Показать сообщение отдельно

Старый 03.06.2011, 19:24   #19
Маруся
Администратор

 
Аватар для Маруся
 
Маруся вне форума
Регистрация: 22.10.2009
Сообщений: 8,201
Поблагодарил: 10,834
Благодарностей: 147,907 : 9,342
По умолчанию

Преступные отцы.


С Кевином я познакомилась благодаря его маленькой дочке. Их семейный терапевт обратился ко мне за советом, поскольку у девочки была очень серьезная, угрожающая жизни проблема. Она страдала диабетом, который не поддавался лечению. Многочисленные врачи, с которыми консультировались родители, полагали, что причиной этих частых диабетических кризов была ее эмоциональная нестабильность. Беатрис исполнилось всего лишь десять лет, но она находилась в таком состоянии, что пыталась покончить жизнь самоубийством, введя себе чрезмерную дозу инсулина.

В этом возрасте угрозы самоубийства и попытки его совершить настолько редки, что я поняла: Беатрис претворяет в жизнь фантазии кого-то другого. В семье должен быть кто-то еще, кто исподтишка подталкивает ее к самоубийству. Вероятнее всего, это один из родителей, считающий, что жизнь слишком мучительна и жить не стоит.

Как только я познакомилась с отцом Беатрис, Кевином, я поняла, что это именно он. В самом начале нашего разговора Кевин заявил: «Я не виню ее за то, что она хочет умереть. Очень трудно жить с таким хроническим заболеванием. В сущности, ее настроение — почти точное повторение моего собственного детства. Когда я был ребенком, я много раз хотел умереть. И даже теперь меня часто одолевает депрессия».

Из бесед с членами этой семьи я поняла, как сильно переживает Беатрис за отца. Кевин был музыкантом, но заработать на жизнь музыкой ему не удавалось, а всерьез заняться чем-нибудь другим он не мог. Лишь время от времени Кевин ненадолго устраивался на работу на неполный рабочий день. Когда отец рассказывал о своих трудностях, Беатрис смотрела на него с глубокой печалью.
По моему первому впечатлению, Беатрис обожала отца, и ее приводили в отчаяние его частые глубокие депрессии. Как бы ни обращались с Беатрис, нужно было что-то сделать для ее отца, иначе я не смогла бы помочь девочке. Беспокойство за отца приводило Беатрис в такое эмоциональное состояние, что с ее диабетом ничего нельзя было поделать. Чтобы помочь ей, я должна был выяснить, что лежит в основе депрессий отца.

Я встретилась с Кевином наедине, подозревая, что то, о чем он должен мне рассказать, не предназначено для детей, а может быть, и для его жены. Я сказала ему, что помню, как во время нашей первой встречи он упомянул о своем очень печальном детстве и о том, что даже подумывал о самоубийстве. Почему? Что случилось с ним в детстве?

Голосом, дрожащим от волнения, Кевин рассказал, что подвергался сексуальному насилию со стороны своего отца, и это продолжалось с пяти лет до юношеского возраста. Он никогда никому об этом не говорил. Когда отец умер, он рассчитывал получить в наследство большие деньги. Надеясь на это, Кевин не готовил себя ни к какому серьезному занятию. Он никогда не думал, что ему придется зарабатывать себе на жизнь. Он будет богат, и наследство в какой-то степени станет возмещением тех страданий, которые причинял ему отец.
Когда Кевин обнаружил, что никакого наследства нет, он решил, что его обокрала мать. Он прямо заявил ей об этом и не поверил, когда та ответила, что никакого наследства и не было — одни лишь долги. О перенесенных насилиях Кевин никогда ей не говорил, но винил мать в том, что она не защитила его от отца. А теперь еще он обвинял ее и в том, что она его обокрала. По этой причине мать с сыном с самых похорон не сказали друг другу ни слова.

В обеспеченных семьях это обычное дело: ребенок, подвергавшийся дурному обращению, нередко ждет наследства, надеясь, что оно станет частичным возмещением его страданий. Но чтобы окончательно расстаться со своим детством, Кевин должен был сказать матери правду о поведении отца и выяснить у нее, куда в действительности делись отцовские деньги. Не говоря ничего матери о сексуальном насилии над собой, он все еще сохранял в тайне то, что заставлял его скрывать отец. А не узнав правды о деньгах, он все еще видел себя ребенком, которому не придется работать и содержать собственную семью.

Будь отец Кевина жив, я бы напрямую поставила перед ним вопрос о насилии над сыном и добилась бы, чтобы тот искупил свою вину перед Кевином за свое преступление. Но он умер. Все, что я могла сделать, это заняться матерью и выяснить, нельзя ли добиться хоть некоторого возмещения от нее.
Я с трудом уговорила Кевина пригласить на нашу беседу его мать, чтобы мы смогли установить, знает ли она, что ее сын был жертвой насилия. Я сказал ему, что это облегчит и обсуждение денежных дел.
Мать Кевина без колебаний приняла приглашение и после шестичасового перелета явилась на встречу. Она сказала, что никогда не понимала, почему Кевин так злится на нее. Я рассказала ей, что он на протяжении всего своего детства подвергался сексуальному насилию со стороны отца.

Женщина была потрясена и расплакалась, говоря, что ничего подобного даже и не подозревала. Я предложила ей попросить у Кевина прощения за то, что она не защитила его от отца и не догадывалась, не могла вообразить и не замечала признаков того, что сын обижен и страдает. Она искренне попросила прощения, сказав, что не только развелась бы с отцом, но и засадила бы его за решетку.
Тогда я заговорила о деньгах, и мать доказала Кевину, что живет в бедности, потому что отец не оставил ей ничего, кроме долгов. Всю жизнь муж ее тиранил. Она никогда не могла распоряжаться деньгами, которые отец зарабатывал и тратил сам. И мать, и сын расплакались, когда женщина призналась, что кроме Кевина у нее в жизни ничего не было, а теперь она лишилась и его. Потом мать и сын помирились, а у Беатрис и ее сестры впервые появилась бабушка.

На протяжении следующих нескольких месяцев состояние Кевина медленно улучшалось. Наладив отношения с матерью и поняв, что ему больше не приходится ожидать от отца ни страданий, ни денежного возмещения, он начал постепенно избавляться от депрессии, понимая, что кем бы теперь ни стал, он должен будет добиться этого самостоятельно.
Кевин смог стать взрослым и взял на себя ответственность за своих детей, потому что его мать признала ему вред и тот факт, что не смогла его уберечь. Если бы Кевин мог поговорить начистоту с отцом, когда тот был еще жив, если бы он настоял на том, чтобы отец искупил свое преступление, он избавился бы от значительной части своих горестей. У его детей был бы лучший отец, а у его матери — лучший муж.

Беатрис стала поправляться. Несколько месяцев спустя, когда ее диабет начал поддаваться лечению, она прислала мне коротенькую записку, где говорилось, как она счастлива, что дела у отца пошли лучше. Девочка смогла продолжать жить и стала извлекать из жизни все, что только возможно, потому что ее отец сделал то же самое.
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ALLENA (06.03.2017), anna (12.02.2015), elena75 (09.12.2011), Gipsovila (13.05.2016), nadine (07.09.2011), nataliasvob (03.06.2011), zofa2012 (23.01.2015), Айгуль (14.02.2015), Анаэль (03.06.2011), Аня (27.10.2014), Арвен (14.09.2017), Асия (10.07.2014), Лаватера (18.11.2011), Рада (02.09.2013)