Вернуться   Форум Рассвет Сварога > Наука. Космос. Этика. (НКЭ) > Вопросы и ответы

Вопросы и ответы Вопросы касающиеся космоэнергетики

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме

Старый 13.04.2018, 16:47   #221
Маруся
Администратор

 
Аватар для Маруся
 
Маруся вне форума
Регистрация: 22.10.2009
Сообщений: 17,891
Поблагодарил: 10,611
Благодарностей: 127,244 : 8,211
По умолчанию

Посторонний упрек

На редкой детской площадке и в редкой детской песочнице не найдется такой мамы, чей воспитательский инстинкт побеждает все остальные инстинкты. «Ай-ай-ай, какой нехороший мальчик, песком кидается!» «Ой-ой-ой, какая жадная девочка, игрушками не делится!» «Эй-эй-эй, а уж про этих близнецов и говорить не надо, все и так понятно — невоспитанность-то какая!»
Мама видит все и всех. Контролирует процесс прогулки и игры от начала и до конца и не забывает воспитывать тех, кто «нарушил закон».

Родители воспитуемых могут реагировать по-разному. Кто-то моментально кинется на защиту собственного чада: «Поучайте ваших паучат».
Другой даже не заметит, что его ребенка за что-то отругали: залюбуется на солнышко, заболтается за семечками, затвиттерится в телефоне, либо, от общей пофигистичности склада характера, не придаст данной истории никакого значения.

Третьи же, порой, даже рады подобному факту: многие дети лучше прислушиваются к замечаниям посторонних людей, мамины же запреты воспринимают как общий звуковой фон — каждый день одно и то же, одним и тем же голосом, с одними и теми же интонациями. Как холодильник — гудит только первые три дня, потом привыкаешь.

Авторитет постороннего

О том, что ложка — «это ложка, ложкой суп едят», я твердила дочери с момента, как ее взгляд приобрел способность фокусироваться на той самой ложке. О том, что перед прогулкой ей вполне по силам самостоятельно надеть колготки и свитер, я начала говорить чуть позже, но все же начала. Дочь мои слова за аксиому принимать отказывалась и на протяжении двух-трех лет требовала всяческих к ним доказательств. В детском саду ее научили есть и одеваться за два дня.

К тому, что пальцы стоит держать в перчатках, в варежках, в теплой воде, в свободном плавании, но никак не во рту, я пыталась приучить своего ребенка несколько долгих месяцев. В ту пору ее возраст приближался к четырем годам, существом она была внимательным, разумным и довольно послушным. А вот с пальцами никак — не помогали ни разговоры, ни уговоры, ни просьбы, ни угрозы нападения страшных микробов. Детский лак помог избавиться лишь от привычки поедать ногти, но руки по-прежнему зимовали во рту. Одна фраза врача: «Руки облизывать нехорошо, на руках много вредных бактерий», и ребенка как подменили — пальцы рвались, конечно, к привычному месту обитания, но голова тут же сигнализировала им «отбой».

Врач — авторитетный, компетентный специалист. А мама — всего лишь мама
.
То же относится и к педагогам. «Знаете, что нам сегодня воспитательница рассказала?! — с горящими глазами выбежала дочка из сада. — Что сначала идет утро, за утром день, за днем вечер, а за вечером ночь!» «Мудрые слова...» — задумчиво проговорил папа. О том, что дочь к тому моменту знала данный факт уже года три как, он деликатно не стал ей напоминать. Для ребенка было значимо и важно то, что уважаемый ею воспитатель, авторитетный педагог, подтвердил те явления, про которые до этого рассказывали и которые показывали родители. Просто родители.

А игрушки? Сколько раз за свою ранне-родительскую бытность мы призываем на помощь плюшевых медведей, пластмассовых роботов и одноногих кукол? «Ну-ка, ну-ка, покажи мишке, как ты умеешь кушать». «Зайка попросил тебя убрать все игрушки с пола, потому что он среди них может заблудиться и не найти дорогу домой». На некотором этапе жизни для ребенка мишка с зайкой являются куда большими авторитетами, чем мама. В ответ на мамину просьбу — категорический отказ, в ответ на просьбу плюшевого друга — радостное исполнение.

В некоторых вопросах авторитет постороннего неоспорим, и грех им не воспользоваться. Да что там говорить про детей, если даже взрослые люди часто с большей охотой и верой прислушиваются к словам телевизора и дочки Людмилы Петровны, чем к доводам собственных детей, супругов или родителей.

Так как же быть? Всегда ли принимать замечания «посторонних», спорить с ними или реагировать как-то иначе? И как мы, родители, чаще всего ведем себя в случае подобных замечаний?

Возьмем для примера простую ситуацию. Воспитатель после очередного садовского дня рассказывает родителям: «Саша сегодня ударил Дашу».

Категорический отказ

Есть родители, которые моментально все отрицают: мой ребенок такого сделать не мог, его вынудили, заставили, подставили, довели, оклеветали. А то и обвиняют самого воспитателя: это вы виноваты, недосмотрели, недовоспитали. Такие родители чаще всего руководствуются принципом «Мой дом — моя крепость. Мама — главная защита ребенка от внешнего мира». Дома сыну может очень даже влететь, но на людях адресовать в его сторону малейшее замечание недопустимо.

Подобная безоговорочная поддержка ребенка на людях может привести к весьма печальным результатам в будущем. Человек становится уверенным в своей непогрешимости, у него появляется убежденность в том, что, независимо от «качества» его поступка, мама всегда примет его сторону, отругает нехорошую тетю, разгонит палками врагов, угонит вертолет и спасет «малыша» от злых дядей.

Подобные «малыши» порой остаются «малышами» всю свою жизнь. Их спасают мама, папа и троюродный дядя со своей собакой таксой. Все, кто угодно, кроме них самих. Такой ребенок с детства привыкает, что может безнаказанно творить все, что ему вздумается: обижать ровесников, намеренно переворачивать горшки с цветами, пакостить воспитателям и учителям. Он даже получает определенное удовольствие оттого, что взрослого человека на его глазах признали неправым, со взрослым не согласились. Такой ребенок видит себя победителем и героем, не думая о моральной стороне этой победы.

Для многих гораздо проще получить дома ремня или любой другой нагоняй, чем признать свою вину перед воспитателем и обиженной девочкой. Морально более легкое наказание порождает более легкое отношение к самому себе, рамкам собственного поведения и мере ответственности.

За проступки порой необходимо отвечать и прилюдно, если проступок затрагивает интересы этих самых людей.

Доля шутки

Другие родители, узнав, что Даше кулаком Саши особого вреда причинено не было, отшучиваются: «Вот такой он у меня, хулиган и балбес уродился. Может, боксером будет, а? Хоть какой-то прок и признание».

Не самый плохой вариант реакции родителей в том случае, если мальчик Саша в играх с другими детьми не агрессивен, а девочка Даша ежедневно задирает всю группу, и от нее громко воет уже третье поколение дворовых котов.

Вроде как, не упрекнуть Сашу нельзя, но и ругать особо не за что. Шуткой же можно показать, что драки — не самый интеллектуальный вид занятий, но при этом дать понять воспитателю, что с Дашиной мамой тоже неплохо было бы поговорить.

Когда же шутка идет не из-за сведений о характере Даши и миролюбивого поведения Саши, а от «вечного позитива» в душе Сашиных родителей по делу и без дела, то регулярность подобных реакций может обернуться, в лучшем случае, таким же «вечным позитивом» в жизни Саши, в худшем же случае — чем-то приближенным к последствиям реакции «категорического отказа». Мама шутит, мама улыбается, мама одобряет, мама поддерживает, мама все простит, а я еще чего-нибудь натворю.

Разобраться на месте

Разобраться в истории по горячим следам, когда все ее участники рядом, могут посмотреть друг другу в глаза и рассказать, как видится ситуация каждому из них, — один из самых оптимальных вариантов решения проблемы. Причем, у детей, порой, придется переспросить одно и то же несколько раз, подойдя к вопросу с разных сторон: «Ты ударил Дашу? Нет? „Всего лишь“ толкнул? Нет? Случайно задел? Или все же специально толкнул?»

Часто то, что Даше видится вероломным ударом в спину, на деле может оказаться лишь «пробегал мимо, не заметил, задел». Об этом может рассказать увлеченный сейчас сборкой конструктора мальчик, за которым Саша и гнался в момент «совершения преступления». Воспитательница же, возможно, судит о ситуации лишь по увиденным слезам на Дашиных щеках и ее громкому крику. И если сын говорит, что играл в догонялки с другом, то к нему стоит прислушаться. Правду он говорит или нет, выяснится чуть позже, когда будут выслушаны все мнения, но игнорировать оправдания ошибочно.

Ребенок должен с самого детства знать, что у него есть право на защиту, что его мнение — не пустой звук, что взрослые ему верят. То, что перепроверяют, — это другой разговор. Если мальчик был прав — будет гордиться своей доказанной честностью. Если обманул — получит хорошую прививку от вранья и еще раз усвоит истину о тайном и явном.

Реакция же «Дома с ним поговорю, разберусь» тоже не всегда правильна. Да, дома можно поговорить и разобраться. Но можно ли будет сделать верные выводы, не разузнав подробностей истории? Да, наказать, в случае вины, можно и дома, но разобраться лучше при участии всех «очевидцев», выслушав мнение всех сторон.

Так почему же сразу ругаем?

Но часто у родителей нет времени на выяснение обстоятельств происшествия. Они устали, хотят поскорее попасть домой, да и подобные ситуации им кажутся довольно очевидными — мальчик ударил девочку, что непонятного? Девочек бить нельзя и точка.

Или же детские проблемы и переживания не кажутся родителям столь важными, чтобы проводить опрос всего детского населения группы. Возможно, стыдно устраивать прилюдную разборку, отчасти даже допрос, и прослыть при этом скандалистом. Гораздо проще поверить девочке с голубыми глазами и милыми бантиками, словам воспитателя, который, неизвестно, видел ли сам произошедшее, и устроить сыну взбучку. Даже если неправильную и несправедливую — на будущее лишним не будет, если заранее предупредить о том, что девочек обижать нехорошо. В превентивных целях, как говорится.

Нам лень, нам стыдно, мы на стороне обиженных и угнетенных, а чувства собственного ребенка в такой ситуации уходят на десятый план. В какой-то степени так проявляется наша зависимость от общественного мнения или все тот же «авторитет постороннего» — родители хотят быть (или казаться?) хорошими и справедливыми. Защитить слабых, наказать обидчиков, не нарушать единство воспитательного процесса: раз воспитательница ругает, мы ее поддержим — наказание должно быть едино, во избежание разброса и шатания в умах воспитуемых.

Так быть хорошими или казаться, если в это время собственный ребенок не понимает своей вины, потому как вины-то и нет, а его уже прилюдно отругали, пристыдили? Признали его неправоту, особо не попытавшись разобраться. Назавтра одногруппники и их родители узнают об этой истории, о том, что родители согласились с виной сына, и будут считать Сашу негодным мальчишкой. Кто-то покажет пальцем, кто-то в укор толкнет, кто-то посмеется, кому-то родители запретят водиться «с этим драчуном». И все это за то, чего он не делал. За то, что родители поленились или постыдились выяснить. Нужна ли нам такая собственная «хорошесть»?

Момент «чужого»

Рассуждения будут неполными, если не упомянуть в них о возможных мотивах и ценностях третьей стороны — самих посторонних, «чужих».

Порой «чужой» рассказывает о чем-то с большим возмущением, а у родителя данная ситуация никакого отклика в душе не находит или даже вызывает определенную радость. «Ваша дочь сегодня пила суп через края тарелки!» «Надеюсь, она наелась? Пусть как угодно ест, лишь бы ела». Для воспитателя — нарушение рамок приличия, для родителей — «ну, наконец-то, есть начала».

Но даже если мы согласны с недопустимостью того, о чем нам говорят, уверены ли мы, что на нас не давят тем самым «авторитетом»?

Если взрослые могут врать и необъективно оценивать ситуации с другими взрослыми, то почему они не могут сделать то же самое относительно ребенка? Могут, не со зла, а от субъективности взгляда. Но бывает ведь и такое, когда взрослые люди чувствуют себя хорошими только в моменты, когда рядом обнаруживается что-то плохое, даже если это плохое всего лишь «драка» малышей. Это на первый взгляд «всего лишь драка малышей», а для такого «чужого» подобная «потасовка» — лишнее подтверждение тому, что родители пошли безответственные, безалаберные, не способные воспитать достойных граждан. Не надо подпитывать таких людей и позволять им самоутверждаться за счет нас самих и маленьких, в какой-то мере, безответных людей.

***

Слушать своих детей, слушать и еще раз слушать. Не выгораживать, а выяснять, разбираться до конца, наказывать в случае необходимости, объяснять ошибки, рассказывать о правилах. Первые уроки справедливости каждому дают его родители — своими реакциями, своим примером. Пусть справедливость будет действительно справедливой или максимально к тому приближенной.

Марина Танцырева
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ALLENA (Вчера), galya (13.04.2018), ivettalen (14.04.2018), Luba-1708 (14.04.2018), zagelen (13.04.2018), Аня (Сегодня), АРА (13.04.2018), Асия (Вчера), Людмила28 (13.04.2018), Майя (13.04.2018)

Старый 16.04.2018, 20:20   #222
Маруся
Администратор

 
Аватар для Маруся
 
Маруся вне форума
Регистрация: 22.10.2009
Сообщений: 17,891
Поблагодарил: 10,611
Благодарностей: 127,244 : 8,211
По умолчанию

Хвалить или нет

Есть на Первом канале одна программа, которую я стараюсь не пропускать: «Голос. Дети».

В моем случае дело не только в трогательных карапузах и очаровательных подростках, на которых смотреть, конечно, приятнее, чем на 99% «контента» на Первом. В моем случае дело в основном в родителях. В тех группах поддержки, что «болеют» за своего конкурсанта за кадром.

Конечно, я не вчера родилась, и понимаю, что шоу-бизнес — не место для ребенка, конкурсы эти в принципе токсичны, а родных и друзей учат правильно реагировать и правильно выражать эмоции… Но, боже мой, каждый раз я едва не плачу, когда маленький артист выходит на сцену, а за кулисами его важные, как теперь говорят — релевантные взрослые орут, вопят, подпрыгивают: «Давай, дорогой, ты талантище, ты умница, ты сможешь! Мы так тобой гордимся!»

Все 10 лет моей школьной жизни меня провожали по утрам одной и той же фразой: «Ну, на тебе деньги на завтрак, беги, а то опять опоздаешь, нескладёха!» Мне сейчас 54 года. Я преподаю в МГУ, ко мне хорошо относятся коллеги и студенты, я основатель нескольких благотворительных проектов, у меня было несколько выставок, я написала повесть, и ее опубликовал толстый литературный журнал, где печатались по-настоящему великие люди. У меня прекрасная семья, умный любящий муж, успешная красавица-дочка. Но, знаете, ни разу за эти 54 года моя мама не сказала мне ничего из того, что я со слезами слушаю во время этих передач. Ни единого раза.

Никогда. Ничего похожего.

Все 10 лет моей школьной жизни меня провожали по утрам одной и той же фразой: «В кого ж ты у меня такая страшненькая? Ну, на тебе деньги на завтрак, беги, а то опять опоздаешь, нескладёха!»

Мой компьютер подчеркивает это слово красной чертой. Считает, что его не существует. А оно есть. Точнее, было. Все первые 17 лет моей жизни оно было главным определением, на котором должна была строиться моя самооценка.

Еще одной формулой было: «Запомни, кроме нас с отцом ты никому не нужна!» Не могу сказать, что мама не преуспела. К окончанию школы я пришла с твердым убеждением, что все это чистая правда, и насчет «нескладёхи», и насчет того, что никому не нужна.

Помнится, мой первый серьезный кавалер был в восторге от маминых усилий:

— Страшненькая? Никому не нужна? Слушай, а удобно-то как, а?! Я прям даже не хочу тебя разубеждать…

Мне повезло: у кавалера, помимо прочих несомненных достоинств, было неплохое чувство юмора.

Мама не была злым человеком. И конечно, она любила и любит меня. Просто тогда было так принято.

Моих ровесниц дома называли дурнушками и дурочками. Считалось, что если хвалить и подбадривать, мы неизбежно разленимся, испортимся, собьемся с верного пути. Вот нам и говорили «правду».

Когда моей дочери было 13 лет, я случайно услышала, как моя мама, ее бабушка все с той же знакомой до боли интонацией проговаривает такой волшебный текст: «Какая же ты страшненькая! И прыщи у тебя ужасные!»

Тут вот в голове у меня произошел взрыв.

Я безобразно наорала на матушку, пообещала, что если услышу такое еще раз, с внучкой она будет общаться дважды в год по телефону.

— Но ведь я сказала правду! — обиделась мама. — У нее прыщи!

— Это бывает у всех подростков! И приведи мне хоть один пример, когда от таких вот слов прыщи исчезли!

По правде сказать, договориться нам так и не удалось. Пришлось объяснить дочке обидные для бабушки вещи и как-то жить дальше.

Конечно, надо искать золотую середину. Не калечить детей и подростков чрезмерной критикой, хвалить и поощрять, но не перехваливать.

Времена изменились.

Лет 10–15 назад в наши аудитории пришли первые дети, которых хвалили. Скажу честно, они мне страшно нравятся. Даже тогда, когда прогуливают по полсеместра и их приходится ругать и наказывать. Они живут на свете с завидной уверенностью, что они самые способные, самые умные и самые красивые. Им и в голову не приходит сомневаться в собственной ценности.

До сих пор вспоминаю выпускника одной из элитных московских школ, который сдавал мне тогда еще устный вступительный экзамен. По-английски он говорил чрезвычайно бойко, очень горячо, но, к сожалению, с произношением, вокабуляром и грамматикой знаменитого Виталия Леонтьевича Мутко.

Когда я сообщила абитуриенту, что отметка за такой «лет ми спик фром май харт» — максимум «трояк», юноша изумился до невозможности:

— Но почему? Я же выражал свои мысли! Это же главное!

— В данном случае главное — лексика и
грамматика.

— Чушь какая! Главное — моя позиция.

— Отнюдь, — вздохнула я. — Вы на экзамене по английскому. Тут важнее правила!

— Ну wait хотя бы one minute, — сказал абитуриент, — I must to read сонет Шекспир to you!

Конечно, надо искать золотую середину. Не калечить детей и подростков чрезмерной критикой, хвалить и поощрять, но не перехваливать, внушая им ложную мысль, что сами по себе они настолько прекрасны, что дальше можно ничего, кроме селфи, уже и не делать. Все это очевидно.

И все-таки… Все-таки я так завидую вот этому пупсу в белой рубашечке, который вышел на сцену, спел как мог, и услышал от мамы и папы: «Малыш, мы так тобой гордимся! Пусть не все получилось, но ты победишь непременно, иначе не может быть!»
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ALLENA (Вчера), galya (16.04.2018), ivettalen (16.04.2018), Natali-m (17.04.2018), Nkotina (17.04.2018), Аня (Сегодня), Асия (Вчера), Людмила28 (17.04.2018), Майя (17.04.2018)

Старый Вчера, 15:38   #223
Маруся
Администратор

 
Аватар для Маруся
 
Маруся вне форума
Регистрация: 22.10.2009
Сообщений: 17,891
Поблагодарил: 10,611
Благодарностей: 127,244 : 8,211
По умолчанию


"ОСКОЛКИ НАСИЛИЯ" ИЛИ "ПОЧЕМУ Я КРИЧУ НА СВОИХ ДЕТЕЙ?"

Почему женщина, которая любит своих детей, заботится о них и всячески оберегает, вдруг превращаться в разъярённого монстра и делает то,
после чего испытывает жуткое чувство вины?

Откуда в нас эти осколки насилия? Почему будучи в здравом уме и твёрдой памяти, мы – в большинстве своём разумные, заботливые родители, – но стоит нам войти в состояние стресса, как крышу может снести, и мы начинаем делать те вещи, о которых потом сильно сожалеем?

"Когда моему сыну было 4 года, он не хотел есть и долго сидел над тарелкой с кашей. Я завела его в ванную и вылила кашу ему на голову. Тогда я считала, что делаю совершенно правильные вещи. Прошло уже много лет, но это история не отпускает меня. Я вспоминаю её с ужасом и невероятной жалостью к сыну. Бедный мой мальчик. В своём ли я уме была?…" (история приводится с разрешения)

Сейчас, спустя много лет эта женщина способна признать, что выливать кашу на голову ребёнку – это безумие, и она испытывает чувство сострадания к сыну и вину за свой поступок. Но тогда, в тот момент, она была совершенно уверенна, что поступает правильно.

В момент, когда "планка падает", когда человек начинает совершать агрессивные действия со своими детьми и близкими, именно в этот момент он верит, что поступает правильно.

Когда женщина кричит и лупит своего малыша, который не хочет идти в садик или только что упал и испачкал комбинезончик; когда орут и наказывают за двойки; когда избивают ремнём за непослушание – во все эти моменты люди верят, что поступают правильно. Есть те, которые и после рационализирует свои действия, объясняя, что избить ребёнка – был самый лучший выход. "Да и ничего страшного с ним не произошло, сам вывел и т.д."

Конечно, глубина семейного насилия бывает разная. Где-то детей жестоко наказывают за любой проступок, где-то достают эмоционально, постоянно высмеивая и унижая ребёнка, где-то мама и папа иногда срываются, орут и не справедливо наказывают, о чём потом жалеют.

Цель же моей статьи объяснить, что происходит с человеком в этот момент и почему. для того, чтобы вы, столкнувшись с такой реакцией у себя, смогли её распознать и вовремя себя остановить.

Начнём с того, что человек запоминает любой опыт, который с ним происходит. А травмирующий опыт, опыт эмоционального или физического насилия над нами, мы не просто запоминаем. Этот опыт расщепляет, меняет нашу личность. Мы помним, что над нами издевались, и свои ощущения беспомощной жертвы мы тоже помним. Через 72 часа после совершения над человеком насилия в его личности капсулизируется жертвенная часть, теперь в одной из частей себя он – Жертва. Но мы помним и насильника, человека, который совершал это с нами. Мы не просто его помним, а делаем слепок с него, его "резервную копию". Этот слепок теперь всегда будет храниться в нас. Станет одной из частей нашей идентичности, нашим "внутренним насильником". В другой части себя мы – Насильник.

Люди, соприкасавшиеся в детстве с насилием, имеют в себе память о насилии и в момент стресса, в момент сходной ситуации, когда рядом оказывается беззащитное существо, жертва, могут повести себя как насильник, который совершил это с ними.

Женщина, вылившая кашу на голову своему ребёнку, вспоминала, что в детстве, в яслях, куда её водили, это было обычной практикой. Она не помнит выливали ли ей кашу на голову, но помнит, что она это точно видела, а ещё как кашу лили за пазуху и в колготки. Когда в её жизни сложились похожие обстоятельства – вот она взрослая тётя, а рядом маленький ребёнок, отказывающееся есть кашу, она вдруг стала той самой Бабой Маней – нянечкой из яслей. Она стала ей. В ней проснулся её "внутренний насильник". И она проиграла сценарий из своего детства, став насильником для своего ребёнка.

Мужчины, бьющие своих жён и детей, имели тяжёлый опыт насилия в детстве. Нет они не мстят за свои страдания. Они просто попадают в своего "внутреннего насильника", и в этот момент исходят только из этой части своей личности.

Я недавно смотрела фильм "Список Шиндлера" (1993г). В нём рассказывается реальная история немецкого коммерсанта, который во время Второй мировой войны спасает тысячу двести евреев – мужчин, женщин и детей. Смотря ужасающие кадры этого фильма, я задавала себе вопрос: "Почему кто-то умудряется остаётся человеком в этом всеобщем безумии?" Люди, у которых нет опыта насилия в детстве, не соблазняются на запах крови, стоны жертв в них не пробуждают внутреннего насильника. В них его просто нет. Вот здесь самое место вспомнить известную истину: "Насилие порождает только насилие."

Кто-то из нас переживал насилие в детстве, кто-то только эмоциональное, кто-то физическое, а кто-то и сексуальное. И тогда в нашем сердце хранятся осколки насилия, запечатлевшие весь ужас, произошедший с нами. В обстоятельствах, близких к исходным, эти осколки оживают и могут затуманить наш разум, – мы уже смотрим на мир и того, кто рядом с нами, не своими глазами, а глазами бабы мани или озлобленного отца или холодной, презрительной матери. Мы становимся тем человеком, который когда-то совершил это с нами. Не стоит. Не стоит клонировать насилие, передавать его как эстафетную палочку своему ребёнку, чтобы он передал своим детям.

Слава богу сейчас современное общество поддерживает гуманное отношение к детям, всё меньше людей с пеной у рта будут отстаивают полезность физических мер или воспитывать младенцев по Споку. Сейчас принято разговаривать с детьми, учитывать их потребности, слышать своих детей. Мы всё больше напитываемся полезной информацией, становимся разумнее и добрее.

Но то, чему мы научились в своей взрослой жизни и учимся сейчас – это только тонкая корочка над тёмной бездной бессознательного. Нет-нет, да и поднимут головы монстры, и взмахнёт Баба Маня мокрой тряпкой и вырвется мамино: "Ты что смерти моей хочешь?" Всё записано, всё помнится, ничего не стереть. Но замечать в себе можно, отслеживать и деференцировать, где я говорю, а где мама во мне или бабушка. И пусть будет больше своего. Доброго, настоящего, живого и любящего, уважающего себя и своих детей.

Ирина Дыбова
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ALLENA (Вчера), ivettalen (Сегодня), zagelen (Вчера), Аня (Сегодня), Асия (Вчера), Людмила28 (Вчера), Майя (Вчера), Натали Л (Сегодня)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Почему наши желания не сбываются? ОЛЬГА_НКЭ Студия размышлений 98 12.03.2018 15:40
НАШИ ПУТЕШЕСТВИЯ Маруся Красота или "Ты то, что ты смотришь" 47 02.12.2017 17:42
Друзья наши меньшие... Общение и лечение Яшель Вопросы и ответы 42 28.12.2012 01:35
Наши УСПЕХИ. Маруся Наша школа 0 03.12.2012 17:10
Экспедиция Нерль-2011. Наши впечатления. Яшель Наша школа 64 10.02.2012 20:41



Часовой пояс GMT +3, время: 09:37.


vBulletin skin developed by: eXtremepixels
Copyright ©2008 - 2018, CityCat. Перевод: zCarot
Форум Рассвет Сварога