Фотогалерея

Наука о чудесах
23.06.2012 19:34

 

Тибетская алхимия – наука о чудесах 

О необычных познаниях тибетцев в алхимии наслышаны, вероятно, все, кто интересуется культурой и традицией Страны Снегов. Однако удивительно, что, несмотря на множество упоминаний в популярной и научной литературе, алхимия Тибета до сих пор остается Terra Incognita, Неизвестной Землей даже для большинства профессиональных тибетологов.

Большинство авторов, затрагивающих тему тибетской алхимии, берут за основу то, что сообщает о ней выдающийся религиовед Мирча Элиаде в своей работе «Азиатская алхимия». Он подробно описывает алхимические системы и практики Индии и Китая, но по интересующему нас вопросу сообщает лишь, что «алхимия рано проникла на Тибет, куда ее принесли буддийские монахи тантрических школ, и автор одного алхимического трактата, “Расасары” (возможно, XIII в.), признается, что немало узнал от тибетских буддистов». 

Почему же до сих пор тибетская алхимия так мало изучена западными и российскими исследователями? Одна из причин состоит, несомненно, в том, что тибетские знатоки алхимии относятся к ней как к тайному, сокровенному знанию, для постижения которого требуется не только интерес, но и многолетняя практика и получение соответствующих посвящений. Другая причина – в сложности самого предмета тибетской алхимии, которая в одних аспектах представляет собой практику тантрического буддизма, а в других – примыкает к тибетской медицине. 

Попробуем слегка приоткрыть покров тайны над тибетской алхимической наукой и наметить некоторые контуры этой Неизвестной Земли. Начнем с того, что само представление о восточной, в том числе тибетской, алхимии возникло в европейской науке после знакомства с рядом традиций, удивительно напоминающих то, что известно под именем алхимии в Европе. Упомянутый уже Мирча Элиаде в «Азиатской алхимии» описывает разнообразные методы, которые должны вести к трансмутации металлов (прежде всего, превращению «простых» металлов в золото), а также к трансмутации человеческого тела, благодаря которой обретается бессмертие (или чрезвычайно большая продолжительность жизни). Эти методы могут также пониматься символически и мистически, благодаря чему целью алхимии становится духовное преображение человека. В книге Элиаде указываются две основные традиции «азиатской алхимии» – китайское учение дань и индийская расаяна. 

Подобные учения и практики мы встречаем и в Тибете. Каково их происхождение? Письменность появляется в Тибете в VII в. н.э., практически одновременно с принятием буддизма; она возникла на индийской основе, и первыми литературными текстами на тибетском языке были переводы с санскрита буддийских сутр. В последующие столетия сохраняется ориентация на индийскую традицию, которая становится основой тибетской буддийской культуры. Однако тибетская культура вовсе не стала «слепком» индийской, поскольку буддийская культура Индии была усвоена народом, обладавшим собственными культурными, в частности религиозными, традициями. Кроме того, тибетцы с большим интересом относились к опыту соседей, прежде всего, китайцев. Особенно это заметно в тех областях тибетской культуры, которые вошли в буддийскую культуру на правах «вспомогательных наук», в частности в астрологии и медицине, а также в алхимии. Основой тибетской алхимии послужила индийская традиция, а именно расаяна. Однако в Тибете эта традиция была дополнена опытом самих тибетцев, а также знаниями, почерпнутыми от китайцев. В том виде, в котором мы можем наблюдать тибетскую алхимию в современный период, она представляет собой самобытную область собственно тибетской культуры.

Итак, тибетская алхимия – это одна из традиционных наук Тибета. Как и другие области традиционного знания, она тесно связана с буддизмом; ее носителями всегда были преимущественно ученые ламы, которые рассматривали ее как учение и совокупность практик, помогающие тем, кто идет по пути к Просветлению. Какие же разделы включала эта наука? 

Во-первых, это гсер-гйур-рци «учение (о) превращении (металлов в) золото». Это та область, которая наиболее близка нашим представлениям об алхимии. В Индии она получила определенное распространение, особенно в поздний период. Однако, судя по всему, тибетцы не устраивали лабораторий и не пытались алхимическими путями получить золото из «неблагородных» металлов. В тибетской традиции это учение относится к сверхъестественной способности (сиддхи), благодаря которой буддийские йоги, достигшие исключительного успеха в своей практике, способны по собственному желанию (и безо всякого оборудования и химикалий) преобразовывать в золото любой материал, в том числе металлы. Например, в знаменитом сочинении «Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов», переведенном на тибетский язык, говорится: 

?Нагарджуна отправился в горы Гхадхашила, собираясь обратить их в золото на пользу живым существам. Сначала он превратил горы в сталь, затем – в медь. Но Манджушри предупредил его, что столько золота вызовет ссоры среди людей, и накопится зло. И Нагарджуна отказался от своего плана. С тех пор вершины Гхадхашила светятся тусклым желтоватым светом, как медная лампа.? 

Конечно, такими духовными способностями, по тибетским представлениям, обладают не только индийцы, но и великие тибетские практики. Однако эти сиддхи воспринимаются в буддийской традиции Тибета не как что-то самоцельное, а как побочное проявление высоких достижений мастеров буддийской йоги на пути к Просветлению. 

Алхимия «набирания соков» 

Другой раздел алхимии, получивший наибольшее развитие в Тибете, – это бчуд-лен – алхимия «набирания соков». Тибетское слово бчуд-лен представляет собой основное соответствие санскритскому слову расаяна. Как и многие другие тибетские кальки, оно основано на определенной трактовке исходного понятия. Понятие раса (сок, эликсир, ртуть) переведено здесь словом бчуд, означающим «жизненные соки; то, что делает организм молодым и здоровым»; слову яна соответствует глагольный корень лен (набирать), указывающий на основное назначение соответствующего метода – человек, в особенности, старый и больной, должен набрать утраченные соки, дабы снова стать молодым и здоровым и поддерживать обретенное здоровье и силы.

 Основным методом при этом является употребление определенных эликсиров, при составлении которых учитываются особенности конкретного человека. (Например, человеку с избытком «слизи» следует употреблять составы на основе «горячего» красного перца; при избытке «желчи» основным компонентом эликсира является мумие; для того, у кого преобладает «ветер», полезным является чеснок). Интересно, что в состав подобных эликсиров могут входить ртуть, сера, золото и другие компоненты, традиционно связанные с алхимией. Важной составляющей практики бчуд-лен является определенный образ жизни и осуществление буддийских практик, нацеленных на достижение долголетия. Эта область алхимии получила в Тибете наибольшее развитие; она может быть названа медицинской алхимией. 

В то же время буддийское мировоззрение придало алхимии «набирания соков» особый характер. Если, например, в китайском даосизме целью считалось обретение телесного бессмертия, то в буддизме подобная цель не могла считаться истинной; цель буддиста – выход из сансары и достижение Просветления, а не вечное пребывание в телесном мире. Жизнеописание буддийского святого (если он не избрал участь Бодхисаттвы, перерождающегося снова и снова ради помощи другим существам) заканчивается, как правило, его кончиной и достижением полного освобождения. Поэтому в буддийской культуре целью может быть не бессмертие, а лишь долголетие и поддержание до смерти здорового и бодрого состояния, позволяющего заниматься буддийской практикой. Так, современный тибетский врач Ринчен Тенцзин на вопрос о цели практики бчуд-лен ответил, что ее используют, чтобы не умереть раньше завершения начатой буддистом практики. 

Глубинную область тибетской алхимической традиции представляет «внутренняя алхимия». Это тантрическая практика, при которой преображению подвергается не только тело, но и ум практикующего. Великий тибетский ученый и практик Бутон Ринчендруб пишет о ней как о истинном очищении, осуществляемом тантрическим путем. Однако здесь мы приблизились к той сфере, знакомство с которой, по общему мнению тибетских наставников, требует длительной подготовки, принятия посвящений и соблюдения тантрических обетов… 

Традиция тибетской алхимии – науки о чудесах – жива и сейчас, и у тех, кто всерьез захочет найти путь в эту Неизвестную Землю, есть шанс найти проводника среди живущих в наши дни тибетских наставников.

http://www.imperia-duha.ru/article_529.html

карма1 (630x461, 91Kb)

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Комментарии модерируются администрацией!!!