, имеет ли человек право самовольно распоряжаться своей жизнью, имеет достаточно древнее происхождение. Горячие, пылкие римляне, например, считали себя вправе распоряжаться божественным даром - жизнью. Но это было правом незнания - не более того. Конечно, свободная воля человека может решать: "Быть или не быть". Но в мире ином никто не освободит решившего покончить со своей жизнью от закономерных следствий неверного решения.

Римские аристократы считали акт самоубийства признаком сильной воли - и глубоко заблуждались в этом. Подлинный аристократизм духа заключается не в стремлении избежать душевных страданий, а в умении мужественно принять и перенести их, чтобы выступить на арене суровой жизненной борьбы воином, а не жертвой. Кроме того, древняя мудрость гласит: каждому человеку выпадает в жизни ровно столько страданий, сколько он может перенести - не более того. Нет таких обстоятельств, которые не смогли бы преодолеть воля и разум человека. Но для этого надо осознать силу, скрытую в духе человека. Ибо его воля и разум - это поистине божественный дар. Распорядиться им справедливо - задача каждого из нас и особенно - тех, кто оказался перед трудным сплетением жизненных проблем.

Наталия Ковалева, кандидат философских наук.

Маруся 06.05.2012 13:17

Вложений: 1
Дорогие форумчане,прошу вас прочитайте эту статью и задумайтесь...не жди БЛАГОДАРНОСТИ от людей она может прийти с другой стороны...

Правила жизни.

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Вера Миллионщикова - главный врач Первого московского хосписа, умерла 21 декабря 2010 года в возрасте 69 лет.

Что такое хоспис: работа нянечки.

В моей биографии есть красивая вещь: я начинала с акушерства, а закончила хосписом. И мне это нравится. Я сама, когда этот факт осознала, подумала: «Ни хрена себе!»

Беременная женщина — это Венера Милосская. И этот остренький животик, и пятна на лице, и глаза телячьи — мне так они нравятся. У наших больных тоже красивые лица — одухотворенные.

Жизнь — это путь к смерти.

Смерть — это всегда страшно. Я до смерти боюсь смерти. Смерть — это таинство, которое осознают все — с самого рождения. Даже ребенок, заходя туда, где лежит покойник, сначала может закричать: «Мама! Мама!», но как увидит мертвого — замолкает. И дело не в том, что он вдруг увидел лица взрослых. Дело в том, что он понимает: таинство должно происходить в тишине.

Не надо активно вмешиваться в процесс умирания
— ты уже ничего не исправишь. Но надо быть рядом, взять за руку, соприкоснуться, посочувствовать. Думать о том, что тебе нужно приготовить щи, ты точно не будешь. Вокруг разлита важность момента — кто-то уходит, а ты сопровождаешь его. Говорить необязательно, можно просто тихо сопеть. Главное, чтобы человек чувствовал, что он не один. Потому что одному, говорят, очень страшно. Но наверняка я не могу сказать — не умирала.

Жить надо сегодня. Не у всех есть завтра.


Как человек жил, так он и умирает.
Когда я только начинала, нас вызвали на Комсомольский проспект, в роскошный генеральский дом. Сказали, что в одной из квартир умирает женщина. «Вот только дочь у нее алкоголичка». Приходим. Роскошная квартира, большая прихожая, ванная. А прямо напротив двери — комната, и в ней сидит женщина тридцати двух лет. Дверь соседней комнаты закрыта и приперта сумкой. А в сумке — килограммов десять картошки. Мы слышим: «Пришли? Там она!» Отодвигаем картошку, открываем дверь, а там, поперек кровати,лежит абсолютно голая окоченевшая старуха со спущенными на пол ногами — на клеенке, без простыни. Окоченение — минимум сутки. Первое желание было — задушить эту девку, дочь ее. Мы хлопнули дверью, шли и пинали по дороге все урны, хотели даже разбить окно. А потом я сказала: «Ребята, а что мы знаем о ее жизни? Почему она пьет? Может, мать у нее чудовищем была?» Ведь как ты живешь, так ты и умираешь.

Трудно, когда умирают дети. Но привыкаешь и к этому, потому что профессия постоянно напоминает тебе: умирают все.

Живи каждый день, как последний: со всей красотой, полнотой и горем. Даже если хочется поспать, а у тебя много дел, не откладывай на завтра ничего — пусть даже это покупка сумочки или звонок соседке. Надо делать то, от чего покой выльется на твою душу.

Отслеживаю судьбы детей НКВДшников, с которыми училась. Боже, какие страшные судьбы! Кто-то спился, кто-то умер, а кто-то — родил лилипута. Грех родителей просто так не отмолить, без платы — нельзя, и если старшим платить не пришлось, по счетам заплатят потомки.

Я очень рационально трачу свои силы и время.
Моя дочь Машка, когда была маленькая, говорила моей подруге: «Марина, не расстраивайся, что мама тебе не звонит. Вот когда будешь умирать, она обязательно к тебе придет».

У меня пожилые друзья, и мы часто говорим о болезнях:
как пописал, как покакал. С этого начинается разговор. С возрастом говорить о смерти и болезнях становится нормой. Но с молодыми я не говорю на эту тему и ненавижу, когда во время застолья говорят о хосписе. У людей и так много негатива, хватит с них.

Классический джаз
— это очень много для меня. Я даже сказала своим: «Когда умру, пусть на похоронах звучат Дюк Эллингтон и Элла Фицджеральд». А никаких других музык и речей мне не надо.

У меня нет завещания — зачем? Если я умру первая, мой муж все получит. Если он умрет первым, я все получу — и вот тогда уже напишу завещание. Кто первый умрет, того и тапки.

Пять лет назад я заболела саркоидозом и только тогда поняла, что болезнь близкого делает с его родственниками.

Рак — интересная болезнь. Без изъянов. Во время этой болезни вы можете сделать многое. Раньше я думала: хорошо бы уйти быстро, без боли. Но посудите сами: допустим, я поссорилась с дочкой, вышла на улицу и — авария. Как будто я должна быть счастлива. Но что будет с моей дочкой? Как она будет жить? Когда есть такая болезнь, как онкология — многолетняя, многомесячная, и все родственники больного об этом знают, — жизнь человека сразу меняется. Появляются возможности: повиниться, попрощаться, доцеловать. В такой болезни есть свое достоинство — время. А в мгновенной смерти времени нет, а значит, и нет возможности что-то исправить.

Я считаю, что нашему поколению повезло: мы, наконец, можем покаяться за грехи своих родителей. Я — родственница генерала Краснова по маминой линии. Мама и ее родные жили очень трудно. Деда забрали в 1922-м, но не расстреляли. Он умер в Луганской тюрьме, потому что от него отказалась его старшая дочь — Лиза. Когда дед узнал об этом, он объявил голодовку и умер. Мама рассказала мне об этом только в 1976-м году. Всю жизнь она прожила с ужасом в душе. Да, от отца отреклась не она, но разве это не наш семейный грех? А тетя Лиза, кстати, была чудесная женщина, и в то время она просто не могла поступить иначе.

День победы застал нас в Вильнюсе, где мы жили с 1944 года. Но я его совершенно не помню. Зато помню, как мама кормила пленных немцев. Папа мой, Василий Семенович, был начальником на железной дороге и имел право брать пленных немцев в качестве рабочей силы. Я помню, как в 1947 году они ремонтировали у нас на станции потолок. Мама варила им домашнюю лапшу, а они целовали ей руки. Для меня это был явный знак того, что мама — хорошая. А еще немцы сажали на нашей станции деревья — преимущественно ясени. Какие-то из них выросли с кривыми стволами, и до 1966 года, пока я не переехала в Москву, я ходила мимо этих деревьев и думала: «Вот немцы! Не могли ровно деревья посадить!»

Боже, какая я была дура в школе — активная, противная и омерзительная. Со стыдом вспоминаю, как хотела выгнать из комсомола двух девок — самых красивых. Рая Должникова и Людка Гражданская были рано созревшие девочки, подкрашивались, ходили на танцы, носили челки. А мне челку носить не разрешали. Помню, я устроила собрание, требуя исключить Раю и Люду из комсомола. Меня тогда никто не понял. Со мной случилась истерика, и я потеряла сознание. Но я не завидовала им. Просто я была — эталон, а они, как мне казалось, нет. Райка Должникова вообще форму с вырезом носила: чуть-чуть наклонится вперед — и сиськи видны.

По каким заповедям жить — коммунистическим, евангелическим или каким хотите еще — не важно. Главное — жить любя.

Однажды врач из женской колонии приехал к нам за вещами и лекарствами. А потом звонит мне с благодарностью: «Вера Васильевна, приезжайте к нам! У нас тут так хорошо!» — «Нет, — отвечаю, — лучше вы к нам, у нас тоже неплохо». Потрясающий, если вдуматься, разговор — главного врача хосписа и главного врача женской колонии.

Я не люблю обходы. Мне не нравится, когда больные благодарят нас за нашу работу — за то, что у них чистая постель, есть еда и лекарства. До какого унижения должен дойти человек, чтобы благодарить за то, что его помыли и перестелили кровать!

Никогда не ищите благодарности от того, кому что-то дали. Благодарность придет с другой стороны. Мое глубокое убеждение состоит в том, что добро должно идти куда-то, а приходить — отовсюду.

Я не святая. Просто делаю то, что мне нравится. А так, я очень плохой человек: злая и достаточно циничная. И я не кокетничаю. А святые тоже делали то, что им нравилось. Иначе невозможно.

У меня было три собаки, и все — дворняги.
Мы — плохие хозяева: наши собаки были очень умными, но, старея, попадали под машины. Все три собаки так и погибли. Они были очень свободолюбивыми: с поводком ходить не хотели, а мы никогда не настаивали.

Я люблю собирать грибы и знаю, где гриб растет. У меня на них нюх, как у свиньи. Когда
я иду за грибами, то точно знаю, что соберу 15-16 белых и пару подосиновиков. Другие грибы меня не интересуют. Я мужу своему говорю: «Видишь березку? Иди, и без шести белых не приходи». Он приходит с пятью, и тогда я возвращаюсь туда и нахожу еще один.

Я все время руковожу. Я очень люблю властвовать и очень авторитарна. Девчонки говорят: «Маме помогать — хуже нет». Я сижу в комнате и командую: «Так, это — в шкаф, это — в мойку». Иногда мне, конечно, хочется прикусить язык, но дочки говорят, что

Если я замолчу, то буду драться.
С чужими всегда проще быть доброй.
Меня на всех не хватает.


Записала Светлана Рейтер
Фотограф Владимир Васильчиков

Маруся 06.06.2012 10:08

Вложений: 1
Что видят мертвые?

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]
Существует ли жизнь после смерти? Этот вопрос был актуальным десять тысяч лет назад и остается таким же сейчас. Даже верующие порой предаются сомнениям. Чего уж говорить об ученых или об атеистах? Убедительных доказательств не найдено, а вера – утешение не для всех. И все же, есть зацепка, ведущая к разгадке одной из самых притягательных тайн бытия. Это – люди, пережившие клиническую смерть и видевшие знаменитый «свет в конце тоннеля».

Умереть на пять минут


Клиническая смерть – переходный период между жизнью и смертью, когда организм перестает выполнять свою работу. Дыхания нет, сердце не бьется. Человек фактически мертв.

Стандартное время клинической смерти – пять-семь минут. Максимум – десять. После этого клетки мозга начинают отмирать, не получая необходимого им кислорода. К счастью, это состояние обратимо, особенно при современном уровне медицины. Если врачи успеют вовремя, и реанимация пройдет успешно, умерший возвращается к жизни. Некоторые из переживших подобный опыт не запоминают ничего. Другие рассказывают о так называемых «околосмертных переживаниях», включающих в себя ощущения выхода из тела, общение с умершими родственниками и некими высшими силами, деформация времени и пространства, просмотр эпизодов прожитой жизни, перемещение через тоннель с ослепляющим светом в конце…

Продолжать список можно долго, описания подобных переживаний разнятся от человека к человеку. На это влияют возраст, эмоциональное состояние перед клинической смертью, религиозность и даже препараты, которые использовали врачи во время лечения. Неудивительно, что вокруг околосмертных переживаний разгорается столько споров, в которых участвуют как верующие, так и скептики. Чем же являются на самом деле эти загадочные видения? Галлюцинациями умирающего мозга или реальными доказательствами существования души и загробного мира?

Первые исследования


Описания подобных видений существовали во все времена, но наука ими не занималась. Первой попыткой применить научный подход к околосмертным переживаниям считаются исследования знаменитого швейцарского геолога XIX века Альберта Гейма. Он заметил, что у альпинистов, находящихся на грани жизни и смерти, возникают субъективные ощущения выхода из собственного тела и взгляд на него со стороны. Проанализировав свидетельства, Гейм впервые опубликовал свои открытия в докладе на съезде Швейцарского Альпийского клуба в 1892 году. На основании изученных фактов геолог пришел к заключению, что субъективный опыт близости смерти удивительно сходен в 95% случаев, независимо от сопутствующих обстоятельств.

Широкого распространения эти данные не получили, впрочем, как и последующие опыты, проводимые физиком Уильямом Барретом и доктором Карлисом Озисом, в начале и середине XX столетия. А вот книга американского врача Раймонда Моуди «Жизнь после жизни», вышедшая в 1976 году, вызвала огромный общественный резонанс. В своем труде Моуди проанализировал около полутора сотен свидетельств пациентов, пребывавших в состоянии клинической смерти и столкнувшихся с видениями, сопровождающими ее. Опрошенные люди не знали друг друга и не увлекались паранормальной литературой, но их описания посмертных ощущений совпадали чуть ли не слово в слово. Не у всех, разумеется. Но при таком количестве свидетельств уже нельзя было списать все на простое совпадение.

Медицинский скептицизм

Первое научное объяснение посмертных видений и ощущений было предложено в 80-х годах XX века известным советским реаниматологом, академиком РАМН Владимиром Неговским. Он считал, что основные элементы загадочных явлений – не что иное как проявление сбоев в работе головного мозга умирающего. Пациент рассказывает про звон, свист, жужжание и громкий шум? Нарушение работы слуховых рецепторов. Яркий свет в конце тоннеля? Повреждение коры затылочных долей мозга плюс неверная работа полюса затылочных долей – вот вам и «трубчатое» зрение. Мозг контролирует весь наш организм – все ощущения, видения и мысли рождаются в нем, и нет ничего сверхъестественного в том, что умирая, он являет своему хозяину странные картины.

Такова медицинская, чисто научная точка зрения на совокупность элементов предсмертного опыта, получивших название «феномен Моуди» - в честь автора «Жизни после жизни». Эти заключения в настоящее время составляют фундамент догматов реаниматологии и медицины в целом.

Материалисты и скептики уверены – иного объяснения не нужно и быть не может. Тем не менее, даже если учесть несомненную компетентность Неговского и других врачей в вопросах о человеческом мозге, их исследования не дают ответов на другие проявления околосмертных переживаний, некоторые из которых никак не вписываются в теории современной науки.

За гранью научного подхода

Главная проблема научной теории в том, что если следовать ей, мозг человека неспособен передавать ощущения непосредственно во время клинической смерти. Согласно всем медицинским проверкам, без доступа к кислороду кора головного мозга «молчит». Однако если опираться на факты, собранные доктором Моуди и другими исследователями предсмертного опыта, возникает закономерный вопрос: почему люди, переживающие клиническую смерть, видят себя, врачей, медсестер как бы со стороны, находясь вне собственного физического тела? Одна женщина точно описала хирургический инструмент, который никогда не видела ранее. Другие пациенты с точностью до секунды называли время, когда врач диагностировал остановку их дыхания и начало реанимации. Известны также совершенно невероятные случаи, когда слепые от рождения люди детально рассказывали про события, которые они «видели» в операционной в момент околосмертных переживаний. Свидетельства были собраны доктором Кеннетом Рингом из США. По сей день никто не может дать вразумительного ответа на вопрос, как подобное возможно.

Впрочем, точка зрения парапсихологии, оккультизма и мировых религий тоже не до конца ясна. В двух словах – каждый тянет одеяло на свою сторону. Одни говорят, что околосмертные переживания – наглядное доказательство существования загробного мира, причем, что характерно – относящегося исключительно к их религии. Другие утверждают, что люди, пережившие клиническую смерть, получают уникальный астральный опыт и экстрасенсорные способности. Третьи – что ощущение покоя, умиротворения и присутствия высшего существа в подобных случаях – ужасная ловушка для невинных душ, которую устраивают силы Ада, стремясь подтолкнуть человека к окончательной смерти. Стоит заметить, что как раз эта теория наименее правдоподобна – практически у всех людей, побывавших «за гранью», не возникает желания немедленно туда вернуться, какими бы заманчивыми ни были их видения.

Вера и надежда


Так уж сложилось, что всестороннее изучение «околосмертного» опыта рождает гораздо больше вопросов, чем ответов. Одно можно сказать наверняка: подавляющее большинство людей, прошедших через клиническую смерть и вернувшихся назад, нечто ТАМ оставляют. Это – страх перед неминуемой смертью, неотвратимость растворения личности в небытии. Практически у всех них возникает уверенность в том, что со смертью физического тела жизнь не заканчивается. Заядлые атеисты принимают веру, скептики не находят привычных аргументов.

В нашем мире существует не так уж много моментов, когда человек лицом к лицу может столкнуться с чем-то, выходящим за рамки его понимания. И если таким столкновением является «свет в конце тоннеля» после клинической смерти, нет смысла отнимать у него надежду на возможность загробной жизни. В конце концов, сам факт возвращения из мира иного еще пару сотен лет назад считался настоящим чудом.

Сергей Евтушенко

Маруся 30.08.2012 21:01

Побывать за гранью жизни и вернуться.


Может ли человек воскреснуть после смерти? Нет, речь идет не о призраках, не о клинической смерти или летаргии, а о настоящей смерти и воскрешении…


Так, знаменитый Платон повествует о воине Эре из Памфилии, убитом во время сражения, но ожившем спустя 11 дней прямо на погребальном костре… Древнегреческие историки Номахий, Хайро Эфесский и другие упоминают о знатном эллине Поликрите, который вернулся домой на девятый день после смерти. Похожее произошло и с неким Клеонитом Афинским.

Еще один деятель Древней Греции, Клеарх, описывает некоего мага, который продемонстрировал следующий «фокус». Он ударил жезлом спящего мальчика, отчего тот умер. Свидетели в этом убедились. Через какое-то время маг снова ударил мальчика жезлом, и тот ожил. По словам «фокусника», жезл извлек из мальчика душу и отвел ее на некоторое расстояние от тела, а затем вернул в тело опять. Тогда мальчика попросили рассказать о том, что он видел во время «смерти», и он точно описал все происходившее в комнате в этот период. Среди присутствующих был и Аристотель, которого этот «опыт» окончательно убедил в том, что душа может существовать отдельно от тела.

Эуриндо из Никополиса ожил на пятнадцатый день после своих похорон и жил еще некоторое время. Жрец одного из храмов Фессалоники Руфус воскрес на третий день после смерти. Он сообщил, что вернулся с того света, чтобы выполнить то, что было им обещано богам ранее, — совершить определенные священные церемонии. После этих церемоний он снова умер и больше уже не возвращался.

В царствование Филиппа, отца Александра Македонского, жила некая Филонея, дочь Демострата и Харито из Амфипопоса. Родители насильно выдали ее замуж за человека по имени Кротер. Вероятно, несчастливый брак и привел к тому, что она зачахла и умерла. Но через 5 месяцев к ее отцу приехал из города Пепла юноша по имени Махатес. Вскоре оказалось, что его посещает по ночам ожившая от любви к нему Филонея. Когда ее «поймали с поличным», она умерла вторично, предварительно заявив, что воскресла по воле земных демонов. После этого ее труп, лежащий в доме отца, видели все жители города. Когда же вскрыли гробницу Филонеи, она оказалась пуста. Свидетельства об этом происшествии остались во многих документах той эпохи.

Говорят, что после смерти вернулся к жизни и знаменитый философ Демокрит. Он умер от удара или от раны, но затем чудесным образом опять ожил. По словам философа, его душа еще сохранила связи с телом, и это сделало возможным возвращение.

В VII столетии нашей эры некий Канингем из Нортамбрайнса (Британия) скончался от болезни. Дело было ночью. Однако уже наутро он поднялся и сел в постели, окруженной оплакивавшими его родственниками.

Один из самых известных случаев загадочного воскрешения произошел в 1987 г. с крановщицей из Донецка Юлией Воробьевой. Она дотронулась до электрического кабеля и получила удар током мощностью 380 вольт. Реаниматорам не удалось ее спасти. Тело Воробьевой отправили в морг. Никаких признаков жизни она за это время не подавала.

Через день в морг пришли на практику студенты-медики. И один из них случайно нащупал у «покойницы» пульс. Она оказалась жива! Но самое удивительное случалось позже. У Воробьевой открылись необычные способности: она могла без всяких усилий видеть внутренние органы людей и ставить безошибочные диагнозы. Крановщица стала знаменитой в Донбассе целительницей…

В традициях многих народов присутствует практика воскрешения мертвых. В тибетских монастырях существует ритуал «рлан-га». Когда человек умирает, его приносят в монастырский двор и лама производит над ним специальные манипуляции. Вскоре умерший поднимается и трижды обходит это место по кругу. После этого он ложится обратно и на этот раз замирает навсегда. Так его душе легче перейти в иной мир. Но в краткие моменты своего оживления эти покойники уже не являются полноценными людьми: они не разговаривают и лишь совершают механические движения.

Искусством возвращения умерших к жизни, по свидетельствам очевидцев, обладают сибирские шаманы. У народа ханты есть особые люди — исылта-ку. Если кто-то умирает раньше положенного срока, исылта-ку идет в его чум, ложится рядом с покойником вниз лицом и не встает с места в течение трех дней. При этом никто не должен входить в жилище покойного. Через три дня исылта-ку выходит из дома вместе с воскресшим. Иногда он появляется один — значит, духи уже забрали его подопечного с собой. Шаманы и исылта-ку, вводя себя в состояние транса, вступают в контакт с энергетической субстанцией, остающейся после смерти — душой умершего, и пытаются вернуть ее обратно.

Житель Таймыра поведал историю о своем родственнике, шамане Порбине, который в 1935 г. задумал оживить умершую дочь. Девушка умерла недавно и была похоронена в лесу.

Старик привез ее тело домой и позвал на помощь молодого шамана Турдагина. Оба шамана легли на пол в чуме Порбина и погрузились в
транс — то есть, по поверью сородичей, «ушли в нижнюю землю». Там они будто бы увидели «большую реку», через которую старый шаман перейти не смог. Турдагин «перешел через реку» и попал в «чум мертвецов», где стоял ящик с пятью сердцами - это были сердца тех, кто скончался недавно. Четыре сердца оказались черными, а одно — наполовину белым. Молодой шаман взял его и вернулся назад той же дорогой. В результате этого шаманства дочь старика ожила. Она пошевелилась и села на полу. Но глаза ее все еще оставались мутными, как у покойницы. Тогда отец дунул ей в лицо, и оно стало как у обычного человека. Девушка поднялась и села у огня. Потом отец отдал ее Турдагину в жены.

Одним словом, грань между жизнью и смертью очень условна… И не исключено, что определенными усилиями ее можно преодолеть как в одну, так и в другую сторону…


Автор: Ирина Шлионская

Маруся 04.10.2012 14:00

Впечатления из царства смерти.

Возникновение присмертных ощущений не связано с продолжительностью
остановки сердца.
Предметом исследований авторов статьи стали ощущения людей,
переживших клиническую смерть вследствие остановки сердца. Это, по
определению авторов, «ощущения пациента, запечатлевшиеся в его
памяти в период особого состояния его сознания. В число этих ощущений
входит: покидание собственного тела и наблюдение за ним "со стороны”;
появление положительных эмоций; наблюдение туннеля и яркого света;
встреча с существом, состоящим из света, с умершими родственниками; обзор событий собственной жизни".


Некоторые люди рассказывают о своих переживаниях, испытанных ими
после наступления клинической смерти. Доктор ван Ломмель и его коллеги
поставили себе цель установить причину этих переживаний и выявить
факторы, влияющие на частоту их возникновения, глубину и содержание.

На протяжении 10 лет они проследили истории болезни 344 пациентов,
переживших остановку сердца и возвращенных к жизни в десяти
различных больницах и клиниках Голландии.
Из них 62 человека, то есть около 18%, рассказывали о своих посмертных, или, вернее, «присмертных» ощущениях.

Выводы по результатам исследований.

В результате проведенных исследований врачи пришли к выводу, что
возникновение присмертных ощущений не связано ни с продолжительностью
остановки сердца или пребывания в бессознательном состоянии, ни с
характером лечения, ни с появлением (или непоявлением) у пациента
страха смерти перед остановкой сердца
.

Среди пациентов, переживших присмертные ощущения, – в особенности
сильные и глубокие, – а затем возвращенных к жизни посредством
сердечно-легочной реанимации, смертность в течение последующих 30
дней была заметно выше, чем у тех, кто в таком же состоянии присмертных
ощущений не испытывал. Возможно, причина в том, что люди, уже
побывавшие в мире смерти, больше не боялись расставания с жизнью.

Подводя итоги своих исследований, кардиологи высказали весьма неожиданное мнение.

«Полученные результаты позволяют утверждать, что на наличие – или
отсутствие – присмертных ощущений медицинские факторы влияния не
оказывают, причем у большинства пациентов, находившихся в состоянии
клинической смерти, таких ощущений вообще не было. Степень
серьезности кризиса болезни также не влияла на возникновение или глубину ощущений.
Если бы присмертные ощущения вызывались чисто физиологическими
факторами, являющимися следствием кислородного голодания мозга, тогда
эти ощущения должны были бы появляться не у 18% наших пациентов, а у
подавляющего их большинства. Вероятность возникновения ощущений
никак не связана и с видом применяемого терапевтического лечения».


Характерный пример

Один из самых удивительных случаев, исследованных группой доктора ван
Ломмеля, – это история болезни 43-летнего мужчины, у которого остановка
сердца произошла прямо на улице. Когда его привезли в больницу, он
находился в глубоком обмороке, кожа и слизистые оболочки имели
синюшную окраску. Общее состояние человека было крайне тяжелым:
пульс не прослушивался, артериальное кровяное давление отсутствовало.

В течение полутора часов врачи пытались вернуть пациента к жизни,
применяя процедуру сердечно-легочной реанимации, инъекции и другие
терапевтические средства. Наконец, их усилия частично увенчались
успехом.

У больного появился пульс, начало подниматься кровяное давление, но
из-за сильных внутренних повреждений мозга в сознание он не приходил и
самостоятельно дышать по-прежнему не мог. Поэтому пришлось =
подключить его к аппарату искусственного дыхания и ввести в гортань специальную дыхательную трубку.

При этом медсестра вынула у пациента изо рта вставную челюсть и
положила ее на каталку, доставившую его в реанимационную палату.
Здесь больному пришлось пробыть целую неделю, прежде чем врачи
сочли невозможным перевести его в отделение кардиологии. Когда дежурная медсестра из этого
отделения в первый раз вошла к нему в палату, чтобы дать лекарства,
пациент вдруг сказал: «А я вас узнал. Это вы вынули у меня изо рта
протез, когда вставляли в горло дыхательную трубку. Кстати, где он? Его
так и увезли на каталке?»

Затем он подробно рассказал ошеломленной медсестре, как врачи
боролись за его жизнь, описал их внешность, а также обстановку в
реанимационной палате. Медсестра была в шоке, поскольку она не знала,
что у пациентов бывают присмертные ощущения. Она тут же вызвала в палату врачей.

Услышав от медсестры об удивительной осведомленности пациента,
находившегося при смерти и без сознания, врачи попросили его подробно
описать все, что он видел и слышал во время своего пребывания в
реанимации.

Этот документально зафиксированный случай, подлинность которого не
вызывает сомнений, не является единственным в своем роде. Таких случаев,
какими бы невероятными они ни казались, в настоящее время известно
достаточно много.

Попытки осмысления

Ученые и врачи пытаются понять, как вообще может быть какое-либо
восприятие в сознании практически ушедшего из жизни человека, каков
механизм присмертных ощущений. Как и чем может что-то ощущать
человек, у которого нет пульса, остановилось дыхание и полностью
прекратил работать мозг, о чем свидетельствуют ровные прямые линии на
электроэнцефалограмме?

Научного ответа на эти вопросы пока нет. Не знает его и кардиолог Пим
ван Ломмель. Он лишь уверен, что раз присмертные ощущения существуют, то
человеку должно быть присуще нечто, способное функционировать
независимо от его тела и вне тела. Оно имеет свои особые связи с нашим
мозгом, нашим сознанием, куда и «вкладывает» воспоминания о
пережитом во время клинической смерти в том случае, если человека удается вернуть к жизни.

Назвать это нечто душой ван Ломмель остерегается, поскольку считает,
что понятие «душа» в его современной трактовке слишком неоднозначно и
расплывчато.


«Наш» случай.

А в заключение еще один «невероятный, но очевидный» случай, более
близкий россиянам, особенно петербуржцам, и, надо полагать, совершенно
достоверный.

Жизнь популярного в недавнем прошлом эстрадного певца, любимца
петербургской публики, народного артиста России Сергея Захарова не
однажды висела на волоске. Но всякий раз к нему приходило чудесное
спасение. Когда он тонул в штормовом море, его спас случайно
оказавшийся поблизости армейский товарищ. Из Магадана, где опальный артист отбывал
ссылку, его вызволил совершенно не знакомый ему чиновник.

В 46 лет Захаров перенес клиническую смерть и остался в живых лишь
благодаря целой цепочке невероятных совпадений. Об этом он в мае 2002
года рассказал журналисту газеты «Аргументы и факты» Владимиру
Кожемякину.

По словам певца, в 1996 году он почти подряд дал 60 концертов по всей
стране в поддержку предвыборной кампании Ельцина, сильно
переутомился и позволил себе отдохнуть в загородной гостинице в Челябинской области.

Отдых закончился, нужно было лететь в Москву, но в три часа ночи,
накануне намеченного на утро вылета, у Сергея случился сердечный
приступ.

Как потом выяснилось, он шесть минут находился в состоянии клинической
смерти. И опять – то ли судьба, то ли что-то неведомое удержало его на
этом свете. Ближайшая реанимация находилась далеко, в Миассе, но
единственная в городе машина с бригадой скорой кардиологической
помощи в момент приступа как раз проезжала по шоссе мимо ворот гостиницы.
Вызов на «скорой» приняли по рации. И спустя несколько минут врачи уже
были у постели Захарова.

А с ним в эти минуты творилось нечто невероятное. Он ощущал себя
чем-то вроде воздушного шарика: висел под потолком, чувствуя «спиной»
шершавую известку, и ему почему-то очень хотелось поскорее вылететь из
комнаты через форточку. Сверху он видел, что внизу на кровати лежал не
знакомый ему голый черноволосый мужик. Вокруг него суетились и что-то
быстро делали люди в белом, у одного из них поблескивала лысинка.

Сергей стал осматривать комнату и в пыли за шкафом отчетливо увидел
батарейки от пульта управления телевизором, которые потерял накануне.
В это время один из людей принес черный «рогатый» прибор, воткнул в
розетку и крикнул: «Есть пять киловольт!» Раздался хлопок, точно ударили
ладонью по волейбольному мячу.

Тело голого человека свело судорогой, и «картинка» вдруг перевернулась:
Сергей лежал навзничь, а врачи уже снимали с его груди дефибриллятор…

В больнице, куда привезли певца, была только одна ампула с веществом,
растворяющим тромбы, и та – в запертом сейфе. Ключ хранился у главного
кардиолога, который дежурил по ночам только раз в месяц. И дежурил он
именно в ту ночь. А к десяти часам утра кардиограмма Сергея пришла в
норму.

После возвращения «оттуда» Захаров изменился: прослыл затворником и
мизантропом, избегает журналистов и занимается своим садовым участком
в пригороде Санкт-Петербурга. Фермерствует и выращивает розы.

Константин ВАДИМОВ

Маруся 08.10.2012 19:18

Встречи с ушедшими.


Как ни странно это звучит, но встречи с ушедшими действительно реальны и мы постоянно это делаем, хотя считаем такие случаи плодом больной фантазии и слабого сердца. Они очень часто приходят к нам во снах, чтобы попрощаться и вообще, иногда, остаются в доме, если не понимают, что с ними произошло. Таких случаев очень много, т.к., "благодаря" религии и обществу, большинство людей не понимает, что именно с ними должно произойти после т.н. "смерти".

Вместо перехода из одного сна в другой, кто-то ждет врата рая/ ада, кто-то пустоты/ темноты и т.д. Такие люди обычно пропускают окно на выход в духовный мир и становятся... да да, привидениями, обладающими (иногда) такой сильной энергетикой и привязкой к физическому миру, что могут влиять на него, хотя и не сильно.

Кроме всего прочего, нашими постоянными походами на кладбище, ежегодными воспоминаниями, молитвами и просмотром старых фотографий, мы не даем им уйти и воплощаться дальше, т.к. держим их на энергетическом (эмоциональном, кармическом) поводке. Это не только не дает нам самим перевернуть страницу, но и ушедшим продолжить их собственную эволюцию сознания.

Некоторые души могут подселяться к живым людям и питаться их энергией. Так, например, делают души наркоманов, пытающиеся получить свою очередную дозу через физического человека. То же самое касается извращенцев, алкоголиков и т.д. Доходит до того, что, иногда, такие души могут взять физическое тело под практически полный контроль. Этот феномен наша "медицина" с гордым прозвищем "психология" обзывает шизофренией или раздвоением личности. Один из таких ярких примеров описан тут: Истории подселения: Билли Миллиган: 24 личности в одном.

Всемирно-известный Институт Монро (Monroe Institute) в свое время занимался встречей и проводами таких душ "в свет". Пишу в прошлом времени, тк не уверен, что еще занимается - они давно стали сотрудничать с разведкой, и я могу лишь предполагать, что могло из этого выйти.

По некоторым данным, самоубийцы, например, вообще не могут вернуться обратно в свет, пока не закончится выделенный им срок на земле. Однако, и гарантий не даю; уверен, что этот механизм можно обойти, если не присутствует элемент рецидива.

Но не об этом сейчас речь...

Ко мне часто обращаются клиенты, которые хотят попрощаться с ушедшими близкими, или удостовериться, что те действительно ушли в свет.

Проблема в том, что уходя из нашего мира в другой или переинкарнируясь снова, сущности забывают свои прошлые жизни как мы забываем свои сны, и совсем неохотно идут на контакт. Для многих, даже очень близких и родных нам людей, мы становимся лишь одним воспоминанием из тысяч, поэтому многого ожидать от них не стоит.

Одна клиентка недавно потеряла бабушку. Она хотела убедиться в том, что бабушка после физической "смерти" ушла в свет. Вот что из этого вышло:

О: вижу её в больнице... она вышла из тела и пошла куда-то, но не в свет...
В: хорошо, а сейчас она ушла, можешь её найти в сфере земли?
О: ...сейчас... она очень долго ходила по больнице, а сейчас она где-то... в восточных странах... похоже на Узбекистан, по-моему...
В: и ты её видишь в сегодняшнем дне?
О: нет, это давно с ней было, они там жили... длинные черные волосы такие... платье длинное...
В: хорошо, а сейчас она где? (называю дату)
О: не на земле, но не вижу где... вижу она из больницы выходит, и её встречают...
В: и кто встречает?
О: друзья её... хорошие души...
В: а где это происходит?
О: она выходит на улицу и её ждут... и они вместе уходят в свет... прямо посередине улицы, как будто машин нет вообще...
В: а ты можешь за ними последовать в этот свет? тебя туда пустят?
О: ...да, могу, пустили... ей очень хорошо, она окружена друзьями... она на духовной стороне... бабушка спрашивает меня что я тут делаю... причем она недовольная очень...
В: скажи ей, что ты пришла навестить, что ты в трансе под гипнозом, и это абсолютно безопасно... что тебя с физическим телом всегда связывает серебрянная нить, а она никогда не обрывается пока не перейдешь в иное состояние...
О: она говорит, что очень рада встречи со своими близкими друзьями... она просто тут живет...
В: их мир похож на наш?
О: он у них прозрачней... у них есть формы, но они прозрачней... плотность другая...
В: а чем они там занимаются?
О: что-то выращивают тоже, есть труд... но все это находится как-будто в облаках...
В: а ангелы хранители там есть?
О: да...
В: и на что они похожи?
О: на людей... только с крыльями... белые белые перья... бабушка говорит, что я очень хорошая, но мне нужно делать больше добрых дел... она мне говорит, что я была раньше ангелом, но меня отправили обратно на землю... потому-что я что-то сделала не так... я не слушалась кого-то и меня послали учить этот урок на землю... говорит мне, что я должна слушаться родителей... они - мои наставники...



Второй клиент долго не мог проститься со своим ушедшим отцом, и непременно хотел увидеть его:
В: давай отследим, где отец в данное время. можешь его найти?
О: да, он перевоплотился уже.
В: ух ты, быстро как! (ушел он 4 года назад)
О: да
В: и кто он сегодня, на земле еще?
О: нет, не на земле. по ходу к себе вернулся...
В: то-есть вернулся и начал жизнь снова, с детского возраста, или тут для него была просто игра и он вернулся в свой настоящий мир?
О: не знаю, если честно
В: хорошо, ты уверен, что это он вообще?
О: да, уверен
В: хорошо, можешь с ним заговорить?
О: могу
В: спроси, он помнит тебя?
О: говорит помнит... как сон...
В: а он сегодня все еще человек?
О: нет... я вообще не могу понять что это за существо... по-нашему самое близкое - это осьминог...
В: осьминог?! интересно... то-есть ты сейчас в океане там?
О: нет. у них тут атмосфера такая плотная, нечто среднее между воздухом и водой... вот мы с ним тут и плаваем...
В: то-есть физический мир?
О: ну да... вроде как...
В: ну хорошо, он помнит тебя как сон, а на вопросы ответить может?
О: не знаю, отворачивается постоянно от меня... мне его чуть ли не держать приходится...
В: то-есть не хочет на контакт идти?
О: нет... говорит дела какие-то... (грустно)
В: я тебя предупреждал, что они не охотно на контакт идут... хорошо, тогда не будем ему мешать... спроси его, он хочет дать тебе какой-либо совет или сделать последний комментарий?
О: да, говорит "не бери на себя больше, чем можешь сделать"... и все, ушел...
В: ну что ж, и на том спасибо... хорошо, возвращайся.


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Маруся 02.02.2013 21:59

Осмысления славянами явления смерти .


Говоря о наших пращурах, разумно обратить внимание на их имена они многое могут рассказать нам о характере и особенностях мышления народа. У кого ещё, кроме славян есть имена Веры, Надежды, Любови или Осмомысла (мыслящего за осьмерых или имеющего на каждое дело восемь мыслей), Всемысла, и другие, свидетельствующие, что славяне глубоко рассуждали обо всех фазах жизни человеческой, о всех изгибах души и сердца, а также и о смерти.

Все древние племена славян имели свои рунические письмена, и о их образованности свидетельствуют многие подтверждения в летописях других народов. Огромное количество фактов говорит в пользу того, что славяне имели грамоту не только прежде всех западных народов Европы, но и прежде римлян и даже самих греков и что исход просвещения был от руссов на запад, а не оттуда к ним. Наши пращуры, старались наилучшим образом вписать свою жизнь в гармонию космоса, частицей которого они себя осознавали.

Последние исследования учёных дают основания полагать, что древние славяне внимательно следили за движением звёзд и планет и использовали свои наблюдения не только для ориентировки ночью в лесу. Наши предки были знакомы с зодиакальной системой, подмечали влияние далёких созвездий на склонности людей и таким образом на их судьбы – и старались жить в соответствии с ритмами Вселенной, сообразуя с ними все свои начинания. По мысли древних людей, человек двигался по своему жизненному пути вовсе не так, как можно двигаться по горной дороге, постепенно приближаясь к вершине. Всё выглядело в представлении наших предков совершенно иначе: человек исчезал на одном уровне и вновь появлялся уже на другом, уже в новом качестве.
Поэтому естественная биологическая смерть не воспринималась нашими предками как окончательная гибель, полное исчезновение человека.

Смерть, как и все предыдущие события, была только переходом в новое качество, когда разрушалось тело, но бессмертная душа с духом оставались неприкосновенными. Кроме того, они вполне могли возвратиться, войдя в новорожденного младенца. Вот почему во все времена детям старались давать имена прославленных, уважаемых предков.

Древние славяне верили, что рождение, как и смерть, нарушает невидимую границу между мирами умерших и живых (детородные органы роженицы олицетворяли врата междумирья), и поэтому чтобы избежать различных опасностей во время перехода в другой мир, они начинали обучатся смерти ещё во время жизни.
Мы сейчас не любим думать и говорить о смерти и в повседневной жизни обычно избегаем этой темы. Отношение нынешних людей к тайне смерти – двойственное: с одной стороны, хотелось бы вовсе не знать и не думать о ней, с другой стороны, мы пробуем, наоборот, всмотреться и проникнуть в тайну, чтобы лишить ее чуждости или враждебности. А вот наши предки стремились «освоить» феномен смерти, сделать его чем-то понятным и доступным в обращении. И это их стремление проявилось в огромном множестве сказаний, мифов, ритуалов (похороны, оргии, мистерии, жертвоприношения и т.п.).

Таким образом смерть была включена в игровое действо, благодаря чему она стала одной из целей познания жизненного мира людей и уже не такой чуждой. Поэтому все славяне для знакомства с Миром Нави через различные мистерии и обряды подвергались ритуалу «временной смерти» и «воскрешения». Это происходило абсолютно всерьёз и со всеми! Например, для мальчиков более тесное знакомство с миром Нави осуществлялось при проведении заключительного обряда ритуального посвящения в воины. В начале волхв отправлял сознание юношей в мир Нави, совершая над ними особый обряд вхождения в иномирье. Испытуемых укладывали на землю навзничь и с ними никто не должен был разговаривать, кроме волхвов проводящих ритуал. После общения посвящаемых с умершими Героями Пращурами их сознание возвращали назад в мир Яви.

Для девушек такой обряд проходил когда их посвящали в Весталки и они попадали под покровительство Богини Весты. А вторично они прикасались к Навному миру когда становились неВестами. Девушка умирала для своего рода, и возрождалась в роде мужа. Символом умирания в этом обряде служила свадебная фата, ведь жители Мира Мёртвых невидимы для живых, вот и невесту никому нельзя было видеть. Нарушение свадебного запрета вело к несчастьям и даже к безвременной смерти кого либо, ибо в этом случае нарушалась граница, и Мёртвый Мир «прорывался» в наш, грозя непредсказуемыми последствиями. Ведь с человеком никогда ничего не случается просто так. Всё, что происходит, есть знамение Богов.

Если кто-то внезапно поранился – это значит, что злые духи или сама Смерть готовы им завладеть. Поэтому и традиционные русские похороны содержат огромное количество ритуалов, призванных отдать умершему последнюю дань уважения и пообещать воскрешение, в новую жизнь. При рождении ребёнка приобщали ко всем природным стихиям, уходя из этого мира, человек с ними прощался. Почувствовав приближение смерти, старик просил сыновей вывести его в поле, и кланялся на все четыре стороны: «Мать сырая Земля, прости и прими! И ты, вольный свет- батюшка, прости, коли обидел…» потом ложился на лавку в святом углу, и сыновья разбирали над ним земляную крышу избы, чтобы легче вылетела душа, чтобы не мучила тело.

«Все славяне до самого Холодного моря на севере твёрдо знали, что забота о человеческом теле совершается для устройства души. При жизни душа и тело – одно. Как вода наполняет землю, как в кремне таится огонь, извлекаемый ударом твёрдого железа, так душа живёт в теле. Но и после разрушения тела сохраняется тайная связь останков с душой. Сожигается труп на погребальном костре – и очищенная огнём душа легко возносится на небесную твердь. Там мать и отец ждут детей, там друг находит друга, там конец всем разлукам и – свершение каждой мечты. Покинь тело на добычу птице, зверю, червям – и будет душа неприкаянно скитаться близ мест, где умер человек. За лишение обряда она постарается мстить не одним виновникам смерти тела, но всем людям без различья.

Душа человека, тело которого брошено в воду, последует за ним, и горе тому, кто, найдя такое тело, не возложет его на костёр или не зароет в землю. Зарытое тело избавляет людей от мести души, но по-иному, чем сожженье. В земле душа остаётся под гнётом, не вырваться ей ни под живой свет дня, ни под колыбельное мерцание звёзд. Как спелёнатый младенец, как зверь в тенетах или как раб, навечно прикованный к жернову, так бессильна, неподвижна душа того, чьё тело зарыто в земле. По времени подземный холод и мрак разъедают душу, тоска и голод по дневному свету истощают надежды, и она, растворённая, гаснет, как уголь под пеплом, забывает себя, подобно зажившемуся старцу, и замирает навечно в земном покое. Поэтому враг нигде не воздаст врагу погребения. Поэтому лучше погибнуть в бою, чем умереть рабом и лишиться погребального костра. Россичи остерегались просто бросать тела врагов, чтобы бродячие души не мстили, обратясь в нетопырей, не сосали кровь росских младенцев, чтобы не навевали врагам сны, указывая путь к Рось- реке, соблазняя чужих славянским богатством.» (В.Д. Иванов, «Русь изначальная»)

Как представляли себе свой мир славяне? Учёные пишут, что он казался им похожим на большое яйцо. Посередине славянской Вселенной, расположены миры Яви и наша Земля. Ниже Миры темной Нави (Пекло) Выше миры Светлой Нави (Славь). Чтобы попасть туда, надо пересечь границу окружающую миры Яви. Вокруг Явного мира, расположены многочисленные небеса Миров Слави и Прави.

Славяне считали, что на любое из небес можно попасть, по Мировому Древу (Золотой луч восхождения души является стволом этого дерева), которое связывает между собой Нижний Мир (Пекло), Землю и все небеса. Не бесами (нет бесов) в славянском понимании считались высочайшие миры куда после смерти попадали герои-предки. Это чудесное место называли «ирием», или «вирием». Некоторые учёные предполагают, что от него происходит теперешнее слово «рай», связанное в нашем понятии с христианством.
Древние славяне задумывались и над тем что лежит за пределами Вырия, в бесконечной Вселенной. Они задумывались об иных мирах, которые должны были там находиться. Древние славяне считали Землю и Небо двумя живыми существами, более того – супружеской парой, чья любовь и породила всё живое на свете. Бога Неба, Отца всего сущего, называют Сварогом. В «Слове о полку Игореве» русские люди названы «Дажьбожьими внуками» – Даждьбог являлся Сыном Славянского Бога Грозы, Грома и Молнии – Перуна. Он был главнейшим Богом в пантеоне Киевской Руси, и, вероятно, старшим сыном Сварога. Молнии у Перуна были двоякого рода: лилово-синие, «мёртвые», разящие насмерть, и золотые, «живые», созидающие, пробуждающие земное плодородие и новую жизнь. Богиню Морену связывали со смертью и холодом.

Традиционными элементами Славянского погребального ритуала являются три поминальных дня — третины, девятины, сорочины. Смысл траура первого дня понятен: это — прощание с жизнью. А второй и третий определяют куда попадет душа умершего после смерти. То ли в светлые миры Нави, откуда семена жизни залетают на земли Миров Яви. То ли на очистку в Пекло, где живут духи огня и откуда могут появляться на землю. Чтобы не попасть в Пекло, славяне очищали себя ещё при жизни замолвлениями и жертвой, а по смерти обрядом поминовения. Таким образом, в воззрениях древних славян отчетливо видна зависимость посмертного пути человеческой души от правильности прожитой жизни. Причем допускается возможность исправления и очищения от грехов и при жизни в мире Яви, и после неё в Пекле.

Взгляды древних славян на бытие человеческой души после смерти показывают, что душа после гибели человека следует несколькими основными путями.
1) Во-первых — она может восходить к высшим божественным мирам
2) Во вторых — при недостойном традиций поведении и проступках человека, опускаться в низшие миры.


Выбор пути, таким образом, принадлежит человеку в течение жизни. Поэтому, осуществление выпавшей доли есть неоднозначный и длительный процесс. Какое-то время, душа проводит в кромке Мира Яви, витая незримо среди людей, сливаясь со стихийными и природными явлениями. Из этого состояния, возможно, она может вынести какие-то уроки и этим окончательно предрешить выпадающий ей путь.

3) В третьих — душа после смерти остается в виде привидения в кромке Мира Яви на неопределенное время. Это зависит от многих факторов, если душа имеет бессмертный дух то такое её состояние может продолжаться сколь угодно долго, если не имеет то душа будет существовать до тех пор пока её вспоминают на земле, а после она растворится в информационном поле. Третье состояние — это собирательный образ взаимосвязи душ умерших, с душами и делами живых. Это отражение взаимосвязанности различных миров Мироздания в представлении о временном промежуточном пристанище душ.

4) В четвертых — душу при невыполнении долга и неусвоении урока ожидает какое-либо очередное воплощение в Явных мирах, согласно верованиям славян в переселение душ, и не исключено, что из предварительного третьего промежуточного состояния или после очистки в Пекле.

[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Маруся 12.03.2013 22:20

О жизни после смерти .К.Юнг.


То, что я собираюсь рассказать о потустороннем мире и о жизни после смерти, целиком состоит из воспоминаний, из образов и мыслей, которыми я жил, и которые вызывали во мне особенно значительный отклик. Эти воспоминания, в определенном смысле, лежат в основе моих трудов: ведь последние, по существу, представляют собой не что иное, как постоянно возобновляемые попытки найти ответ на вопрос о связи между "посюсторонним" и "потусторонним". И все же я никогда ничего не писал о жизни после смерти: ведь у меня не было никакой возможности документально подкрепить свои соображения. Так или иначе, я собираюсь высказаться по данному вопросу.

Даже сейчас я могу лишь рассказывать истории − то есть "мифологизировать". Пожалуй, чтобы свободно говорить о смерти, нужно находиться достаточно близко к ней. Нельзя сказать, что я желаю или не желаю жизни после смерти, и мне бы не хотелось культивировать идеи подобного рода. Но верность истине вынуждает меня признаться, что помимо моего желания и осознанных действий мысли об этом постоянно присутствуют во мне. Я не могу сказать, истинны они или ложны; но я знаю, что они есть и могут найти свое выражение, если только я, следуя тем или иным предубеждениям, не стану их подавлять. На психическую жизнь, понимаемую как целостный феномен, предубеждение оказывает уродующее, калечащее воздействие; что же касается меня, то я знаю о психической жизни слишком мало, чтобы позволить себе исправлять ее.

Похоже, что критический рационализм изгнал из нашей действительности множество мифических понятий, в том числе идею жизни после смерти. Это могло произойти только потому, что в наши дни люди в большинстве своем отождествляют себя почти исключительно с собственным сознанием и воображают, что они суть то, что знают о себе сами. Но любой человек, хоть что-то смыслящий в психологии, понимает, насколько ограничено это знание. Рационализм и доктринерство − болезни нашего претендующего на всезнание века. Но нам предстоит открыть еще очень многое из того, что с нашей нынешней ограниченной точки зрения кажется невозможным. Наши понятия пространства и времени очень приблизительны; значит, они допускают более или менее значительные отклонения − как абсолютные, так и относительные. Имея все это в виду, я внимательнейшим образом прислушиваюсь к странным, чудесным мифам души и наблюдаю за различными событиями, с которыми мне случается столкнуться − независимо от того, в какой степени они соответствуют моим теоретическим постулатам.

К сожалению, мифическая сторона человека сегодня почти не проявляет себя. Человек перестал рассказывать сказки. В результате очень многое ускользает от него; а ведь это так важно и благотворно − говорить о непостижимом. Такие разговоры похожи на старые добрые истории о привидениях, которые мы рассказываем, сидя у камина и куря трубку.

Мы, конечно, не знаем, что на самом деле означают мифы или истории о жизни после смерти, и какого рода действительность кроется за ними. Мы не можем сказать, обладают ли они какой-либо значимостью, помимо своей несомненной ценности в качестве антропоморфных проекций. Мы должны ясно сознавать, что не можем быть хоть сколько-нибудь уверены в вещах, выходящих за пределы нашего понимания.

Иной, управляемый совершенно другими законами мир недоступен нашему воображению по одной простой причине: мы живем в особом мире, который помог сформироваться нашим умам и установиться нашим психическим предпосылкам. Наши врожденные структуры ограничивают нас со всей строгостью; поэтому всем своим существом и образом мыслей мы связаны с нашим миром. Конечно, мифический человек желает "выйти за пределы всего этого", но человек, осознающий свою научную ответственность, не может позволить себе ничего подобного. С точки зрения интеллекта все мое мифологизирование есть не что иное, как пустая спекуляция. На эмоции, однако, оно оказывает оздоровляющее, целебное действие; оно придает жизни столь необходимое ей очарование. Так почему же мы должны от него отказываться?

Согласно утверждениям парапсихологов, существование жизни после смерти научно доказывается тем фактом, что мертвые − либо как призраки, либо через посредство медиума − позволяют ощутить свое присутствие и сообщают такое, о чем явно не может знать никто, кроме них самих. Но даже хорошо документированные случаи подобного рода не снимают вопросов: идентичен ли призрак или голос умершему человеку, или это психическая проекция; в самом ли деле сказанное ведет свое происхождение непосредственно от умершего или оно обязано своим появлением знанию, возможно, присутствующему в бессознательном живых?

Разум может сколько угодно восставать против какой бы то ни было определенности в подобных вопросах; но мы не должны забывать о настойчивом стремлении большинства людей верить в то, что их жизнь будет неопределенно долго продолжаться за пределами их нынешнего существования. От этого они живут более осмысленно, чувствуют себя лучше, ощущают большую уверенность. Имея перед собой века, имея перед собой немыслимый океан времени, зачем предаваться глупой, дикой спешке?

Естественно, подобный ход мыслей присущ не всякому. Многие вовсе не стремятся к бессмертию и содрогаются от одной только мысли о том, что им предстоит десять тысяч лет сидеть на облаке и играть на арфе! Есть и такие − их не так уж мало, − кто испытал в своей жизни настолько болезненные удары или питает такое отвращение к собственному существованию, что предпочитает непрерывности абсолютный конец. Но в большинстве случаев вопрос о бессмертии кажется столь настоятельным, непосредственным и к тому же неискоренимым, что мы должны хотя бы попытаться сформировать по этому вопросу какое-либо мнение. Но как это сделать?

Моя гипотеза состоит в том, что мы можем достичь этого с помощью намеков, посылаемых нам со стороны бессознательного − например, в сновидениях. Обычно мы гоним от себя намеки подобного рода, поскольку убеждены, что данный вопрос не может иметь ответа. В порядке возражения на этот понятный скептицизм я могу сказать следующее. Если непознаваемое существует, оно не может представлять для нас интеллектуальную проблему. Например, я не знаю, по какой причине возникла Вселенная, и я никогда этого не узнаю. Посему этот вопрос, как научная или интеллектуальная проблема, должен утратить для меня всякий интерес. Но если сновидения или мифы внушают какие-то мысли, связанные с этим, мне следует обратить на них должное внимание. Мне даже имеет смысл построить на основании такого рода намеков целую концепцию − даже если она так и останется недоказуемой гипотезой.

Маруся 12.03.2013 22:28

Продолжение....

Для человека очень важна возможность сказать себе, что он сделал все, что было в его силах, дабы сформировать определенное понятие о жизни после смерти или создать умозрительную картину этой жизни − пусть даже затем ему придется признать неудачу своих попыток. Не сделать этого − значит утратить что-то жизненно важное. Ведь вопрос, поставленный перед ним − это древнейшее наследие человечества: полный тайной жизни архетип, стремящийся присоединиться к нашему индивидуальному существованию и тем самым сообщить ему целостность. Разум заставляет нас держаться слишком узких рамок, принимать − к тому же с ограничениями − только то, что хорошо известно, и жить в заранее обусловленных пределах, которые мы отождествляем с истинными пределами существования. Но, по существу, мы день за днем живем, пребывая далеко за рамками нашего сознания: ведь внутри нас бессознательное ведет свою, неизвестную нам жизнь. Чем более явственно доминирует критический разум, тем беднее становится жизнь; с другой стороны, чем больше бессознательного содержимого − или, иначе говоря, чем больше мифа − способно интегрировать наше сознание, тем большей оказывается мера целостности нашей жизни. У переоцененного разума есть общая черта с политическим абсолютизмом: и тот, и другой доводят личность до духовной нищеты.

Помощь бессознательного состоит в том, что оно нам либо что-то сообщает, либо дает указания с помощью зрительных образов. У него есть и иные способы сообщать нам о вещах, которые, согласно логике, не могут быть нам известны. Вспомните хотя бы синхронистические явления, предчувствия и сновидения, которые сбываются!

Я вспоминаю случай, происшедший в годы Второй мировой войны, когда я возвращался из Боллингена домой. У меня с собой была книга, но я не мог читать, поскольку мое сознание было всецело занято образом тонущего человека. Это было воспоминание об инциденте, происшедшем во время моей армейской службы. Весь день я не мог избавиться от него. Оно испортило мне настроение, и я непрестанно думал: "Что же случилось? Неужели произошло несчастье?"

Все еще взволнованный этим воспоминанием, я вышел в Эрленбахе и направился пешком к дому. Дети моей средней дочери были в саду. Ее семья, из-за войны вернувшаяся из Парижа в Швейцарию, жила с нами. Дети выглядели расстроенными; на мой вопрос о том, что произошло, они сообщили, что младший из братьев, Адриан, упал в воду в сарае для лодок. Там было довольно глубоко, и ребенок, практически не умевший плавать, чуть не утонул. Его спас старший брат. Все это случилось как раз тогда, когда я был в поезде и на меня нахлынуло то самое воспоминание. Бессознательное послало мне намек. Почему бы не предположить, что оно способно информировать и о других вещах?

Нечто похожее я пережил незадолго до смерти одной из родственниц моей жены. Я увидел во сне, будто кровать моей жены − это глубокая яма с каменными стенами. По существу это была могила, и что-то в ее облике напоминало о классической древности. Затем я услышал глубокий вздох, словно кто-то испустил дух. Внутри ямы возникла похожая на мою жену фигура, которая воспарила ввысь. Фигура была в белом платье с вытканными на нем странными черными символами. Я проснулся, разбудил жену и проверил время. Было три часа пополуночи. Я сразу же подумал о том, что этот удивительный сон означает чью-то смерть. В семь часов утра мы узнали, что двоюродная сестра моей жены умерла в три часа ночи!

В подобных случаях предчувствие часто не сопровождается узнаванием. Так, однажды я увидел во сне garden party − прием, устроенный в саду. Среди гостей я встретил свою сестру, что меня очень удивило, поскольку она умерла несколько лет тому назад. Там же находился один из моих умерших друзей. Все остальные присутствовавшие на приеме лица были еще живы. Моя сестра была вместе с хорошо знакомой мне дамой. Даже во сне я легко сделал вывод, что этой даме предстоит вскоре умереть. Я подумал: "Она уже отмечена". Во сне я точно знал, кто она. Я знал также, что она живет в Базеле. Но по пробуждении я, несмотря на все свои усилия, никак не мог вспомнить ее − даже при том, что сон в целом все еще очень живо стоял перед моими глазами. Я вызвал в воображении всех своих базельских знакомых, чтобы проверить, какой из мысленных образов попадет в цель. Но все оказалось тщетно!

Несколько недель спустя я получил известие о внезапной гибели одной знакомой дамы. Я сразу же понял, что это та самая женщина, которую я видел во сне, но никак не мог идентифицировать. Мое воспоминание о ней отличалось совершенной ясностью и богатством подробностей, поскольку она долгое время была моей пациенткой; курс лечения завершился за год до ее смерти. Но пытаясь вспомнить, кто же именно привиделся мне во сне, я почему-то не смог восстановить в памяти ее лицо − хотя она по праву могла претендовать на одно из первых мест в портретной галерее моих базельских знакомых.

Когда у человека бывают переживания подобного рода − ниже я расскажу еще и о других, − он начинает уважать возможности и способности бессознательного. Но нужно соблюдать критический подход и сознавать, что подобные "сообщения" могут иметь и чисто субъективное значение. Они вовсе не обязательно соответствуют действительности. Тем не менее я убедился в том, что соображения и мнения, сформировавшиеся у меня на основании этих намеков со стороны бессознательного, оказались в высшей степени стоящими. Естественно, я не собираюсь писать книгу о таких открытиях; но я должен признаться, что у меня есть свой миф, который меня интересует и побуждает вглядеться в глубины этой сферы. Мифы − самая ранняя форма науки. Когда я говорю о том, что происходит после смерти, я движим внутренними побуждениями; единственное, что я могу − поведать сны и мифы, относящиеся к данной теме.

Естественно, с самого начала можно со всей категоричностью возразить, что мифы и сны о продолжении жизни после смерти суть не что иное, как компенсирующие фантазии, неотъемлемо присущие нашей природе: ведь жизни вообще свойственно стремление к вечности. Единственный аргумент, который я мог бы выдвинуть в ответ, есть сам миф.

Продолжение...

Маруся 27.03.2013 22:11

Продолжение...
О жизни после смерти .К.Юнг.

Существуют указания на то, что по меньшей мере часть психической субстанции не подчиняется законам пространства и времени. Научное доказательство этому было получено благодаря хорошо известным экспериментам Дж. Б. Раина. Наряду с многочисленными случаями спонтанных предчувствий, вне-пространственного восприятия и т. д. − ряд аналогичных примеров из собственного опыта я уже приводил, − эксперименты Раина доказывают, что психическая субстанция иногда функционирует независимо от пространственно-временного закона причинности.

Это свидетельствует о недостаточности наших концепций пространства и времени и, следовательно, причинности. Полная картина мира, видимо, должна включать еще одно измерение; лишь тогда вся совокупность явлений сможет получить целостное объяснение. Вот почему сторонники рационализма и сейчас настаивают на том, что парапсихологических переживаний в действительности нет; ведь устойчивость всего их мировоззрения находится в прямой зависимости от этого вопроса. Если парапсихологические явления существуют, это само по себе означает, что рационалистическая картина мира неполна и потому не имеет абсолютной ценности. Тогда возможность существования за пределами феноменального мира иной, оцениваемой по собственным законам реальности становится проблемой, от которой невозможно уклониться; нам придется признать, что наш мир с его временем, пространством и причинностью каким-то образом связан с иным порядком вещей, кроющимся где-то "по ту сторону", то есть в сфере, где наши "здесь и там", "раньше и позже" не имеют никакого значения.

Я убедился в том, что по меньшей мере часть нашего психического бытия характеризуется относительностью пространства и времени. По мере удаления от сознания эта относительность, судя по всему, возрастает, вплоть до перехода в абсолютное состояние вневременности и внепространственности.

Мои взгляды на жизнь после смерти формировались, корректировались или подтверждались не только моими собственными, но и чужими сновидениями. Особое значение я придаю сну, который примерно за два месяца до своей смерти видела одна из моих учениц, женщина шестидесяти лет. Она вступила в потусторонний мир. Там была классная комната; за партами сидели ее умершие подруги. Царила атмосфера всеобщего ожидания. Она оглядела помещение в надежде найти учителя или докладчика, но никого похожего не было. Тогда она поняла, что она и есть докладчик: ведь сразу после смерти человек должен дать полный отчет о пережитом. Мертвым чрезвычайно важен жизненный опыт людей, которые только что умерли − словно действия и переживания, имевшие место в земной жизни, во времени и пространстве, обладают для них решающей ценностью.
Это сновидение представляет совершенно необычную, не свойственную земной действительности аудиторию: сообщество людей, испытывающих жгучий интерес к окончательным итогам и психологическим выводам совершенно непримечательной − с нашей точки зрения − человеческой жизни. Но если предположить, что "аудитория" эта пребывала в состоянии относительного отсутствия времени, где такие понятия, как "окончание", "событие" и "развитие" утратили свою несомненность, можно сделать логичный вывод, что ее члены вполне могли бы заинтересоваться именно тем, чего недоставало их собственному состоянию.

Дама, которой приснился этот сон, боялась смерти и как раз в тот период делала все, чтобы отогнать от себя мысли о ней. Но смерть сильно занимает мысли человека, особенно пожилого. Перед ним неотвратимо ставится вопрос, и он обязан на этот вопрос ответить. Для этого в его распоряжении должен быть миф о смерти, поскольку разум указывает ему только на мрачную яму, в которую ему предстоит спуститься; миф, однако же, может вызвать в его воображении другие образы: благотворные и обогащающие картины жизни в стране мертвых. Веря в них или допуская ту или иную меру их истинности, он прав или не прав в той же мере, что и тот, кто в них не верит. Но в то время как отрицающий направляет свои шаги в никуда, человек, верующий в архетип, следует путями жизни и "плавно" входит в смерть. Конечно, оба они ни в чем не уверены; но один живет в противоречии со своими инстинктами, а другой − в согласии с ними.

Продолжение....

Маруся 05.04.2013 19:34

Продолжение...
О жизни после смерти .К.Юнг.


Что касается фигур из сферы бессознательного, то они также "не информированы" и нуждаются в человеке или контакте с сознанием, чтобы достичь знания. В начальный период моей работы с бессознательным большую роль играли фигуры Саломеи и Илии. Затем они отступили, но примерно через два года возникли вновь. К моему величайшему изумлению, они совершенно не изменились; они говорили и действовали так, словно за время их отсутствия ничего не изменилось. В действительности же, за эти годы моей жизни произошли самые невероятные вещи. Мне пришлось начать все как бы с самого начала: рассказать им о происшедшем и дать необходимые объяснения. Эта ситуация меня поначалу немало удивила. Лишь потом я понял, что случилось на самом деле. В промежутке между двумя своими появлениями обе фигуры погрузились обратно в глубины бессознательного и в самих себя; я бы мог с тем же успехом сказать, что они перешли в состояние вневременности. Они не имели контакта с "Я" и его меняющимися обстоятельствами и поэтому не знали о событиях в мире сознания.

Я достаточно рано понял, что мне необходимо дать соответствующие указания фигурам бессознательного или тем "духам ушедших", которые столь часто неотличимы от этих фигур. Впервые я ощутил это в 1911 году во время велосипедной экскурсии по Северной Италии, которую я совершил вместе с одним из своих друзей. На обратном пути мы доехали из Павии до Ароны, что в нижней части Лаго Маджоре, и провели там ночь. Дальше мы намеревались обогнуть озеро и через Тичино добраться до Фаидо, где нам предстояло сесть на поезд до Цюриха. Но в Ароне я увидел сон, расстроивший наши планы.

Во сне я оказался в компании сиятельных духов прежних веков; нечто похожее я впоследствии испытал в отношении "сиятельных предков" в черном скальном храме из моего видения 1944 года. Разговор шел на латыни. Господин в пышном кудрявом парике обратился ко мне с каким-то сложным вопросом, сути которого, проснувшись, я уже не мог вспомнить. Я понял его, но не сумел ответить, ибо недостаточно владел латынью. Это обстоятельство настолько глубоко меня устыдило, что я проснулся от внезапно нахлынувших чувств.

В момент пробуждения я подумал о книге, над которой в то время работал, то есть о "Метаморфозах и символах либидо", и испытал настолько интенсивное чувство унижения из-за оставшегося без ответа вопроса, что тут же сел в поезд и прямиком направился домой, чтобы работать дальше. Я не мог себе позволить потратить еще три дня на велосипедную прогулку. Я должен был работать и искать ответ.

Лишь много лет спустя я понял этот сон и свою реакцию на него. Господин в парике был своего рода духом предка (или мертвеца); он задал мне вопрос − а я не знал ответа. Было еще слишком рано, я еще не достиг соответствующего уровня; у меня, однако же, было смутное ощущение, что работая над книгой я найду ответ на поставленный передо мною вопрос. Этот вопрос был задан мне, так сказать, моими духовными праотцами в надежде узнать то, чего они не могли узнать во время своей земной жизни, поскольку ответ был найден лишь в последующие века. Если бы вопрос и ответ уже существовали в вечности, с моей стороны не требовалось бы никакого усилия, и мои предки могли бы найти ответ в любом другом столетии. Представляется, что в природе есть некое безграничное знание, но оно может быть постигнуто только тогда, когда сознание в своем развитии достигнет подходящей стадии. То же самое, вероятно, происходит и в душе индивида: человек много лет носит в себе некую смутную догадку, но схватывает ее суть только в определенный момент.

Продолжение...

Маруся 11.04.2013 21:15

Продолжение..

О жизни после смерти .К.Юнг.

В период написания "Семи проповедей" мертвые снова задавали мне решающие вопросы. По их собственным словам, они шли "из Иерусалима, где не нашли того, что искали". Тогда эти слова меня очень удивили, так как согласно традиционным воззрениям мертвые обладают большими знаниями. Людям присуще думать, будто мертвые знают много больше нас, поскольку христианская доктрина учит, что в потустороннем мире мы будем видеть "лицом к лицу". Но, судя по всему, души мертвецов "знают" только то, что они знали к моменту смерти. Отсюда их стремление проникнуть в жизнь, дабы почерпнуть из сокровищницы человеческого знания. У меня часто возникает ощущение их присутствия за нашей спиной в ожидании ответа, который мы дадим им и нашей судьбе. В том, что касается ответов на их вопросы, они, как мне кажется, зависят от живых − тех, кто пережил их и продолжает существовать в изменчивом мире: всезнание или всеприсутствие сознания, недоступное мертвым, может вливаться только в связанные с телом души живых. Таким образом, дух живых, как кажется, превосходит дух мертвых по меньшей мере в смысле способности достигать ясного и решающего знания. Трехмерный мир во времени и пространстве представляется мне системой координат; то, что здесь разделено на ординаты и абсциссы, "там", в условиях вневременности и внепространственности, может явиться как исконный образ (Urbild) со многими аспектами − возможно, как диффузное "облако познания", окутывающее архетип. Тем не менее, никакая дифференциация дискретного содержания невозможна без системы координат. Любая операция такого рода кажется немыслимой в условиях диффузного "всезнания" или внесубъектного сознания, без пространственно-временных разграничений. Познание, подобно деторождению, предполагает наличие противоположностей − "здесь" и "там", "вверху" и "внизу", "прежде" и "потом".

Если после смерти есть сознательное существование, оно должно, как мне кажется, продолжаться на том уровне сознания, который достигнут человечеством, и в любую эпоху иметь некий высший − хотя и изменчивый − предел. Многие люди всю свою жизнь и даже в момент смерти значительно отстают от собственных возможностей и − что еще более важно − от знаний, освоенных в течение их жизни сознанием других людей. Отсюда их потребность в том, чтобы в смерти добиться освоения той части сознания, которую не удалось обрести при жизни.

Я пришел к этому выводу благодаря наблюдению за сновидениями о мертвых. Однажды мне приснилось, будто я посетил своего друга, умершего примерно двумя неделями ранее. При жизни этот человек придерживался общепринятого взгляда на мир; до самого конца он оставался сторонником нерассуждающей установки. В моем сне его дом стоял на холме, похожем на холм Тюллингер близ Базеля. Стены старого замка окружали площадь с небольшой церковью и несколькими домиками. Это было похоже на площадь перед замком Рапперсвиль. Стояла осень. Листья старых деревьев пожелтели; окружающее преобразилось под нежными лучами солнца. Мой друг сидел за столом со своей дочерью, изучающей психологию в Цюрихе. Я знал, что она рассказывает ему о психологии. Он был настолько восхищен ее рассказом, что приветствовал меня лишь небрежным взмахом руки, словно давая понять: "Не отвлекай меня". Приветствуя меня таким образом, он в то же время отсылал меня.

Сон сообщил мне, что ныне, каким-то непонятным мне образом, мой друг призван уяснить реальность собственного психического существования − чего он так и не смог осуществить при жизни. Позднее в связи с образами этого сна мне вспомнились слова: "Святые отшельники, ютящиеся по ступенчатым уступам горы..." Отшельники в последней сцене второй части "Фауста" задуманы как изображение различных ступеней развития, взаимно дополняющих и возвышающих друг друга.

Еще одно переживание, связанное с развитием души после смерти, возникло у меня примерно через год после смерти моей жены, когда я вдруг проснулся среди ночи, зная, что нахожусь вместе с ней в Южной Франции, в Провансе, и что провел рядом с ней целый день. Там она занималась исследованиями Грааля. Этот сон показался мне полным смысла, так как она умерла, не успев завершить свою работу над данной темой.

Интерпретация сновидения на субъективном уровне сводится к тому, что моя анима еще не осуществила свою задачу до конца. Такая интерпретация не представляет никакого интереса: ведь я и так достаточно хорошо знаю, что я еще с этим не покончил. Но мысль о том, что моя жена и после смерти продолжает работать над своим духовным развитием − в какой бы форме это ни выражалось, − поразила меня своей значительностью и оказала в известной мере успокаивающее воздействие.

Продолжение...

Маруся 13.04.2013 20:08

О жизни после смерти .К.Юнг.


Представления подобного рода, естественно, неточны, и дают неправильную картину − по аналогии с телом, проецируемым на плоскость, или наоборот, с четырехмерной моделью, конструируемой исходя из трехмерного тела. Чтобы позволить нам воспринять себя, эти представления используют язык трехмерного мира. Математика делает все возможное, чтобы найти выражение для связей, выходящих за пределы эмпирического понимания. Аналогично, для дисциплинированного воображения исключительно важно создавать образы непостижимых вещей с помощью логических принципов и на основании эмпирических данных − таких, например, как свидетельства, сообщаемые в сновидениях. Используемый в данном случае метод я называю "методом необходимого высказывания". Он представляет собой принцип амплификации (усиления) в применении к интерпретации снов, но проще всего его можно продемонстрировать через посредство некоторых рассуждений о натуральных целых числах.

Единица, как первая в ряду цифр, есть нечто одно. Но она есть также Единство, Всеединство, неделимость и нечленимость − понятие не числовое, а философское, архетип и атрибут Бога, монада. Подобные высказывания совершенно естественны для человеческого интеллекта; но в то же время интеллект детерминирован и ограничен своей концепцией единого и ее следствиями. Иными словами, высказывания, о которых я говорю, не являются произвольными. Они управляются природой единства и посему являются необходимыми. Теоретически говоря, та же логическая операция может быть осуществлена в отношении концепций, касающихся любого числа, следующею за единицей; на практике, однако, процесс вскоре приходит к концу, поскольку упирается в осложнения, с которыми, ввиду их многочисленности, становится все труднее и труднее справиться.

Каждое последующее число вводит новые свойства и новые модификации. Так, свойством числа четыре является то, что уравнения четвертой степени могут быть решены, а уравнения пятой степени − нет. Соответственно, "необходимое высказывание" о числе четыре состоит в том, что оно, среди прочего, служит высшей точкой и одновременно концом предшествовавшего подъема. Ввиду того, что с каждым новым числом появляется, по меньшей мере, одно новое математическое свойство, высказывания настолько усложняются, что их становится невозможно формулировать.

Бесконечный ряд натуральных чисел соответствует бесконечному количеству отдельных творений. Ряд чисел также состоит из индивидов, и свойства даже первых десяти если и представляют собой что-либо, то в первую очередь − абстрактную космогонию, выведенную из монады. Свойства чисел, однако, суть также свойства материи; именно поэтому некоторые уравнения предвосхищают поведение последней.

Я полагаю, что высказывания нематематической природы также могут отсылать к не поддающимся представлению реалиям вне их самих. В частности, я имею в виду пользующиеся всеобщим признанием и повсеместно распространенные порождения фантазии, а также архетипические мотивы. Существуют математические уравнения, относительно которых мы не можем сказать, каким физическим реалиям они соответствуют; точно так же мы поначалу часто не можем судить о том, к каким психическим реалиям отсылают те или иные плоды мифотворчества. Уравнения, управляющие турбулентностью газов при нагревании, существовали задолго до того, как сама проблема стала предметом точного исследования. Аналогично, в нашем распоряжении уже давно имеются мифологемы, выражающие динамику некоторых подпороговых процессов − хотя сами эти процессы получили свое наименование лишь в самое последнее время.

Максимум, где бы то ни было достигнутый сознанием, составляет, по моему мнению, верхний предел знания, доступного мертвым. Вот почему земная жизнь, судя по всему, столь много значит; вот почему столь важно то, что уносит с собой человек в момент своей смерти. Лишь здесь, в земной жизни, где противоположности сталкиваются, возможно общее повышение уровня сознания. Представляется, что как раз в этом-то и состоит метафизическая задача человека, которую он не может осуществить без "мифологизирования". Миф − это естественная и необходимая промежуточная стадия между бессознательным и сознательным познанием. Бессознательному известно больше, нежели сознанию; но его знание − особого рода, знание в вечности, обычно не имеющее референтов здесь и сейчас, не поддающееся выражению на языке разума. Лишь в тех случаях, когда мы позволяем его свидетельствам амплифицировать самих себя − как было показано выше на примере чисел, − оно может быть нами понято; лишь тогда мы оказываемся способны воспринять его новые аспекты. Этот процесс убедительно повторяется в любом успешном анализе сновидений. Вот почему так важно сохранять непредвзятое отношение ко всему тому, что говорят нам сны. Если нас начинает удивлять некоторая "монотонность интерпретации", мы понимаем, что наш подход стал грешить доктринерством и посему утратил результативность.

Продолжение...

Маруся 21.04.2013 22:07

О жизни после смерти .К.Юнг.


Настоящих доказательств посмертного существования души не существует; но есть опыт определенных переживаний, заставляющий нас задуматься. Я воспринимаю их скорее как намеки и не хотел бы приписывать им ценность открытий или озарений. Как-то ночью я лежал без сна, размышляя о внезапной смерти одного из своих друзей, чьи похороны состоялись днем раньше. Его смерть очень сильно на меня подействовала. Внезапно я ошутил его присутствие в своей спальне. Мне почудилось, что он стоит у изножья моей кровати и зовет меня за собой. Он не был похож на явление призрака; скорее это был внутренний зрительный образ, который я сам себе объяснил как фантазию. Но я не мог не спросить себя со всей откровенностью: "Существуют ли хотя бы какие-нибудь доказательства того, что это фантазия? Предположим, это не фантазия; предположим, мой друг действительно здесь, а я решил, что он представляет собой плод моего воображения − разве подобное не было бы низостью с моей стороны?"

Впрочем, я не имел никаких оснований утверждать обратное. Тогда я сказал себе: "Невозможно доказать ни то, ни другое! Вместо того, чтобы выбрать самый легкий путь и объяснить его как фантазию, я с таким же успехом мог бы, в порядке эксперимента, попробовать наградить его реальностью". Стоило моим мыслям принять это направление, как он тут же направился к двери и сделал мне знак, словно призывая следовать за ним. Итак, мне нужно было "подыграть" ему. К этому я не был готов! Мне пришлось еще раз повторить самому себе свою аргументацию. Лишь после этого я, в своем воображении, повиновался его приглашению.

Он вывел меня из дома в сад, затем на дорогу и, наконец, в свой дом (последний находился на расстоянии нескольких сот метров от моего дома). Мы вошли; он провел меня в свой кабинет. Поднявшись на стул, он показал мне вторую из пяти книг в красных переплетах, стоявших на второй полке сверху. После этого видение прекратилось. Мне не приходилось бывать в его библиотеке, и я не мог знать, что в ней есть. Уж во всяком случае мне не могли быть известны заглавия тех книг, которые стояли на второй полке сверху и на которые он указывал мне.

Это переживание показалось мне настолько интересным, что на следующее утро я отправился к вдове покойного и попросил разрешения поискать кое-что в его библиотеке. Рядом с книжным шкафом, действительно, стоял стул − совсем как в моем видении; не успев подойти к книжным полкам, я уже заметил корешки пяти книг в красных переплетах. Чтобы разобрать заголовки, я вынужден был подняться на стул. Это были переводы романов Эмиля Золя. Второй том назывался "Завет умершей". Содержание его меня не заинтересовало; лишь заглавие, в контексте моего переживания, оказалось исключительно важным.

Столь же важную роль сыграли в моей жизни сновидения, явившимися мне незадолго до смерти матери. Весть о ее смерти достигла меня, когда я находился в Тичино (Южная Швейцария). Неожиданность этой вести глубоко меня потрясла. За ночь до смерти матери мне приснился страшный сон. Я находился в густом, мрачном лесу; между гигантскими тропическими деревьями то и дело попадались фантастические, огромные валуны. Это был героический, первобытный пейзаж. Внезапно я услышал пронзительный свист, огласивший, казалось, всю вселенную. Мои колени задрожали. Затем где-то внизу послышался грохот, и из-за деревьев выскочила гигантская овчарка с жуткой, широко разверстой пастью. При виде нее кровь застыла в моих жилах. Она промчалась мимо, и я внезапно понял: Дикий Охотник приказал ей принести человеческую душу. Я проснулся в смертельном страхе, и в то же утро узнал о кончине матери. Этот сон оказался одним из немногих, чье воздействие на меня было поистине потрясающим: ведь с поверхностной точки зрения его можно было трактовать как указание на то, что моя мать стала добычей дьявола. Но в действительности сон утверждал, что в ту ночь − это было время фена, лютой январской непогоды − вместе со своими волками на охоту вышел Дикий Охотник, Тот, кто носит зеленую шляпу (Grünhütl). Это был Вотан, бог моих германских предков, взявший мою мать к праотцам; в негативном смысле последние представляли собой "дикие орды", тогда как в позитивном смысле − "блаженных", на швейцарском диалекте − "sälig Lüt". Лишь христианские миссионеры превратили Вотана в дьявола. Сам по себе, изначально, он был важнейшим богом − Меркурием или Гермесом, каковым его верно восприняли римляне; духом природы, вернувшимся к жизни в образе Мерлина из легенды о Граале, и в качестве "духа ртути" (spiritus Mercurialis) ставшим вожделенным "арканумом" алхимиков. Таким образом, мой сон свидетельствовал, что душа моей матери взята в ту более широкую область Самости, которая лежит по ту сторону христианской нравственности − в сферу целостности природы и духа, где разрешаются все конфликты и противоречия.

Я немедленно вернулся домой ночным поездом. Я чувствовал глубокую скорбь, но в самых сокровенных глубинах сердца не мог испытывать скорби по весьма своеобразной причине: в течение всей поездки я постоянно слышал танцевальную музыку, смех и радостные возгласы, подобные звукам свадебного торжества. Все это резко контрастировало с устрашающим воздействием сна. Веселая танцевальная музыка и радостный смех не позволяли мне всецело отдаться чувству скорби. Каждый раз, когда это чувство готово было поглотить меня, оно тут же заглушалось потоком веселой музыки. Одна часть моего существа была охвачена теплом и радостью, а другая − ужасом и тоской. Я метался между этими двумя несовместимыми чувствами.

Этот парадокс можно объяснить исходя из предположения, что представления о смерти с точки зрения "Я" перемежались с представлениями о ней же с точки зрения души. В первом случае смерть казалась катастрофой: ведь она так часто потрясает нас как злобная и безжалостная сила, кладущая безоговорочный конец человеческой жизни
.

Продолжение..

Маруся 25.04.2013 19:48

О жизни после смерти .К.Юнг.


Все это верно: смерть и вправду груба и жестока, и нет смысла делать вид, что это не так. Она жестока даже не столько физически, сколько психически: человек вырывается из нашей жизни, и после него остается только ледяная тишина смерти. Исчезает всякая надежда на какое бы то ни было общение, ибо одним-единственным ударом крушатся все мосты. Те, кто заслуживает долгой жизни, уничтожаются во цвете лет, а никчемнейшие люди доживают до старости. Такова суровая действительность, от которой не уйти. Угнетающее воздействие, оказываемое на нас жестокостью и бессмысленностью смерти, грозит подорвать веру в милосердного Бога, в справедливость и доброту.
Но есть и другая точка зрения, с которой смерть кажется радостным событием. В свете вечности смерть − это свадьба, таинство соединения (misterium coniunctionis). Душа, так сказать, соединяется со своей недостающей половиной и тем самым обретает целостность. На греческих саркофагах радостный элемент представлен танцующими девами, на этрусских гробницах − картинами пиршеств. Когда благочестивый каббалист рабби Симон бен Иохаи умер, его друзья говорили, что он справил свадьбу. До сих пор во многих местах в День всех святых принято устраивать пирушки на могилах. В этом обычае отражено ощущение смерти как праздничного события.

За несколько месяцев до смерти матери, в сентябре 1922 года, мне приснился сон, предсказавший это событие. Сон касался моего отца и произвел на меня глубокое впечатление. С 1896 года, то есть с года его смерти, мне не приходилось видеть его во сне. Теперь же он словно явился из дальнего путешествия. Он казался помолодевшим; в нем не осталось ничего от обычного авторитаризма. Вместе со мной он вошел в мою библиотеку, и я с радостным нетерпением ждал, когда он расскажет о своих планах на будущее. Кроме того, я с чрезвычайным удовольствием собирался представить ему свою жену и детей, показать свой дом и рассказать все, что происходило со мной за то время, пока мы не виделись. Я хотел также рассказать ему о своей только что опубликованной книге, посвященной психологическим типам. Но я очень скоро понял неуместность своих ожиданий, так как отец был явно чем-то озабочен. По-видимому, ему было что-то от меня нужно. Почувствовав это, я не стал занимать его своими проблемами.

Он сказал мне, что поскольку я прежде всего психолог, он хотел бы получить от меня кое-какие советы по части психологии брака. Я собрался было прочесть ему обширную лекцию на тему о сложностях брачной жизни, но как раз в этот момент проснулся. Тогда я не мог понять свой сон, ибо мне не приходило в голову, что он может указывать на смерть моей матери. Я осознал его смысл лишь в январе 1923 года, после ее внезапной кончины.

Брак моих родителей нельзя было назвать счастливым; вся их жизнь была полна испытаний взаимного терпения. Они совершали ошибки, обычные для многих супружеских пар. Содержавшееся в моем сне предвосхищение смерти матери заключалось в том, что мой отец, вернувшись после двадцатишестилетнего отсутствия, хотел узнать у психолога что-нибудь о новых открытиях, касающихся брака; тем самым он явно выдал свое намерение возобновить прерванные отношения. Судя по всему, находясь во вневременном состоянии, он не смог достичь лучшего понимания проблемы и потому нуждался в консультации с кем-то из живущих − из тех, кто, пользуясь преимуществом существования в условиях меняющегося времени, мог бы по-новому подойти к его вопросу.

Таково было сообщение, переданное мне этим сном. Несомненно, вдумываясь в его субъективный смысл, я мог бы обнаружить в нем намного больше − но почему же он приснился мне как раз перед смертью матери, которой я вовсе не предчувствовал? Сон явно относился к моему отцу, к которому я испытывал тем большее сочувствие, чем старше я становился.

Маруся 01.05.2013 00:09

О жизни после смерти .К.Юнг.


Ввиду своей пространственно-временной относительности бессознательное, по сравнению с опирающимся только на органы чувств сознанием, имеет лучшие источники информации. Именно поэтому наш миф о жизни после смерти всецело зависит от скудных намеков со стороны сновидений и других аналогичных спонтанных проявлений бессознательного. Как я уже говорил, мы не имеем оснований считать их знаниями, а тем более − доказательствами. Тем не менее, они могут служит подходящей основой для мифических амплификации: ведь они пре*доставляют пытливому интеллекту сырой материал, необходи*мый для сохранения его жизнеспособности. Отсеките промежу*точный мир мифического воображения, и разум станет жертвой малоподвижного доктринерства. С другой стороны, излишняя увлеченность этими зародышами мифа опасна для слабых и внушаемых умов, ибо они легко могут спутать туманные намеки с фундаментальным знанием и наделить свойством реального существования то, что на самом деле является плодом вообра*жения.

Один из широко распространенных мифов о потустороннем мире образуют представления и образы, связанные с перевопло*щением душ — реинкарнацией.

В стране, духовная культура которой очень сложна и намного древнее нашей — я имею в виду, конечно, Индию, — идея реин*карнации кажется столь же ясной, сколь для нас, скажем, идея о сотворении мира Богом или о существовании некоего spiritus rector ("направляющего духа"). Образованные индусы знают, что мы не разделяем их образа мыслей, но это их нисколько не волнует. С точки зрения духа Востока последовательность жизни и смерти — это бесконечная непрерывность, вечное колесо, вращающееся без всякой цели. Человек живет, достигает знания, умирает и начинает снова, с самого начала. Лишь вместе с Буддой появилось представление о цели, а именно — о преодолении земного существования.

Мифическим потребностям западного человека соответству*ет эволюционная космогония, имеющая начало и цель. Человек западной цивилизации восстает против космогонии, имеющей начало и всего лишь конец; точно так же он не приемлет представления о статичном, самодовлеющем, вечном цикле событий. С другой стороны, человек Востока, как кажется, вполне уживается с этим представлением. Очевидно, общепринятой концепции мира не существует — так же, как не существует согласия на эту тему между современными астрономами. Западному человеку бессмысленность чисто статичной Вселенной кажется невыносимой. Ему свойственно приписывать ей некоторый смысл. Но человеку Востока такое миропонимание не свойственно; скорее он сам воплощает смысл Вселенной. Один ощу*щает потребность в том, чтобы довести смысл Вселенной до завершения; другой стремится к полноценному осуществлению смысла в человеке, избавляя мир и бытие от самого себя (Будда).

Я полагаю, что правы оба. Человек Запада кажется преимущественно экстравертом, человек Востока — преимущественно интровертом. Первый проецирует смысл и полагает, что он существует в предметах; второй ощущает смысл в самом себе. Но смысл содержится как вне, так и внутри.

Представление о повторном рождении неотделимо от представления о карме. Кардинальный вопрос заключается в том, личностна ли карма. Если карма − принадлежность личности, значит, предопределенная судьба, с которой человек входит в жизнь, есть нечто, достигнутое предшествующими жизнями, и это доказывает непрерывность личности. Если же это не так, если внеличностная карма соединяется с человеком в акте его рождения − значит, карма каждый раз возрождается заново, то есть личностной непрерывности не существует.

Ученики дважды спрашивали Будду, принадлежит ли человеческая карма личности или нет. Каждый раз он отклонял этот вопрос, говоря, что знание ответа на него не может способствовать освобождению человека от иллюзии бытия. Будда считал, что для его учеников было бы намного полезнее предаться медитации над цепью Нидана, то есть над рождением, жизнью, старостью и смертью, а также над причиной и воздействием страдания.

Я не могу ответить на вопрос, является ли карма, которую я проживаю, итогом моих предшествующих жизней, или она представляет собой скорее достижение моих предков, чье наследие сосредоточилось во мне. Являюсь ли я сочетанием жизней этих предков; воплощаю ли я эти жизни вновь? Жил ли я в прошлом как отдельная личность; достиг ли я настолько высокого уровня развития, чтобы суметь ныне найти решение этих вопросов? Не знаю. Будда оставил вопрос открытым, и мне кажется, что и сам он не знал точного ответа.

Я вполне мог бы представить себе, что я жил в прошедших веках и там сталкивался с вопросами, на которые не был в состоянии ответить; что мне было необходимо родиться вновь, ибо в то время я не выполнил предложенной мне задачи. Согласно моему представлению, когда я умру, мои деяния последуют за мной. Я принесу с собой все, что я сделал. А пока я должен предпринять все усилия, чтобы не прийти к концу с пустыми руками. Судя по всему, так же думал и Будда, предостерегая своих учеников от пустых, бесплодных рассуждений.

Смысл моего существования заключается в вопросе, заданном мне жизнью.
Можно было бы выразиться наоборот: я сам являюсь вопросом, заданным миру, и я должен сообщить свой ответ − иначе я сам начинаю зависеть от ответа, который будет дан мне окружающим миром. Эту сверхличностную жизненную задачу я выполняю ценой труда и усилий. Возможно, тот же вопрос занимал и моих предков, не сумевших на него ответить. Не потому ли на меня столь большое впечатление произвело то обстоятельство, что финал "Фауста" не содержит в себе окончательной развязки? Не потому ли я так живо заинтересовался сформулированной Ницше проблемой дионисийского аспекта жизни, путь к которому, судя по всему, утрачен христианской традицией? А может быть, взывающие к ответу загадки задавал мне неутомимый Вотан-Гермес моих алеманских и франкских предков? А может, прав был Рихард Вильгельм, шутливо утверждая, что в прошлой жизни я был мятежным китайцем, а теперь ищу в Европе корни своей восточной души?


Часовой пояс GMT +3, время: 15:12.

Copyright ©2008 - 2019, CityCat. Перевод: zCarot
Форум Рассвет Сварога